Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Новости 2 » POLITPROS: ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛАНДШАФТ ПОСТСОВЕТСКОЙ ГРУЗИИ

POLITPROS: ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛАНДШАФТ ПОСТСОВЕТСКОЙ ГРУЗИИ 

25 лет — исполнилась круглая дата, как коммунисты сдали власть националистам в Грузии. Как показывают «всплывшие», наконец, на свет конкретные исторические факты и обстоятельства, сдана была тогда власть 2997по желанию и под давлением (!) высших чинов КПСС, сидевших в Кремле, но эта другая история.

За 25 лет «демократии» требования масс и, соответственно, обещания политических лидеров постепенно менялись. Изменения эти происходили по определённой внутренней логике.

Бесчисленное количество второстепенных или надуманных тем постоянно мутили сознание, хотя все основные политические баталии в постсоветский период разворачивались вокруг двух базовых тем:

1) отношения с Россией и 2) социальные проблемы. Несмотря на крикливые обещания со стороны всех (!) основных политических партий, они обходили стороной вопрос о механизме реализации их обещаний. Не в интересах политических партий было ставить в известность избирателей относительно конкретных путей и методов достижения намеченных целей! Однако, с другой стороны, и электорату не хватало сознательности, чтобы думать о таких земных вещах, как механизм достижения партиями декларируемых целевых установок. У избирателей из виду ускользал хитрый замысел политических лидеров ловко увиливать от выполнения предвыборных обещаний.

Попытаемся проследить как развивались баталии вокруг этих двух тем, что способствовало и что мешало народу Грузии в длительном и настойчивом восхождении к пониманию глубинных причин трагедии постсоветской эпохи. Через эту призму постараемся описать нынешний политический ландшафт, сложившийся в результате процесса формирования сознательности масс, и поразмыслить о перспективах парламентских выборов 2016 года.

НАТО или Россия? — вот в чем вопрос

Прошедшие в октябре 1990 года выборы в Верховный Совет Грузии, были единственными, которым сопутствовал фон безраздельной антироссийской (и антисоветской) пропаганды. Коммунистическая партия практически сама уступила власть националистическим силам. Это был период неодержимого «патриотизма», когда «непатриотической» объявлялась всякая ссылка на печальные экономические и социальные последствия «независимости». В глазах экзальтированных избирателей социальные лозунги работали против их декларирующих авторов.

Но, как и ожидалось, опустевший желудок в кратчайший срок сумел более чем убедительно повлиять на сознание и направить мысли заблаговременно «опустевших» голов в иное русло. Вследствие этого все(!) правящие партии, кроме националистов во главе с Гамсахурдия (первый президент постсоветской Грузии, свергнутый в начале 1992 г. вооружёнными сторонниками Шеварднадзе), приходили к власти, спекулируя на идее урегулирования отношений с Россией:

— так пришел к власти в свое время Э.Шеварднадзе, с которым были связаны надежды реинтеграции Грузии в постсоветское пространство;

— Единое национальное движение (ЕНД) и его лидер М.Саакашвили, на декларативном уровне ставили в один ряд такие цели, как борьба с коррупцией, улучшение социального положения населения и урегулирование отношений с северным соседом. Первый международный визит после «революции роз» М.Саакашвили нанёс в Москву;

— нынешняя правящая коалиция «Грузинская мечта» была массово поддержана именно потому, что она обещала снять враждебность в отношении к Российской Федерации.

Однако в программных документах ни у одного из упомянутых политических субъектов не был представлен механизм восстановления дружеских отношений с РФ. Более того, в предвыборных обещаниях политических лидеров не было и намёка на свёртывание пронатовской политики, но как раз последнее является главным условием реального улучшения отношений с Россией. Теперь же, когда имеется массовое понимание того, что без прекращения активного военного сотрудничества с НАТО диалог с Российской Федерацией является бесперспективным, ситуация изменилась: однозначную проамериканскую политику стали критиковать также и известные своими враждебными настроениями к России политические лидеры и партии, которые совсем недавно представляли НАТО «зонтом безопасности» от «российской угрозы». Искренне это или очередная уловка — другой вопрос.

2008 год — год перелома в сознании людей

Несмотря на многолетние усилия Единой Коммунистической партии Грузии, ведущей широкую агитационно-пропагандистскую работу весь постсоветский период, окончательный и бесповоротный перелом в сознании людей относительно вопроса — Россия или НАТО, произошёл в 2008 году.

Но почему для такого перелома понадобился военный кризис? Почему этого не произошло раньше?

Значительную роль в этом сыграли СМИ, весьма умело манипулировавшие вопросом территориальной целостности Грузии. Тема Абхазии и Южной Осетии, и особенно проблема десятков тысяч вынужденных переселенцев, оторванных от родных мест и проживающих в нечеловеческих условиях, травят сознание масс. Возымела действие многолетняя официальная пропаганда, задавшаяся целью, с одной стороны, cформировать имидж США, ЕС и НАТО как горячих сторонников территориальной целостности Грузии, а с другой — представить Россию как врага и главного виновника расчленения «маленькой и беспомощной республики». До сих пор с трудом преодолеваются последствия такой пропаганды.

Анализируя ситуацию, необходимо учитывать также многолетнюю, непрерывную, целенаправленную, комплексную работу США с целью переманивания на свою сторону общественности Грузии на фоне полного отсутствия таких усилий со стороны РФ. Соединённые Штаты щедро поддерживали и продолжают поддерживать проамериканские и русофобские настроения среди определённых общественных групп и зачастую способствуют формированию таких групп. В числе объектов пристального внимания американцев находятся: политические партии и неправительственные организации, СМИ, высшие учебные заведения, другие сегменты общества — научная интеллигенция, студенчество, деятели культуры и т. д.

Здесь следует отметить новую тенденцию: в поле зрения США теперь подпадает, скажем так, и «пророссийское» политическое пространство. Ранее такого не было: если американцы посредством своих марионеток раньше не действовали в этом направлении, теперь они сбросили и сюда свой «десант» перевёртышей и новоиспеченных «сторонников дружбы» с Российской Федерацией. Им дали «зелёный свет» и поручили соответствующую роль с целью исключения возможности усиления реальных пророссийских общественных сил.

Таким образом, в организации широкой русофобской пропаганды преуспевали не только СМИ, но и подавляющее большинство политических партий и лидеров, в том числе и те, которые приходили к власти, манипулируя темой улучшения росийско-грузинских отношений. Понять это не просто, тем не менее, все правящие партии, находившиеся у власти в разное время, объявляя США и НАТО безусловным стратегическим партнёром Грузии, одновременно обещали также и восстановление дружественных отношений с РФ. Фокусники политического цирка пытались совместить несовместимое! И ничего, это работало!

Ещё раз отметим, что конкретный механизм реализации намеченных целей приводится в качестве аргумента только тогда, когда политический субъект искренне стремится к реализации своих обещаний или в силу роста сознательности масс вынужден обосновать реальность программных установок даже при отсутствии соответствующего желания. Так вот, в сознании масс произошли качественные сдвиги в вопросе отношений с НАТО после 2008 года. Соответственно, под давлением общественного мнения с этого времени наблюдаются робкие упования на необходимость пересмотра отношений с НАТО и США.

Августовские события 2008 года сделали очевидным, что уверенность немалой части населения страны в том, что в критический момент добрый дядя Сэм устремится спасать любимую ему «Джорджию» от «злого российского медведя», — результат всего лишь агрессивно работающей пропагандистской машины. Эти же события в сознании масс породили сомнения, обезоруживающие ревностных приверженцев данной точки зрения. Подобная радикальная проамериканская позиция уже не имеет прежнего эффекта. Она справедливо воспринимается как русофобская пропаганда, завуалированная псевдопатриотической и антисоветской риторикой. Впрочем, антисоветизм везде, в том числе и в самой России, выступает как активная форма русофобии, что имеет свою объективную причину. Об этом убедительно и часто говорится в документах КПРФ и в выступлениях её лидера.

В силу этого, ни СМИ, ни политические лидеры, за исключением откровенно прозападных политических группировок, уже не утверждают, что членство в НАТО является единственным гарантом восстановления территориальной целостности Грузии;

Август 2008 года всем продемонстрировал несовместимость, более того, враждебность интересов НАТО и России на Кавказе. Популярная тема о близком распаде России тоже канула в прошлое.

Оказывается, иной раз танки, хотя затмевают взор, обильно поднимая пыль по пути следования, но эффективно освежают головы.

Обещаниями не накормишь

Ещё одной базовой темой, на которой беспрерывно концентрировали своё внимание все главные политические силы Грузии, является социальное положение населения.

Как известно, почти все постсоветское пространство живёт обещаниями. Грузия не стала исключением.

В своё время, правящая политическая партия Шеварднадзе сулила народу создание миллиона рабочих мест. Сменившая её политическая группа Саакашвили кричала о вопиющей социальной несправедливости и необходимости бескомпромиссной борьбы с коррупцией во властных структурах. В выборном 2012 году обязательство существенного смягчения невыносимого социального положения людей брала на себя и нынешняя власть. Более того, уже в 2016 году, то есть на четвёртый год своего правления. «Грузинская мечта» всем обещала вполне сносную, а то и беззаботную жизнь. Все перечисленные политические силы крикливо ручались покончить с безработицей, существенно увеличить размеры зарплат, пенсий и социальных пособий, в конечном счёте, переломить экономическую и социальную ситуацию в лучшую сторону, опять-таки не раскрывая при этом механизмов достижения столь благих целей.

Понятно, что буржуазные партии не будут обещать решительных социалистических реформ в сфере производственных отношений, но ни одна из правящих партий в Грузии не выходила не то что за рамки частнособственнической системы, но даже за рамки неолиберальной модели капитализма. Ни одна из упомянутых политических сил ни разу не давала даже намёка на введение элементов государственного регулирования социально-экономических процессов. Сказанное распространяется и на ныне правящую коалицию, пришедшую к власти на фоне печальных последствий стремительной и всеохватывающей либера-лизации экономики и социальной сферы, осуществлённой режимом Саакашвили.

Так протекли 25 посткоммунистических лет. Неудивительно, что отрезок времени длиною в четверть века, насыщенный драматическими событиями, оказался достаточным для массового осмысления необходимости качественного изменения экономической политики и введения государственного регулирования социально-экономических процессов. Обострение потребности масс в социализме обусловлена теперь уже не только, а может и не столько, удручающим социальным положением, а определяется ещё и осознанием своей бесперспективности в рамках постсоветской системы на ура принятой в своё время населением той же Грузии.

Мы уже отмечали, что 2008 год послужил звонким будильником и многим открыл глаза, чтобы воочию увидеть правильный ответ на вопрос: НАТО или Россия? Так вот, к «заслугам» режима Саакашвили смело можно причислить относительно быстрое «отрезвление» трудового народа и в другом вопросе — как реорганизовать социально-экономическую жизнь?! Ниже попытаемся подробнее показать, как именно неутомимый и безудержный Михаил преуспел и в этом направлении.

Кстати, заметим, что, несмотря на высокую востребованность со стороны масс, давать обещания относительно существенных социально-экономических преобразований оказалось сложнее, чем делать заявления относительно изменения внешнеполитического курса. Поэтому не должно удивлять появление мелких политических групп, делающих радикальные заявления относительно корректировки внешнеполитических целей, связанных с НАТО, но идущих на попятную, когда речь заходит о социально-экономических проблемах внутри страны. Политических партий, предлагающих обществу упразднение монополии олигархических групп и национализацию отраслей, в стране практически не сыскать. Ведь для громогласного декларирования таких целей необходимо иметь определённо, а то и радикально левые позиции.

Мишико — «повивальная бабка» истории

Систему, созданную в Грузии Михаилом Саакашвили, Джордж Буш младший на весь мир провозгласил «маяком демократии». Исходя из американского понимания демократии, он был абсолютно прав! Ведь, с точки зрения подобных Бушу «деятелей», под «демократией» подразумевается определённая система ультралиберальных экономических отношений с соответствующей юридической надстройкой. Саакашвили, по крайней мере, для постсоциалистического пространства, действительно создал своего рода классическую систему неолиберального капитализма. Эта система весьма схожа с пиночетовским вариантом «демократии», во всех главных чертах повторяя его, включая даже собственное «незаконное рождение» в результате силового переворота.

Однако «маяк демократии» был построен не на пустом месте, и далеко не благодаря похотливости тщеславного лидера «революции роз». На развалинах социализма, под натиском обвальной приватизации из кромешного шеварднадзевского хаоса постепенно стала вырисовываться и выстраиваться строгая политическая и экономическая системы, где (как ни парадоксально) всё было расставлено по местам! Здесь прослеживается определённая внутренняя логика. Грузия стала мечтой постсоциалистических олигархов. Сюда наносили визиты официальные делегации стран СНГ и Восточной Европы, чтобы изучить «удивительные» результаты деятельности кавказского Пиночета. Даже некоторые высшие чины России не смогли скрыть своё восхищениё «порядками» в недружественной «Джорджии».

Дело в том, что, в отличие от Грузии, большинству указанных государств не удавалось преодолеть «постшоковое» состояние «брожения», которое в конце концов должно было сформироваться в чёткую систему власти финансовых группировок с соответствующим олигархическим порядком, исключающим в низовых звеньях государственного управления и полиции массовое проявление бюрократизма и взяточничества, с вытекающим из этого искоренением мелкой преступности и бандитизма. То есть все «лишние» проблемы (у олигархической системы «своих» неотъемлемых проблем хватает), усугубляющие положение трудящихся, должны были быть пресечены железной рукой с целью сдерживания социального недовольства, что блестяще было осуществлено в маленькой Грузии.

Утверждение политического режима, держащего под строжайшим контролем все сферы общественной жизни, было возможно лишь в результате аккумулирования крупнейших источников доходов в руках теснейшим образом связанной группы лиц, составляющих ядро олигархического правления. Монополизация и централизация всего (!), без исключения, наличествующего в Грузии среднего и крупного капитала Михаилом Саакашвили были осуществлены, можно сказать, молниеносно. Сращивание капитала с политической властью было открытой и бесцеремонной. Кампания конфискации ранее награбленного имущества у шеварднадзевских бандитов шла под благовидным предлогом борьбы с коррупцией. Отказ от «добровольной» передачи властям материальных и финансовых активов для их владельцев был связан с риском поплатиться отнюдь не только свободой, но и головой. Решительность, проявляемая олигархической властью при реализации своих целей, придавала событиям (которые логикой целенаправленного разрушения социалистического устройства общества должны были везде иметь место) высокую динамичность и стремительность. Головокружительные темпы и доведение всех вышеописанных реформ до логического конца — вот особенность правления кавказского Пиночета — М.Саакашвили. Ускоряя процессы, этот авантюрист послужил «повивальной бабкой» постсоветской истории Грузии.

Независимо от классовой сущности надстройки, современному уровню технологий и производительных сил соответствует централизованное в сочетании с действительной демократией управление производственными и, более того, всеми общественными процессами.

С этой точки зрения, «рынку», «конкуренции» и прочим прелестям рудиментам капитализма двухсотлетней давности не оставлено ни малейшего шанса. И бедная «Джорджия», так страстно выпестованная Михаилом из некогда социалистической Грузии, прошедшей через постсоциалистический хаос шеварднадзевского периода, не является исключением. События последних 25 лет представляют собой воплощение логики превратного развития: высокопарный «патриотизм» национальных и националистических движений конца 1980-х посреди обломков социализма расчистил дорогу прагматичному, циничному и абсолютно космополитичному неолиберальному капитализму. Впрочем, как раз последний и стоял за спиной антисоветского высокопарного национализма 80-х.

«Взлёт» и падение режима Саакашвили

Итак, неолиберальная теория устройства общества нашла в Грузии усилиями Саакашвили своё идеальное или почти идеальное воплощение. Ход процессов в этой закавкавказской республике интересен именно тем, что неолиберальная реформа здесь была доведена до логического конца. Опережая бывшие социалистические страны в высокопарном шествии по этому тупиковому пути, практика «Джорджии» выявила закономерные для подобного развития кризисные явления и возможные политические сценарии их разрешения. Хотя так называемое разрешение «неолиберального противоречия» октябрьскими выборами 2012 года само оказалось противоречивым.

Однако ещё раз коснёмся «цветных реформ» и попытаемся кратко описать ситуацию, царившую в стране до парламентских выборов 1 октября 2012-го, в результате которых пал режим Саакашвили.

Проводившиеся в течении девяти лет режима неолиберальные «реформы» отличались бескомпромиссностью и особой агрессивностью. Было осуществлено максимально возможное разгосударствление всех сфер экономики и социальной инфраструктуры: все заводы и фабрики, которые худо-бедно, но функционировали, оказались в частных руках; вся энергосистема, включая гидроэлектростанции, системы электропередачи, распределения природного газа и водоснабжения были приватизированы. Перешли в частные руки природные ресурсы, леса, морские порты и т. д., и т. д. Процесс тотальной приватизации подразумевал одновременную концентрацию и централизацию капитала в руках нескольких ведущих фигур правящего клана. Все основные потоки доходов были монополизированы. Был монополизирован весь импорт и экспорт. Последние стали особо важными, эффективными источниками быстрого обогащения местной олигархии. Монопольное право назначения цен на импортируемые товары, с одной стороны, узурпаторам этого права сулило неслыханное обогащение, а с другой — предполагало полное уничтожение внутреннего производства, целых отраслей сельского хозяйства и промышленности. Причём всё происходило в полном соответствии с рекомендациями Международного валютного фонда. Молниеносное и сказочное обогащение мизерного меньшинства сопровождалось резким падением уровня жизни подавляющего большинства.

Отказ государства от рычагов прямого влияния на экономические процессы в условиях потери в лице России основного внешнего рынка, а также и в силу проводимой соответствующей рекомендациям МВФ и ВТО экономической политики практического уничтожения внутреннего рынка, привели экономику к полной остановке. Грузия практически жила за счёт денежных переводов из-за рубежа. Можно выделить два основных потока финансирования. США (в целом Запад) финансировали правительство, его милитаристические и коррупционные запросы, силовые структуры, жизненно важные системы функционирования общества. Население страны поддерживалось трудовой эмиграцией.

Система образования была «реформирована» в соответствии с требованиями болонского процесса. Качественное среднее и высшее образование можно было получить только за большие деньги и только в частных образовательных заведениях. Систему здравоохранения также перевели на платную основу. Резко выросли цены на медикаменты и медобслуживание. Были отменены все социальные гарантии трудящихся. Трудовое законодательство по отношению к рабочей силе стало одним из самых дискриминационных во всём мире.

В результате Грузия была охвачена глубоким социальным кризисом, недовольство населения заглушалось жесткими репрессиями. Неолиберализм всё больше и больше проявлял свою фашистскую сущность. Мы не случайно используем этот термин, ведь налицо были все или почти все основные признаки фашизма: социальная демагогия, национализм и русофобия, милитаризация, тотальный контроль всех сторон общественной жизни, свёртывание буржуазной демократии, антикоммунизм, монополизация и централизация экономических процессов и даже мистификация, как немаловажный элемент официальной пропаганды. Всё это при любой благоприятной возможности сразу могло вылиться в политический кризис. К осени 2012 года так и произошло.

Необходимость поворота влево хотя бы в рамках частнокапиталистической системы стала очевидной. Без такого поворота исчерпавшая себя и парализованная система должна была рухнуть под собственной тяжестью. Следовательно, свёртывание неолиберального безумия стало насущной необходимостью и для самих господствующих кланов. Произошёл раскол в правящей олигархической верхушке. Сформировалась мощная буржуазная оппозиция, готовая смягчить описанную экономическую линию и полицейский произвол, повести более умеренную внешнюю политику.

Скованная власть — падение без взлёта

2012 год, безусловно, был годом освобождения. В результате парламентских выборов народ свергнул ненавистный ему откровенно фашистский режим. Девятилетнему периоду бесцеремонного, наглого авантюризма был положен конец.

Был положен конец политическому террору: из тюрем были выпущены политические узники и незаконно осуждённые, в тюрьмах и специально сооружённых в гуще лесов тайниках не насилуют заключенных; на улицах не убивают общественных и политических деятелей, в Чёрном море не топят инакомыслящих и непокорных, отстреливая их в затылок.

«Грузинская мечта» во главе с миллиардером Б.Иванишвили, унаследовавшая от прежнего режима описанную систему устройства грузинского общества, не стала её существенно преобразовывать. Она только сгладила углы и устранила перегибы, которые, с её точки зрения, выходили за рамки допустимого. Новая власть задалась целью смягчить социальное напряжение. В области экономики была предпринята попытка оживить те направления, которые могут принести результат в короткие сроки с меньшими затратами. В первую очередь, это сельское хозяйство и пищевая промышленность. Законодательно были разрешены коллективные хозяйства. Новое правительство, с одной стороны, попыталось оживить местное производство, с другой — оградить внутренний рынок от импортёров дешёвых товаров. Вновь был открыт жизненно важный российский рынок для грузинских вин, фруктов и зелени. Тем не менее, несмотря на подобные практические усилия, цены на основные товары потребления не снизились. Наоборот, реальный доход населения страны ощутимо упал, а на данный момент социальное положение в Грузии стало и вовсе катастрофическим.

Единственная сфера, где наблюдается ощутимое облегчение — эта сфера здравоохранения, где была задействована система всеобщего страхования. Но и в этой сфере чувствуется напряжение и неуверенность в связи с недостаточностью ресурсов. Без включения государства, как главного механизма реализации, все прогрессивные намерения обречены на провал.

Почти сразу пала напряжённость в российско-грузинских отношениях. Резко прекратилась агрессивная официальная риторика в адрес России, Абхазии, Южной Осетии. Был назначен специальный представитель по переговорам с Российской Федерацией, в основном по экономическим и гуманитарным вопросам. Можно предположить, что эта форма прямого контакта с РФ (формат Карасин — Абашидзе) в дальнейшем перерастёт в политический диалог. Но вопрос — что принес стране, ознаменованный сменой власти 2012 год? — имеется краткий ответ: ничего больше!

По-прежнему проводится проамериканская внешняя политика. Главнейшей внешнеполитической целью вновь провозглашается интеграция Грузии в Евроатлантическое пространство. Поблизости от Тбилиси организуется так называемая тренировочная база НАТО. Перспективы же присоединения Грузии к интеграционным образованиям, появившимся на территории бывшего СССР, на официальном уровне не обсуждаются даже теоретически.

Новая власть пытается сгладить острые углы во внешней и внутренней политике, не выходя за рамки неолиберальной модели капитализма. И как результат, действия нынешней власти по всем направлениям скованы, нерешительны, половинчаты. Её действия скованы также и по причине присутствия мощнейшей проамериканской оппозиции, как некоей системы противовеса и сдерживания.

США и ЕС приложили немалые усилия к тому, чтобы сохранить существование бывшей правящей партии «Единого национального движения» (партия М.Саакашвили), причём за этой преступной организацией был закреплён статус главной оппозиционной политической силы.

Вскоре стали проявлять свои истинные лица и скрытые намерения ряд политических партий и лидеров, входящих в состав победившей коалиции «Грузинская мечта». В первую очередь, это партия бывшего министра обороны Грузии И.Аласания, который ушёл в отставку с громкими заявлениями проамериканского и антироссийского толка, находясь с визитом в Вашингтоне. Эти заявления не были согласованы с правительством и вызвали резкую реакцию со стороны премьер-министра. Аласания стал сегодня центром притяжения всех радикально проамериканских политических групп Грузии, как парламентских, так и непарламентских.

Ещё один субъект правящей коалиции — Республиканская партия, члены которой занимают ряд ключевых постов в парламенте и правительстве страны (например, один из лидеров партии Д.Усупашвили является председателем парламента, а его жена Т.Хидашели, лидер этой партии, — министром обороны Грузии), судя по декларируемым целям в области безопасности и внешней политики, весьма близка с ЕНД. Можно предположить, что в случае кризиса Республиканская партия, впрочем, как и президент страны, примкнёт к политическим силам с явными евроатлантическими устремлениями.

По признаку внешнеполитической ориентации на политической авансцене Грузии можно выделить три основные группы политических партий и лидеров.

Первая — откровенно проамериканская и антироссийская группа, включая ЕНД, объединяется вокруг И.Аласания. Вторая — «умеренная» правоцентристская группа в лице правящей партии «Грузинская мечта». Речь идёт именно о партии, а не о коалиции «Грузинская мечта», в состав которой входит одноимённая партия. Однако, как было отмечено, коалиция включает влиятельную Республиканскую партию, которую никак нельзя причислить к числу «умеренных». Республиканская партия скрыто поддерживает ультраправые проамериканские силы и в случае острого кризиса покажет своё истинное лицо. Да и правящую партию можно называть умеренной, лишь сравнивая её с ЕНД — бывшей партией власти. «Грузинскую мечту» никак нельзя считать политической силой, предпочитающей нейтральную позицию во внешнеполитическом курсе. Более того, будучи правящей, она проводит проамериканскую внешнюю политику.

Есть ещё одна, с лёгкой руки журналистов воспринимаемая как «пророссийская» группа политических сил с центром вокруг партии «Объединённые демократы» во главе с экс-председателем парламента и одним из лидеров «революции роз» Нино Бурджанадзе. К последней группе относят также и сыскавшую определённую популярность партию «Альянс Патриотов».

Кто такая тётя Нино из Тбилиси?

Считаем необходимым более подробно охарактеризовать последнюю политическую группировку, поскольку, декларируя лояльность к общим грузино-российским интересам, она явно вводит в заблуждение общественность и Грузии, и России. Дело в том, что идея восстановления союзнических отношений с РФ находит всё более широкую поддержку среди населения страны, а политики пытаются набрать

на этом рейтинг. Сразу оговоримся: несмотря на то, что Н.Бурджанадзе и ей подобные лидеры сами не считают себя «пророссийскими» (да и мы не считаем их таковыми), благодаря созданному с помощью СМИ имиджу в глазах избирателей они таковыми являются. Поэтому позволим себе условноименовать их пророссийскими политическими лидерами.

Хотел бы обратить внимание читателей на один интересный факт, имевший место в информационном пространстве Грузии летом 2015 года: согласно исследованиям Национального демократического института США, вступление Грузии в Евразийский союз поддерживают 31% опрошенных! Удивительными являются не цифры, которые явно занижены как минимум в 2 раза, а то обстоятельство, что внезапно американское учреждение объявляет: треть населения Грузии за вступление страны в Евразийский союз! Прозападные СМИ и учреждения никогда раньше не признавали, что такое впечатляющее количество жителей Грузии за союз с Россией.

Ещё один заслуживающий внимания факт: всё большее количество высокопоставленных прозападных чинов и видных проамериканских общественных активистов заговорили о реальности появления пророссийской фракции в парламенте Грузии впервые за постсоветский период! Такое заявление вдруг делают «деятели», до этого все время кричавшие об абсолютной бесперспективности и безнадёжной маргинальности пророссийских сил!

Эти новые «нотки» впервые «легализуют» и придают респектабельный вид «пророссийским силам», но только — определённым, избранным. Впервые за длительный период западные СМИ не пытаются маргинализовать эту самую «пророссийскую» силу. Более того, замалчивая деятельность подлинных друзей РФ, СМИ способствуют популяризации именно партии Н.Бурджанадзе и других лидеров, в один прекрасный момент изменивших свою русофобскую риторику (примечательно, что буквально недавно СМИ, включая влиятельный проамериканский телеканал Рустави-2, контролируемый приспешниками Саакашвили, широко начали «пиарить» новоиспеченного пророссийского лидера Паату Бурчуладзе).

Все эти симптомы с высокой вероятностью знаменуют существенные изменения в тактике американцев в деле контроля политического пространства Грузии. Американцы шагнули в «пророссийское пространство», которое ранее было оставлено «беспризорным» политическим силам, своеобразным «Дон Кихотам», оно было ненужным никому, в том числе и России, Тут действовали ЕКПГ, партия «Нейтральная Грузия»… Впервые самими американцами расчищается дорога для «своих пророссийских сил». Ранее такими привилегиями пользовались исключительно только проамериканские силы. Расчищается дорога «десанту», брошенному в это пространство, дабы не дать возможность окрепнуть «неблагонадёжным» претендентам на важнейшую ныне нишу.

Так Запад пытается заблокировать реально антиамериканские общественные и политические силы.

Соответственно, «своим пророссийским» силам американцы дают возможность слегка критиковать политику США и излишнюю приверженность Грузии к евроатлантическим «ценностям». Дали добро на поездки в Москву и заигрывания с официальной Россией. По всей вероятности, группировка Бурджанадзе, облачившаяся в мантию страстного сторонника мира и дружбы с РФ, Абхазией, Южной Осетией, благополучно была пущена в непривлекательное доселе политическое пространство! Новым обстоятельствам в обществе, когда происходят качественные изменения в настроениях людей, соответствуют новые меры для их контроля. Политический ветер стал менять направление и веет он уже с противоположной стороны. И чуют янки силу перемен! И действуют своевременно и ловко!

Н.Бурджанадзе, как центр притяжения «пророссийских сил», воплощает в себе все характерные черты подобных политических игроков, которые появились и будут появляться как грибы после дождя по мере приближения выборов. Таковой является к примеру появившаяся на политической авансцене группировка Пааты Бурчуладзе. Известный в мире, в том числе, в России, оперный певец, снискавший в Грузии доброе имя филантропа и благодетеля и позиционирующий себя как «пророссийский» общественный деятель, заявляет о намерении принять участие в парламентских выборах. Так вот, политическая группировка П.Бурчуладзе повторяет все характерные признаки политической команды Н.Бурджанадзе: являясь приближенным лицом к Саакашвили, «известный бас» имеет русофобское окружение. Что же касается позиции по главным принципиальным вопросам, она весьма сумбурна. Более того, Бурчуладзе не решается даже на однозначную критику экс-президента. Такую характеристику можно распространить и на упомянутую выше политическую партию «Патриотический Альянс»: последняя, хотя и остро критикует прежний режим, но позиция в вопросе НАТО — Россия тоже абсолютно сумбурная. В «Альянсе» обильно сосредоточены русофобские элементы.

Именно потому, что Н.Бурджанадзе является самым известным политическим лидером, сосредоточившим в себе все характерные признаки политических сил, выдаваемых за пророссийские, считаем небесполезным ещё раз заострить внимание на её персоне. По нашему глубокому убеждению, Бурджанадзе ошибочно рассматривать как надёжного партнёра России. Повторяем, что очень важной является следующая деталь: её окружение составляют явные русофобы (антисоветчики и представители так называемого национально-освободительного движения), которые не скрывают негативного отношения к России и стыдливо оправдывают свою «пророссийскую» позицию политической конъюнктурой!

Бурджанадзе никогда не декларировала чёткой цели — полного прекращения сотрудничества с НАТО и восстановления теснейшего военно-политического союза с Российской Федерацией.

В своих выступлениях она ограничивается лишь формулировкой, что Грузию в состав НАТО никто не собирается принимать, что надо нормализовать отношения с РФ. Что касается вопросаприсоединения Грузии к ЕврАзЭС, Бурджанадзе никогда не заявляла о необходимости интегрирования страны в евроазиатские структуры. Примечательно, что в отношениях с РФ она никогда не использовала слово «дружба». В этом смысле нет никакой разницы между правящей властью и г-жой Бурджанадзе, если не принимать во внимание то, что она наносит визиты в Москву, а высшие официальные лица Грузии — нет.

С полной уверенностью можно сказать, что эта так называемая «пророссийская» политическая группировка после выборов отойдёт даже от декларируемой ею вялой и сумбурной «пророссийской» позиции.

В своих выступлениях Бурджанадзе и сейчас (как правило, сразу после каждого возвращения из Москвы) не упускает возможности напомнить избирателю об «ошибках и преступлениях», допущенных Москвой по отношению к Грузии. Важный момент: из-за русофобской позиции в прошлом (избиратели ей об этом напоминают на каждом шагу) и в силу нынешнего антироссийского настроя своего окружения Бурджанадзе вряд ли сможет сплотить вокруг себя весь пророссийский электорат. В силу этого немалая часть голосов будет потеряна на важнейших выборах 2016 года.

Поддерживая исключительно только эту политическую команду (или группы подобного рода), Россия получит совершенно ненадёжного партнёра в парламенте Грузии, тем более, что позиция таких людей меняется в худшую сторону, как только они обретают официальный статус и добиваются своих промежуточных целей.

Итак, о минусах подобных «пророссийских» политиков и их команд:

— они не смогут аккумулировать весь пророссийский электорат в силу: а) своего политического прошлого; б) нечёткости позиции в вопросе восстановления стратегического союза с РФ;

— аккумулировать весь пророссийский электорат они не смогут также из-за своих взглядов правого толка: идея союза с Россией поддерживается в основном обездоленной частью населения, то есть левым электоратом, немалая часть которого не будет голосовать за партию или альянс правого толка, даже если они пророссийские. Ниже мы попытаемся обосновать актуальность соединения левой идеи с идеей союза с РФ;

— наконец, самое главное: сомнительные политики и их сподвижники не только до выборов и для выборов, но и после выборов будут играть отрицательную роль уже в другом статусе и с другим размахом! Заняв парламентские кресла вместо реальных друзей России, парламентская трибуна не станет консолидирующей и организующей силой всех прогрессивных общественных сил Грузии. Более того, присутствие в парламенте политиков-приманок будет дезориентировать людей, направлять их на ложные цели. Реальная борьба за общие интересы Грузии и России будет подменена говорильней и фасадными действиями.

Будут потеряны драгоценное время и большие средства, а значит, верный шанс сближения Грузии с Россией!

Электорат

Чуть подробнее остановимся на некоторых сегментах «пророссийского» электората.

Сначала — об упомянутом обездоленном или «нищенствующем электорате». Безработица в Грузии зашкаливает. Её реальный показатель: около 70% экономически активного населения. К безработным можно причислить множество жителей городов и сёл, в том числе тех, которые владеют земельными участками, но лишены стабильного дохода. Эта значительная часть населения ожидает улучшение своего положения от левого поворота в экономике и от восстановления прямых экономических связей с Российской Федерацией, что неминуемо «подогреет и заведёт» замороженную часть производственного потенциала Грузии. Нищенствующий электорат ожидает экономического подъёма только в союзе с РФ, потому он является и левым, и пророссийским одновременно.

К указанной группе пророссийского, но также и однозначно левого электората можно причислить часть занятого населения, от которой правым политическим силам не следует ожидать поддержки. За усиление роли государства в экономике при соответствующей пропаганде будут голосовать рабочие и инженерно-технический персонал метрополитена, железных дорог, портов, действующих предприятий, таких, как Руставский металлургический, Зестафонский завод ферросплавов, Чиатурманганум или Ткибульские шахты и т. д.

Как отдельную группу можно выделить рядовых сотрудников госучреждений, в том числе министерств, банковского сегмента и частных фирм — все они потенциально левые избиратели. Осознавшие свои интересы представители этой части электората не должны голосовать за политические объединения правого толка. Ведь высокая степень интенсификации их труда не компенсируется соответствующей заработной платой. Хотя, страхуясь от чрезмерного оптимизма, и этот сегмент посчитаем относительно восприимчивым к призывам социального характера. Нейтральным его будем расценивать и в вопросе о союзе с Россией, учитывая, что его представители всё же получают какую-то зарплату и имеют отчасти стабильное положение, независимо от того, восстановятся ли тесные экономические отношения с РФ или нет. Но однозначно можно утверждать, что эта часть избирателей также не симпатизирует «правым».

Людей пенсионного возраста также следует причислить к левому электорату, во-первых, из-за испытываемой ими ностальгии по советскому прошлому и, во-вторых, из-за их социальной принадлежности в основном к обездоленной части общества. Многие из них будут голосовать за левый блок и за союз с РФ.

Теперь остановимя на той части избирателей, которые симпатизируют политическим силам правого толка. Из потенциально правых избирателей к пророссийским можно отнести представителей частного капитала, бизнес которых связан с российским рынком, к примеру, владельцев винзаводов. Но они составляют незначительную часть электората, которая как раз и является самой реальной и единственной опорой для лидеров типа Бурджанадзе (если не появится левый пророссийский конкурент).

Одним словом, соединение левой идеи с требованием восстановления союза с Российской Федерацией представляется абсолютно необходимым условием для аккумулирования максимально возможного числа избирателей с целью реализации главной задачи исторического момента — изменить политический ландшафт Грузии.

Конечно, речь идёт только о возможностях, а не об освоении той части электората, которую можно отнести к нашим потенциальным сторонникам. Для того, чтобы весь описанный потенциал пошёл за сильным левым пророссийским блоком с участием ЕКПГ, нужна хотя бы минимальная материальная база и неустанная, широкомасштабная работа коммунистов на местах.

Ещё о «безнадёжной части» электората. Студенчество Грузии отличается в основном прозападными настроениями. Во-первых, его сознание травят СМИ. Во-вторых, все крупные вузы захвачены проамериканским частным капиталом, который формирует вузовскую администрацию и определяет профессорско-преподавательский состав. Студенчество в большинстве своём будет голосовать за правых и, конечно же, не за союз с РФ. Поэтому оно не является электоратом ни одной из пророссийских политических сил — ни правых, ни левых. Остаётся лишь надеяться на изменение ситуации в будущем. К «безнадёжной» части избирателей можно отнести и прозападную интеллигенцию, сотрудников огромного множества НПО, высокооплачиваемых сотрудников банковского сектора и экономических структур, связанных с Западом.

Россия и социализм — «гремучая смесь»

и другие факторы успеха

Мы рассматривали две основные темы постсоветской Грузии, вокруг которых будут развернуты баталии в связи парламентскими выборами 2016 года.

С большой уверенностью можно предсказать, что успехов добьётся та политическая сила, которая выдвинет ожидаемые электоратом цели — восстановление дружбы с Россией и решение социальных проблем. Соединение ожидаемых ответов в этих двух вопросах любой политической силе принесло бы сильнейший синергический эффект.

Предполагаемая «гремучесть» соединения этих целей состоит в том, что по отдельности эти цели не будут столь «соблазнительны», как при их соединении. Тем более, что имеется одно немаловажное обстоятельство: указанные два вопроса увязаны друг с другом. Основной частью населения вопросы улучшения социально-экономического положения и урегулирования отношений с Россией воспринимаются как теснейшим образом взаимосвязанные. Это происходит на фоне полного разочарования от экономической интеграции с ЕС, которая оказалось мнимой, более того, ущербной для неконкурентной грузинской экономики. На вопрос: «Почему поддерживаете вступление Грузии в Евразийский союз?», — из числа поддерживающих вступление в Евразийский союз примерно 71% отвечает, что это улучшит состояние экономики Грузии.

Но не одна из сейчас влиятельных политических сил Грузии, включая партию Бурджанадзе, не намерена рассматривать вопрос сближения с Россией вместе с левой идеей.

Все эти годы, обещая решить два этих вопроса, разные политические силы и не помышляли о разработке реального механизма их реализации. Но так как население дозрело до понимания беспредметности такой риторики, успехом у электората политические силы могут пользоваться лишь в том случае, если они предложат обществу, наряду с целевыми установками, и чётко обозначенные, соответствующие обещаниям механизмы их реализации. В этом можно рассмотреть качественно новое, отличное от всех предыдущих предвыборных периодов условие успеха. Если говорить конкретнее, на данный момент народ ожидает следующего чёткого посыла: отказ от обслуживания интересов НАТО, с одной стороны, а с другой — переход от неолиберальной модели экономики к кардинальному усилению роли государства в экономике и социальной сфере.

Присутствует ещё один существенный фактор. Люди устали от одних и тех же лиц и партий, которые в зависимости от политической конъюнктуры в разное время декларировали противоположные цели. Теперь все будут смотреть на политическую биографию и практику участвующих в выборах субъектов. Избиратель будет поддерживать политические субъекты с учётом их прошлых обещаний и действий. В этом нынешний избиратель видит определённую гарантию, что слово и дело поддерживаемых им сил не будут расходиться.

С этой точки зрения ни одна (!) из трёх перечисленных политических групп, определяющих нынешнюю политическую погоду, не может заручиться надёжной поддержкой — они давно потеряли доверие в глазах населения Грузии. Общество находится в ожидании новой политической силы, решительной, с понятными и чёткими целями и механизмами их осуществления, с одной стороны, а с другой — с незапятнанной репутацией. Если быть конкретным, население ожидает политическую силу, которая придёт к выборам провозглашая две основные цели — прекращение сотрудничества с НАТО и на базе этого теснейшее сотрудничество с Россией и левый поворот.

Немедленные практические шаги к восстановлению стратегического партнёрства с РФ, интеграция Грузии в единое пространство безопасности с участием России и стран СНГ, вступление в Таможенный союз и последующая интеграция Грузии в ЕврАзЭС, отказ от регулирования экономики и социальной сферы через бизнес и посредством бизнеса и провозглашение государства главным регулирующим субъектом этих сфер — вот чего ждут избиратели от новых политических сил и их лидеров.

Наше мнение подтверждается недавно проведённым опросом, который охватил 28 тысяч респондентов, принадлежащих разным социальным группам со всех регионов Грузии. Опрос проводила американская неправительственная организация «Институт многоканальной дипломатии», руководимая Джоном Макдональдом, бывшим послом США в ООН. Так вот, 83—84% (!) опрошенных не доверяетнынешнему политическому истеблишменту. Это касается основных политических партий, включая правительственную. 35% опрошенных ждёт появления новой политической силы. Социологи отмечают высокую социальную напряжённость и необходимость «политических и структурных реформ», «общественной трансформации», избрания «нового пути» с целью предотвращения социального взрыва.

Необходимо отметить ещё один важный момент. Население смотрит на степень уважения, которой пользуется политический лидер или партия в российском, абхазском или осетинском обществах. Понятно, что вышеперечисленные цели могут осуществить те, у которых есть достаточное доверие в России, Абхазии, Южной Оетии. Как было отмечено, в этом отношеним большую моральную поддержку Россия оказывает группировке Бурджанадзе, демонстрируя определённое внимание к ней на высшем официальном уровне. Другой вопрос, насколько адекватным выглядит такое внимание, оказанное российской стороной, в глазах населения Грузии.

Подытоживая изложенное, подчеркнём, что решающими факторами для успеха в выборах 2016 года будут:

— Соединение идеи стратегического и бесповоротного единения с Россией и левой идеи, восстановление основ социализма;

— Выдвижение чётко сформулированных реальных механизмов достижения этих целей;

— «Правильная» политическая биография;

— Признание политического субъекта со стороны российского, осетинского, абхазского общества как надёжного партнёра.

Для чего ещё нужна левая идея?

В заключение нужно ответить на вопрос: в чём перспектива при таких запутанных условиях, когда населению трудно определить кто есть кто на самом деле, когда ещё и времени в обрез, а ресурсы по-прежнему в руках проамериканских реакционных сил?

Духовное (религиозное), культурное, историческое родство двух народов, которыми апеллируют активизировавшиеся пророссийские политические группы в Грузии, разумеется, — немаловажный фактор, однако этого совершенно недостаточно для стабильного, устойчивого и быстрого становления и укрепления коалиции прогрессивных общественных сил, которые могли бы переломить ситуацию. При этом отметим, что относительно «общей религии» у нас есть, мягко скажем, «специфическая» позиция (ссылка на общую религию приводит лишь к мнимому и кратковременному эффекту).

Только левая идея, идея социальной справедливости и благополучия, прямо скажем — идея социализма является стабильным и «долговременным» фактором, который поможет быстро набрать силы и авторитет.

А это очень важно, для того чтобы преодолеть острую нехватку времени и обрести утраченную в период девятилетнего фашистского правления инициативу: до приближающихся парламентских выборов остаётся меньше года.

Хочу выразить твёрдую уверенность, что в тесном союзе с трудовым народом в Грузии появится политическая сила или объединение сил, которые сумеют переломить ситуацию. Если не опоздать, то благоприятные объективные условия, которые сложились сегодня, призовут к жизни соответствующий субъективный фактор — новую политическую силу, которая обеспечит завершение 25-летнего периода безраздельного влияния проамериканских сил на политической авансцене Грузии.

Мы готовы сотрудничать со всеми во имя этой важнейшей политической цели.

ПИПИЯ ТЕМУР ИОСИФОВИЧ, председатель ЦК Единой Коммунистической партии Грузии.

http://www.politpros.com/journal/read/?ID=5218&journal=190

Прочитано: 440 раз(а)

Оставить комментарий

Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA