Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Новороссия » Новости КПДНР. Партия и класс. Введение (Расклад классовых сил на Донбассе, часть 2 (It))

Новости КПДНР. Партия и класс. Введение (Расклад классовых сил на Донбассе, часть 2 (It)) 

Конфликт на Донбассе в контексте межимпериалистического противостояния

Когда мы говорим, что Украина находится между двумя центрами накопления капитала, то речь идет о территориальной принадлежности. Географически она расположена между ЕС и ЕАЭС, и каждый из союзов оказывает на нее влияние. В первую очередь речь идет о Германии и России. При этом США, которые расположены гораздо дальше, оказывают гораздо большее влияние. Если быть точным, то Украина находится в сфере влияния трех центров накопления капитала. Строго говоря, нет и никогда не было «однополярного мира», а есть мировой рынок, где Соединенные Штаты занимают господствующее положение. При этом потягаться с США за мировое господство готовы Германия, Китай, Россия, Япония и другие страны.

Мировая политика определяется соотношением сил между империалистическими центрами. Но это соотношение постоянно меняется, о чем свидетельствует текущая ситуация в Украине. Конфликт на Донбассе прекрасно демонстрирует место ФРГ в системе международного разделения труда. С одной стороны, она еще остается младшим партнером США, с другой — уже стремится занять место старшего партнера. В первом случае Германия вынуждена вводить санкции против России, а во втором — стремится влиять на конфликт на Донбассе в рамках «нормандского формата», т. е. без Соединенных Штатов. ФРГ хочет вести собственную политику в Европе, но пока еще вынуждена считается с интересами США, которым она многим обязана, включая становлением собственного империализма.

Соединенные Штаты в первую очередь заинтересованы в уничтожении промышленного потенциала Донбасса, его угледобывающей отрасли, чтобы поглотить энергетический рынок Украины. В качестве подтверждения сказанного служат первые поставки американского энергетического угля в Одессу в сентябре 2017 года. Такая же судьба уготована и для всей Европы. Не будет преувеличением сказать, что война на Донбассе является проявлением борьбы США за энергетический рынок Европы, на котором пока еще сильны позиции России. Германия в этом противостоянии склоняется на российскую сторону, в которой она видит более слабого конкурента. Поглощение же европейского энергетического рынка американским капиталом заметно ослабит позиции германского империализма.

В настоящее время США занимают второе место в мире по добыче угля, уступая лишь Китаю. Ежегодно добывается около 900 млн тонн сырья, что составляет свыше 11 % от мирового объема. В 2016 году в мире добыча угля упала, но уже на следующий год снова возросла. При этом самый значительный подъем наблюдался в США — на 19 %. Одна из причин — резкое увеличение экспорта угля. В 2017 году поставки из Соединенных Штатов возросли более чем на 60 % по сравнению с прошлым годом. Экспорт в Великобританию увеличился на 175 %, во Францию — вдвое. За десять лет, с 2003 по 2013 года, поставки американского угля в Великобританию выросли более чем в 10 раз, в Германию — в 15.

США являются вторым экспортером «черного золота» в Европу после России. Но с помощью антироссийских санкций и увеличения экспорта американцы стремятся выйти в лидеры на европейском энергетическом рынке. Одновременно с этим добыча угля в самой Европе продолжает сокращается. Так, в Великобритании последняя угольная шахта выведена из эксплуатации в декабре 2015 года, хотя еще сто лет назад здесь работало более 3 тыс. предприятий. В ФРГ остались всего две действующие каменноугольные шахты, которые будут закрыты в 2018 году. В США, напротив, Дональд Трамп снял ограничения на добычу угля, которые были введены еще Бараком Обамой. В Соединенных Штатах самые большие запасы угля в мире, но против увеличения добычи выступают американские газовые монополии, которые опасаются потерять свою долю на внутреннем энергетическом рынке. В результате Вашингтону остается лишь наращивать экспорт угля, чтобы удержать отрасль на плаву.

Между Вашингтоном и Киевом существуют договоренности о поставках миллионов тонн угля. В январе-ноябре 2017 года Украина импортировала свыше 17 млн тонн топлива, что на 22 % больше по сравнению с аналогичным периодом 2016 года. Доля России в импорте составляет 56,36 %, а США, которые являются вторыми поставщиками угля в Украину, – 24,84 %. При этом Украина переплачивает за американский уголь на 40 % больше, чем за российский. В свою очередь украинские угледобывающие предприятия за указанный период уменьшили добычу угля на более чем 5 млн тонн (13,6 %).

В ближайшей перспективе высокий спрос на уголь в Украине сохранится. Дело в том, что еще со времен российско-украинских «газовых войн», которые начались задолго до «евромайдана», предприятия массово начали переводить с газа на уголь. Эта тенденция сохраняется и сегодня, когда Киев гораздо активный стремится к «энергетической независимости» от Москвы. Но отказываясь от российского газа, Украина попадает под зависимость от американского угля. При этом сохраняется высокий спрос на антрацит, который пока невозможно удовлетворить поставками из США. В результате украинская сторона вынуждена была отменить санкции в отношении крупного российского поставщика угля «Южтранс». Одновременно с этим она сокращает собственное производство, объявляет блокаду ДНР и ЛНР, уничтожает промышленный потенциал Донбасса с помощью артиллерии.

Конфликт на Донбассе является очередным подтверждением того, что империализм находится в системном кризисе. Военным путем капиталисты пытаются решить проблему перепроизводства товаров. На империалистической стадии это достигается путем уничтожения части средств производства. Так, развал СССР и поражение социализма в Восточной Европе позволили на некоторое время обеспечить рост производства в передовых капиталистических странах. За это республики бывшего социалистического лагеря заплатили существенным спадом собственного производства. В 1990-е годы средние потери ВВП на душу населения составили 30 %.

Более 20 лет постсоветское пространство было объектом империалистической политики. Но благоприятная конъюнктура цен на энергоносители позволила создать в России достаточно эффективный центр накопления капитала. С помощью ЕАЭС, который является объединением буржуазных стран, а вовсе не СССР-2, Москва стремится завоевать себе более-менее достойное положение в мировой системе разделения труда. Такие союзы, как ЕАЭС, заключаются с одной целью — эффективно организовать процесс извлечения прибыли, которая может быть получена только из эксплуатации рабочей силы. Как коммунисты должны относиться к такому союзу? Ответ может показаться парадоксальным: мы обязаны его поддерживать!

Во-первых, ЕАЭС — это добровольный союз. К нему стремится не только буржуазия, но и большинство населения. Со стороны коммунистов было бы пустым доктринерством выступать против этого только потому, что данный союз не несет никакой пользы трудящимся. Но означает ли это, что мы не должны критиковать этот союз? Нет, не означает! ЕАЭС позволяет извлечь экономические выгоды буржуазии, но оставляет трудящихся политически разделенными. Коммунисты должны критиковать непоследовательность буржуазии и требовать полного политического слияния стран. Чем больше концентрирован капитал, тем легче его национализировать; чем меньше политических перегородок, тем легче пролетариату справиться с властью капитала.

В работе «Итоги дискуссии о самоопределении» Владимир Ленин говорит о необходимости соединения наций. Он выводит следующую формулу: коммунисты угнетающих стран должны отстаивать свободу угнетаемых стран и выступать за их отделение; коммунисты угнетаемых стран могут быть и за политическую независимость своей нации, и за ее включение в соседнее государство. В «свободе отделения» и «свободе соединения» заключается подлинный интернационализм, и иного пути к слиянию наций быть не может. По Ленину, у коммунистов угнетаемых стран есть небольшое преимущество. Они могут поддерживать и отделение, и присоединение, оставаясь при этом интернационалистами. Но во всех случаях коммунисты должны всеобщую свободу и равноправие ставить выше интересов своей нации.

За годы независимости большинство населения Украины поддерживало вступление страны в союз во главе с Россией. Все украинские президенты, несмотря на свою непоследовательную политику, все-таки вынуждены были с этим считаться. Когда новое руководство, пришедшее к власти в результате государственного переворота в феврале 2014 года, начало проводить строго прозападный курс, откровенно игнорируя интересы большинства, то на юго-востоке страны начались массовые протесты, которые привели к «параду суверенитетов». И это вовсе не заслуга Владимира Путина, ведь его политика в отношении Украины оставалась такой же как до, так и после «евромайдана». Коренным образом изменилась политика Киева.

События 2014 года говорят о том, что РФ из объекта превратилась в субъект империалистической политики. С помощью присоединения Крыма и поддержкой Донбасса Москва пытается адекватно ответить политике ЕС и США, которые решили безраздельно господствовать в Украине. Киев со своим произволом в отношении юго-востока создал все необходимые условия для проведения Путиным успешной политики. Если после референдума в Крыму кто-то еще сомневался о добровольном желании местного населения присоединиться к России, объясняя это наличием «зеленых человечков», то после Донбасса такие сомнения должны были полностью исчезнуть. Здесь уже никакой российской армии не было, а напротив, были украинские военные, которые расстреливали избирательные участки и ровняли с землей жилые кварталы.

При этом коммунисты должны разоблачать непоследовательность российских капиталистов, которые препятствуют не только экономической интеграции полуострова (многие компании, работающие на материковой части России, отказываются работать в Крыму), но и политическому признанию ДНР и ЛНР (на чем настаивает КПРФ), опасаясь очередных санкций со стороны ЕС и США. Донбасс отделялся от Украины, чтобы присоединиться к России или, по крайней мере, Евразийскому союзу. Но вместе этого на донбасской территории появилось две непризнанных республики, да еще разделенных границей. Таким образом, вместо разрушения старых государственных границ появились новые. Но сложившаяся ситуация на Донбассе послужит неплохим уроком для трудящихся, что причина их страданий — не просто украинская олигархия, империализм ЕС и США, а капитализм вообще.

Вторая причина, по которой необходимо поддерживать ЕАЭС, в том, что он направлен против империализма США — нашего самого главного врага. Кстати, в борьбе с Соединенными Штатами иногда стоит поддерживать и ЕС, особенно в части отношений с Кубой. В то время, как Дональд Трамп объявляет об ужесточении блокады острова, глава дипломатии ЕС Федерика Могерини считает подобную политику неприемлемой.

В-третьих, ЕАЭС создает гораздо меньше препятствий для перемещения рабочей силы из Украины и Донбасса, чем ЕС. Кроме того, некоторые депутаты якобы намерены внести в Государственную думу РФ законопроекты об отмене для граждан ДНР и ЛНР, работающих на российской территории, необходимости получения трудового патента, а также ограничения времени их пребывания. Если это лишь предвыборный ход, то для коммунистов он станет лишним поводом уличить буржуазных политиков в их непоследовательности.

В-четвертых, союз с Россией позволяет хотя бы частично сохранить промышленность Донбасса — объективное условие существования пролетариата. Развал СССР показал, что советская индустрия превосходно подходить не только для социалистического строительства, но и капиталистического производства. Для российского капитала сохранение промышленного потенциала является вопросом выживания. Империализм ЕС и США, напротив, стремится его уничтожить. Если не будет средств производства, то не будет и промышленных рабочих. Но об их роли в событиях на Донбассе поговорим уже в следующей части.

Продолжение следует.

Станислав Ретинский, секретарь ЦК КПДНР

Festa e classe. Introduzione (La distribuzione delle forze di classe nel Donbass, parte 2)

Quando diciamo che l’Ucraina si trova tra due centri di accumulazione del capitale, allora si tratta di un’affiliazione territoriale. Geograficamente, si trova tra l’UE e il SEE, e ciascuno dei sindacati ha un impatto su di esso. Prima di tutto, stiamo parlando di Germania e Russia. Allo stesso tempo, gli Stati Uniti, che si trova molto più lontano, hanno un impatto molto maggiore. Per essere precisi, l’Ucraina è nella sfera di influenza dei tre centri di accumulazione del capitale. A rigor di termini, c’è e non c’è mai stato un «mondo unipolare», ma esiste un mercato mondiale in cui gli Stati Uniti occupano una posizione dominante. Allo stesso tempo, Germania, Cina, Russia, Giappone e altri paesi sono pronti a competere con gli Stati Uniti per il dominio del mondo.

La politica mondiale è determinata dalla correlazione delle forze tra i centri imperialisti. Ma questo rapporto è in costante cambiamento, come evidenziato dalla situazione attuale in Ucraina. Il conflitto nel Donbass illustra perfettamente il ruolo della Germania nel sistema della divisione internazionale del lavoro. Da un lato, lei rimane ancora il partner minore degli Stati Uniti, d’altra parte sta già cercando di prendere il posto del senior partner. Nel primo caso, la Germania è costretta a imporre sanzioni contro la Russia, e nel secondo, cerca di influenzare il conflitto nel Donbass nel «formato normanno», cioè senza gli Stati Uniti. Il FRG vuole perseguire la propria politica in Europa, ma deve ancora fare i conti con gli interessi degli Stati Uniti, che deve molto, compresa la formazione del proprio imperialismo.

Gli Stati Uniti sono interessati principalmente a distruggere il potenziale industriale di Donbass, la sua industria carboniera, al fine di assorbire il mercato dell’energia in Ucraina. A conferma di ciò, servono le prime consegne di carbone termico statunitense ad Odessa nel settembre 2017. Lo stesso destino è preparato per tutta l’Europa. Non è esagerato affermare che la guerra nel Donbass è una manifestazione della lotta degli Stati Uniti per il mercato dell’energia in Europa, dove le posizioni della Russia sono ancora forti. La Germania in questo confronto è incline al lato russo, in cui vede un rivale più debole. L’assorbimento del mercato europeo dell’energia da parte del capitale americano indebolirà considerevolmente le posizioni dell’imperialismo tedesco.

Attualmente, gli Stati Uniti sono il secondo maggior produttore di carbone al mondo, dietro la sola Cina. Circa 900 milioni di tonnellate di materie prime vengono prodotte ogni anno, ovvero oltre l’11% del volume mondiale. Nel 2016 la produzione di carbone nel mondo è diminuita, ma l’anno successivo è nuovamente aumentata. Allo stesso tempo, l’aumento più significativo è stato osservato negli Stati Uniti — del 19%. Uno dei motivi è un forte aumento delle esportazioni di carbone. Nel 2017, le spedizioni dagli Stati Uniti sono aumentate di oltre il 60% rispetto allo scorso anno. L’esportazione nel Regno Unito è aumentata del 175%, in Francia — della metà. Per dieci anni, dal 2003 al 2013, le forniture di carbone americano nel Regno Unito sono aumentate più di 10 volte, in Germania, a 15 anni.

Gli Stati Uniti sono il secondo esportatore di «oro nero» in Europa dopo la Russia. Ma con l’aiuto delle sanzioni anti-russe e l’aumento delle esportazioni, gli americani sono desiderosi di diventare leader nel mercato energetico europeo. Allo stesso tempo, la produzione di carbone in Europa continua a diminuire. Così, in Gran Bretagna, l’ultima miniera di carbone è stata dismessa a dicembre 2015, anche se cento anni fa lavoravano qui più di 3.000 imprese. In Germania, c’erano solo due miniere di carbone attive, che saranno chiuse nel 2018. Negli Stati Uniti, al contrario, Donald Trump ha revocato le restrizioni sull’estrazione del carbone, introdotte da Barack Obama. Negli Stati Uniti le più grandi riserve di carbone del mondo, ma contro l’aumento della produzione sono il monopolio del gas degli Stati Uniti, che temono di perdere la loro quota di mercato interno dell’energia. Di conseguenza, Washington deve solo aumentare l’esportazione di carbone per mantenere a galla l’industria.

Tra Washington e Kiev ci sono accordi sulla fornitura di milioni di tonnellate di carbone. A gennaio-novembre 2017, l’Ucraina ha importato oltre 17 milioni di tonnellate di carburante, il 22% in più rispetto allo stesso periodo del 2016. La quota della Russia nelle importazioni è del 56,36% e gli Stati Uniti, che è il secondo fornitore di carbone in Ucraina, sono il 24,84%. Allo stesso tempo, l’Ucraina paga più del 40% in più per il carbone americano rispetto al russo. A sua volta, le imprese ucraine di estrazione del carbone per questo periodo hanno ridotto la produzione di carbone di oltre 5 milioni di tonnellate (13,6%).

A breve termine, l’elevata domanda di carbone in Ucraina continuerà. Il fatto è che, poiché il tempo delle «guerre del gas» russo-ucraino che ha avuto inizio molto tempo prima che la massa impresa «euromaidan» ha cominciato a muoversi da gas a carbone. Questa tendenza continua ancora oggi, quando Kiev cercano più attivamente «indipendenza energetica» da Mosca. Ma il rifiuto del gas russo, l’Ucraina cade sotto la dipendenza dal carbone degli Stati Uniti. Pur mantenendo una forte domanda di antracite, che non è ancora possibile soddisfare la fornitura da parte degli Stati Uniti. Di conseguenza, la parte ucraina è stato costretto a revocare le sanzioni contro il «Yuzhtrans» carbone importante fornitore russo. Allo stesso tempo, riduce la propria produzione, annuncia il blocco DNR e LNR, distruggere il potenziale industriale di Donbass usando artiglieria.

Il conflitto nel Donbass è l’ennesima conferma del fatto che l’imperialismo è in una crisi sistemica. Military dai capitalisti stanno cercando di risolvere il problema della sovrapproduzione. Nel passo imperiale si ottiene distruggendo parte dei mezzi di produzione. Così, il crollo dell’URSS e la sconfitta del socialismo in Europa dell’Est ha permesso per qualche tempo al fine di garantire la crescita della produzione nei paesi a capitalismo avanzato. Durante questa repubblica dell’ex campo socialista hanno pagato un calo significativo della propria produzione. Negli anni ’90, la perdita media del PIL pro capite era del 30%.

Per più di 20 anni lo spazio post-sovietico fu oggetto di politica imperialista. Ma la congiuntura favorevole dei prezzi dell’energia ha permesso di creare un efficiente centro di accumulazione del capitale in Russia. Con l’aiuto dell’EEMP, che è un’alleanza dei paesi borghesi, e non del tutto l’USSR-2, Mosca cerca di ottenere una posizione più o meno degna nel sistema mondiale della divisione del lavoro. Tali unioni come il Sistema unificato dell’energia dell’Ucraina sono concluse con un unico obiettivo: organizzare efficacemente il processo di estrazione del profitto, che può essere ottenuto solo dallo sfruttamento del lavoro. Come dovrebbero i comunisti trattare una simile alleanza? La risposta può sembrare paradossale: dobbiamo supportarla!

Innanzitutto, il Sistema unificato dell’energia è un’unione volontaria. È ricercato non solo dalla borghesia, ma anche dalla maggioranza della popolazione. Da parte dei comunisti, sarebbe una dottrina vuota opporsi a questo semplicemente perché questa unione non porta alcun beneficio ai lavoratori. Ma questo significa che non dovremmo criticare questa unione? No, non significa! L’EAEC consente di ottenere benefici economici per la borghesia, ma lascia i lavoratori divisi politicamente. I comunisti devono criticare l’incoerenza della borghesia e chiedere una piena fusione politica dei paesi. Più capitale è concentrato, più facile è la nazionalizzazione; Le divisioni meno politiche, più è facile per il proletariato far fronte al potere del capitale.

Nel suo lavoro «I risultati della discussione sull’auto-determinazione», Vladimir Lenin parla della necessità di unire le nazioni. Egli deduce la seguente formula: i comunisti dei paesi oppressivi devono difendere la libertà dei paesi oppressi e difendere la loro secessione; i comunisti dei paesi oppressi possono essere per l’indipendenza politica della loro nazione e per la sua inclusione nello stato vicino. In «libertà di secessione» e «libertà di unione» c’è un genuino internazionalismo e non può esserci altra via per la fusione delle nazioni. Secondo Lenin, i comunisti dei paesi oppressi hanno un leggero vantaggio. Possono sostenere sia la secessione che l’adesione, rimanendo internazionalisti. Ma in tutti i casi, i comunisti devono porre la libertà e l’uguaglianza universali al di sopra degli interessi della loro nazione.

Durante gli anni dell’indipendenza, la maggioranza della popolazione ucraina ha sostenuto l’adesione del paese a un sindacato guidato dalla Russia. Tutti i presidenti ucraini, nonostante le loro politiche incoerenti, dovevano ancora fare i conti con questo. Quando la nuova leadership, che è salito al potere in un colpo di stato nel febbraio 2014, ha intrapreso un percorso strettamente filo-occidentale, ignorando apertamente gli interessi della maggioranza, nel sud-est del paese ha iniziato proteste di massa che hanno portato alla «parata delle sovranità». Questo non è il merito di Vladimir Putin, a causa della sua politica nei confronti dell’Ucraina rimasta la stessa sia prima che dopo «euromaidan». La politica di Kiev è cambiata radicalmente.

Gli eventi del 2014 suggeriscono che la Federazione Russa ha trasformato da oggetto in oggetto di politica imperialista. Con l’annessione di Crimea e il sostegno di Donbass, Mosca sta cercando di rispondere in modo adeguato alla politica UE e gli Stati Uniti che hanno deciso di dominare completamente in Ucraina. Kiev, con la sua arbitrarietà verso il sud-est, ha creato tutte le condizioni necessarie affinché Putin persegua una politica di successo. Se, dopo il referendum in Crimea qualcun altro dubbi sulla popolazione locale vuole volontariamente di aderire la Russia, che spiega la presenza di «omini verdi», dopo che i Donbass tali dubbi sono stati completamente sparire. Qui non esisteva un esercito russo, ma al contrario c’erano militari ucraini che sparavano ai seggi elettorali e livellavano le aree residenziali.

Allo stesso tempo, i comunisti devono esporre l’inconsistenza dei capitalisti russi, che ostacolano non solo l’integrazione economica della penisola (molte aziende che lavorano sulla terraferma russa, si rifiutano di lavorare in Crimea), ma anche il riconoscimento politico DNR e LNR (come sollecitato dal Partito comunista), la paura di nuove sanzioni con l’UE e gli Stati Uniti. Il Donbass si è separato dall’Ucraina per unirsi alla Russia, o almeno all’Unione eurasiatica. Ma insieme a questo, due repubbliche non riconosciute sono emerse sul territorio del Donbass e sono state separate da un confine. Così, invece di distruggere i vecchi confini di stato, ne apparvero di nuovi. Ma la situazione nel Donbass servirà una buona lezione per i lavoratori che la ragione per la loro sofferenza — non solo un oligarca ucraino, l’imperialismo degli Stati Uniti e Unione europea, e del capitalismo in generale.

La seconda ragione per cui è necessario sostenere l’Unified Energy System è che è diretta contro l’imperialismo USA — il nostro nemico più importante. A proposito, nella lotta contro gli Stati Uniti, a volte anche l’UE dovrebbe sostenere, specialmente per quanto riguarda le relazioni con Cuba. Mentre Donald Trump annuncia un inasprimento del blocco dell’isola, il capo della diplomazia europea, Federica Mogerini, ritiene inaccettabile una tale politica.

In terzo luogo, l’EAEC crea meno ostacoli alla circolazione dei lavoratori dall’Ucraina e dal Donbass rispetto all’UE. Inoltre, alcuni membri presumibilmente intendono fare alla Duma di Stato una proposta di legge per abolire per i cittadini DNR e LNR che operano nel territorio russo, la necessità di ottenere brevetti del lavoro, così come i vincoli di tempo del loro soggiorno. Se questa è solo una mossa pre-elettorale, allora per i comunisti sarà un motivo in più per condannare i politici borghesi della loro incoerenza.

In quarto luogo, un’alleanza con la Russia ci consente di preservare almeno parzialmente l’industria del Donbass — una condizione oggettiva per l’esistenza del proletariato. Il crollo dell’URSS ha dimostrato che l’industria sovietica è eccellente non solo per la costruzione socialista, ma anche per la produzione capitalista. Per la capitale russa, la conservazione del potenziale industriale è una questione di sopravvivenza. L’imperialismo dell’Unione europea e degli Stati Uniti, al contrario, cerca di distruggerlo. Se non ci sono mezzi di produzione, allora non ci saranno lavoratori dell’industria. Ma parleremo del loro ruolo negli eventi del Donbass nella prossima parte.

Per essere contattato

Stanislav Retinsky, segretario del Comitato centrale del CPDPR

Источник


comments powered by HyperComments

Прочитано: 220 раз(а)
Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Фененко
Юрий Вячеславович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Волович
Николай Викторович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA