Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Новости 2 » Новости Узбекистана. Высшее образование в Узбекистане: Коррупция, замшелость и никакой свободы

Новости Узбекистана. Высшее образование в Узбекистане: Коррупция, замшелость и никакой свободы 

studСовременная система образования Узбекистана погрязла в мздоимстве и чинопочитании. Чиновники министерства образования прекрасно осведомлены, что наиглавнейшая цель большинства преподавательского состава – не качественное обучение студентов, а умение делать на них деньги. Студенты же, не имея ни права голоса, ни свободы выбора, вынуждены приспосабливаться, лишь бы добраться до финальной «корочки». Инициативы редких смельчаков по совершенствованию образовательного процесса, пришедших в вуз за профессиональными знаниями и навыками, гасятся на корню. Оказывается, выделяться из ряда сверстников не только «не модно», но и чревато репрессиями, вплоть до отчисления по формальным причинам.

По-хорошему, в Узбекистане должны функционировать и частные вузы, что создало бы здоровую конкуренцию и пошло бы на пользу государственным вузам. Платное (контрактное) образование должно быть без конкурса, руководство платных учебных заведений обязано считаться с мнением студентов, предоставляя им право выбора преподавателей. Элементарно, как дважды два: недобросовестных и заросших мхом серости педагогов и взяточников нужно гнать с работы, а профессионалов высокого класса всячески поощрять – вот основные «рецепты» искоренения коррупции в высших образовательных учреждениях.

Об этом знают все — как высокопоставленные кураторы и преподаватели, так и студенты. Но говорить о «неудобных» проблемах рискуют немногие. Бывший преподаватель-политолог, историк, кандидат исторических наук Гульсара Вафаева (имя изменено) согласилась рассказать «Фергане» о том, что сегодня происходит в высшем образовании Узбекистана, каково быть студентом «со своим лицом и мнением» и можно ли победить коррупцию в вузах. Гульсара Вафаева — педагог, заслуживший искреннее уважение и почитание среди молодежи, у нее за плечами более 35 лет преподавания, в том числе в Узбекском государственном университете мировых языков (УзГУМЯ).

- Гульсара Вафаевна, студенты называют вас универсальным педагогом, прекрасно разбирающимся и в политологии, и в истории, в религиоведении, социологии, культурологии…

Гульсара Вафаева: — Я политолог (не политик!), врожденная любовь к политической истории у меня еще со школы. Как врач не может лечить болезнь, не зная анатомии, так нельзя изучать и политику в отрыве от истории (надо понимать ментальность народа, социально-экономический и национальный уклад, культурно-традиционные ценности и так далее). Но поскольку все эти науки, которые вы перечислили, «вращаются» вокруг истории, мне близки и такие ее новые «ответвления», как правоведение, права человека, социология и другие предметы, которые я преподавала в Университете мировых языков, где у меня была потрясающе живая и творчески настроенная аудитория.

- Казалось бы, в пору творческой стагнации в вузах и, как следствие, серой массы в студенческих аудиториях, — откуда взяться конструктивно мыслящей молодежи с активной гражданской позицией?

- Исходя из собственной практики общения с талантливыми молодыми людьми, я совершенно не приемлю обывательских оценок, типа «молодежь ныне такая-сякая». Без преувеличения могу сказать: большинство нашей молодежи – настоящий клад! Даже за короткие полтора часа семинарного времени на практических занятиях мои студенты показывали настоящие чудеса перевоплощения: это почти готовые артисты (танцоры с вокалистами, остряки-юмористы, конферансье и «цицероны») и ученые-эксперты. А как они мастерски владеют словом (кроме узбекского и русского, все прекрасно знают и иностранные языки).

Какие бы ни были сложные темы, в процессе занятий в форме интерактивных игр ребята полностью раскрывали их, делая интересными для восприятия со стороны. Не поверите: за 35 лет моей профессиональной педагогической деятельности я ни разу не пропустила ни одного часа занятий, даже по причине болезни собственного ребенка! Я просто чувствовала, что не имею права подводить своих учеников, которые скрупулезно готовились к этим занятиям, ждали меня.

В последние 15 лет захватывающие интерактивные игры-занятия так влились в нашу жизнь, что наблюдать за происходящим нередко приходили даже студенты других курсов и потоков, бывали и иностранцы. Жаль, что все эти прогрессивные новшества оказались совершенно не интересными руководству самого вуза, хотя, по логике, должно было быть наоборот…

- Чиновникам от образования не нужна была лишняя головная боль в виде демократических преобразований в стенах учебных заведений в духе времени. Сиди по старинке, не высовываясь, и тупо выполняй команду завкафедрой или декана – будешь, что называется, в почете и «при капусте»…

– Честное слово, я принципиально не хотела бы заострять внимание на коррупции в вузах – об этом известно абсолютно всем и каждому, хотя лично для меня это очень болезненный вопрос. Почему? Да потому, что на протяжении всей моей педагогической карьеры это мешало мне работать. Я была вынуждена с этим бороться.

Вместе с тем, есть реальные способы и пути преодоления этого вселенского зла – начинать нужно с проведения некоторых разумных реформ в студенческих аудиториях. Во-первых, почему бы не разрешить всем молодым людям, которые горят желанием получить высшее образование, оплачивая при этом баснословные контракты, поступать в вуз на бесконкурсной основе (конкурсы должны проводиться строго для «бюджетников»)? Ведь в любой цивилизованной стране — это нормальное явление. Но если желающих становиться студентами окажется слишком много, извольте еще выше поднять тарифную планку оплаты – потенциальные претенденты рассеются сами по себе.

Во-вторых, должны создаваться такие условия, чтобы преподаватель боялся брать взятки и потерять работу. Нужно, чтобы его судьба была в руках тех, кто платит, — студентов-контрактников, довольных или не довольных им как профессионалом, а не начальствующих чиновников (завкафедрой, декана, ректора), диктующих свои условия и тем, и другим, как это происходит сегодня. Если наставник из категории «берущих» и студенты не раз ставили об этом в известность руководство вуза, то его просто обязаны уволить! И если нерадивый преподаватель, на которого из года в год пишут жалобы, будет чувствовать, что его могут уволить, то он сам вынужден будет работать над собой, отказываться от взяток, дабы соответствовать «стандартам качества».

- Вы полагаете, если бы руководство вузов прислушивалось к мнению законопослушного большинства, вопрос о взятках отпал бы сам собой?

- Разумеется. В конечном счете, во всех этих случаях выиграло бы государство, а не коррупционеры. А пока, увы, все наоборот: поскольку на жалобы о педагогах-стяжателях, скучных и однообразных лекциях наверху не реагируют, то студентам ничего не остается, кроме как соглашаться на сомнительную сделку с взяточником, чтобы получить вожделенный зачет, а свободное от занятий («купленное») время использовать для заработков, пусть даже случайных. Будучи осведомленным, насколько низок профессиональный уровень преподавателя и высока его алчность, студент идет на этот шаг — ему гораздо выгоднее за энную сумму выкупить нужную бумажку, нежели тратить драгоценное время на абсолютно неинтересную лекцию или пустой семинар.

Но стоит наставнику показать себя высококлассным специалистом, как у студента моментально просыпается желание учиться. Не секрет, что сегодня огромное число наших учеников бегают к платным репетиторам – я имею в виду не до поступления в вуз, а уже после. Фактически параллельно с высшим государственным образованием студент получает частное образование. Студент, жаждущий знаний, в итоге платит трижды: оплачивает безумный контракт, услуги репетиторов и… дает взяточнику «на лапу».

- Выходит, не виден свет в конце «коррупционного» туннеля…

- Волей-неволей приходится снова и снова возвращаться к этой малоприятной теме – но ведь, как говаривал герой известного фильма, «за державу обидно!». Никого из руководства вуза почему-то не интересует, чем и как занимает педагог своих подопечных в аудитории, как проходят занятия, на первом месте – их личный интерес и чтобы внутренняя отчетность была в порядке. На случай нежданных визитов проверяющих в деканатах работает целая команда, задача которых — создавать «идеальную» отчетность.

Все последние годы я пытаюсь создать новую методику преподавания общественных наук. Надо вовлечь своих студентов в круг общемировых знаний, нужно дать им доступ к глобальным сетям электронных библиотек. При этом моя задача как преподавателя – научить правильно искать информацию. Интерактивные семинары-игры по актуальным темам замечательно раскрывают студентов.

Меня всегда радовало, что мои воспитанники подходили к каждому такому занятию очень ответственно, «перелопатив» громадное количество материала в интернете, скрупулезно подойдя к режиссуре мероприятия и подготовив необходимый реквизит. Им нравилось постигать новое, прогрессивное, самим экспериментировать! Эти ребята, я уверена, в последующем вряд ли захотят довольствоваться шаблонным заучиванием тем по постылым учебникам с массой стилистических и куда более серьезных ошибок – на дворе XXI век!

Это я к чему? К тому, что не желают у нас в вузах никаких перемен. Пусть все будет, как было, безо всяких реорганизаций и перестроек, зато спокойно, тепло и комфортно. Пусть серо и убого, как в средневековье, но предсказуемо…

- Казалось бы, таких педагогов, как вы, должны ценить, а вас, мягко говоря, взяли да вычеркнули, сославшись на формальную причину, мол, «не справилась с аттестацией». А не было ли это сознательным ходом администрации вуза против «неугодных»?

- Не могу утверждать однозначно. В некотором смысле, думаю, сама виновата: на первый из трех вопросов задания, связанный с президентскими трудами, я, действительно, дала бледноватый ответ, который и стал финальной точкой в моей судьбе как педагога. Но как объяснить, что на аттестации я чувствовала, что нас хотят унизить до уровня рабов, которым учинили никчемный допрос! Пусть мою профпригодность оценивают в аудитории, при живом контакте со студентами. Как можно за 15-20 минут непрофессионального допроса выяснить профессиональную пригодность преподавателя?!

Другое дело – почему из 12 человек, ответивших хуже меня и не прошедших аттестацию, без объяснения причин «ушли» меня одну, а все остальные благополучно продолжают работать и поныне? Более того – некоторые из них после аттестации даже стали деканами и заведующими кафедрой. И как вам эти чудесные метаморфозы с вакантными местами?..

- В любом вузе, наряду со «штампованной» массой педсостава, есть и неординарные личности. Были же в Университете преподаватели, которым небезразлично происходящее?

- К сожалению, честных педагогов, яростных противников взяток, ныне по пальцам посчитать. Но они есть, и это радует (чтобы не оказать им медвежью услугу, я не буду здесь их называть открыто). Факт остается фактом: о многих квалифицированных специалистах, для которых студенческая аудитория является творческой мастерской и истинным призванием, мы теперь говорим в прошедшем времени — по той же причине, чиновникам Минвуза они кажутся ненужными и «бесполезными».

- Одной из проблем в узбекских вузах являются многочасовые прогулы занятий, которые, по слухам, уже превратились в систему и приносят заинтересованным неплохой доход…

- Так и есть, тут нет никаких секретов. С одной стороны, причина прогулов в том, что большинство лекций и семинаров проходят неинтересно. С другой – ситуация подогревается тем, что каждый час прогула стоит денег, и немалых. По идее, прогулы чреваты исключением из вуза, и поэтому возникла целая система, позволяющая на этом заработать. Студент «договаривается» с деканом или его заместителем о том, что не будет ходить на занятия, но ему все «закроют». В свою очередь, деканы (заместители) «ломают» преподавателей, и те вынуждены поставить зачет или оценку. Конечно, среди педагогов много таких, кто с удовольствием вливается в эту систему и хорошо на этом зарабатывает. Но есть и принципиальные, кто не хочет заниматься очковтирательством, если студент не ходил на занятия. Таких педагогов начинают преследовать, или же за них проставляет оценки кто-то другой. Такие «вредные» педагоги, к которым я отношу и себя, раздражающе действуют на руководство своей «излишней принципиальностью», и нам не раз приходилось сталкиваться с тем, что наши предметы студентам «закрывали» без нашего на то согласия. Кто-то всегда успевал «подсуетиться» вовремя, чтобы не подмочить репутацию команды «сдельщиков». Когда на кону большие деньги, законы и совесть, видимо, отступают.

- Но ведь в подобных случаях всегда можно обратиться с заявлением (в частности, за подделку документов и приписки в журнале) в соответствующие органы?

- Для начала нужно еще доказать прецедент. Учитывая, что в любом вузе работает подготовленная команда, в чьи обязанности входит «держать под контролем» всю документальную отчетность (а проверяющим главное – бумаги подавай), это бывает не так-то просто. Да и кому из нормальных людей хочется ронять свое достоинство, доходя до публичных конфликтов, когда пенсия не за горами? Немало и тех, кто не желает ввязываться в разборки, поскольку сами хоть раз, да принимали участие в «дележе пирога».

А вот если педагог, на которого оказывают давление, принципиален настолько, что готов заручиться собственноручно написанным заявлением-признанием прогульщиков о том, что с такого-то по такое число они отсутствовали на занятиях без уважительных причин (на что в вузе небескорыстно закрывали глаза), — тогда дело взяточников-вымогателей действительно может «запахнуть керосином».

- Что вас особенно беспокоит в сегодняшнем учебном процессе?

- Прежде всего, отток умных, активных и одаренных национальных кадров за рубеж, где их привечают, создают им замечательные условия для жизни и полноценной работы (достойная зарплата, масса льгот и преференций). А в стране остается аморфная безликая серая масса, которая приходит на смену старшему преподавательскому составу вузов. Посудите сами: готовы ли отказаться от взяток те, кто в свое время сумел добраться до диплома лишь в силу регулярных денежных вознаграждений? Ответ, к великому сожалению, безутешен…

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»


comments powered by HyperComments

Прочитано: 264 раз(а)
Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Фененко
Юрий Вячеславович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Волович
Николай Викторович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA