Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Новости 2 » Новости КПБ. НА ДНЕ: МОЛОДЕЖНЫЕ СУБКУЛЬТУРЫ БЕЛАРУСИ

Новости КПБ. НА ДНЕ: МОЛОДЕЖНЫЕ СУБКУЛЬТУРЫ БЕЛАРУСИ 

1836По случаю годовщины украинских событий на Майдане, где ключевую роль сыграли ультраправые активисты, «Коммунист Беларуси» попытался провести свое расследование в среде белорусских субкультур. Современные ультраправые – кто они? Есть ли в Беларуси силы, сопоставимые с украинским «Правым сектором»? Сильны ли в субкультурной и фанатской среде пронацистские настроения?

Мир белорусских субкультур весьма разнообразен, но надо понимать главную вещь – все они КРАЙНЕ маргинальны и не имеют на общество почти никакого влияния. Однако им и не нужна «борьба за умы». «Правый сектор», превращенный в партию, не смог пройти парламентский барьер на выборах – население по-прежнему настороженно относится к нацистам и нацистской символике. Но выборы уже не так важны радикалам: добровольческий корпус «Правого сектора» сейчас на фронте, вооружен и не подчиняется МВД и Минобороны Украины. Более того, добровольцы заявили о создании собственного «штаба координации» на фронте, параллельного штабу АТО. «Правый сектор», вероятно, рассчитывает на силовой сценарий захвата власти, а нынешнее украинское руководство это прекрасно понимает и не оказывает ДУК «Правый сектор» никакого доверия.

Возможен ли «Правый сектор» здесь?

Стихия футбольных ультрас – это массовые драки, концерты, выезды. Это вполне самодостаточная тусовка, которая не пытается лезть в политику. Даже деление футбольных клубов на «фашистские» и «антифашистские» весьма условно – молодежь притягивает форма, а не сущность: символика, атрибутика, атмосфера боевого «товарищества», четкое разделение на своих и чужих, свой сленг и фирменные вещи.

На Западе субкультуры ультрас существуют уже лет 50, там возникли даже модные бренды одежды, заточенные под «фашистов» и «антифашистов» – по сути, в Европе движение ультрас превратилось скорее в моду и не имеет никакой политической программы, кроме «бей и беги». Однако украинские события показывают, что ультрас – именно та среда, которая потенциально способна усиливать радикальные политические группы, становится «боевым крылом» партий, совершать акции «прямого действия»: поджоги, захваты администраций, «мусорную люстрацию» и даже политические убийства.

Что же происходит в нашей республике?

«Антифа» и «боны»
Соотношение сил сложилось в пользу «антифашистов». Боны (они же скинхеды, скины, фашисты, нацисты) даже называют Минск «шавкоградом» – так как антифашисткая тусовка весьма сильна, в Беларуси не раз открыто (!) проводились антифашистские концерты, которые никто не «накрывал», чего не бывает ни в Европе, ни в России, ни в Украине.

Правых можно разделить на околофутбол (ОФ – чисто футбольные ультрас) и НС-ов (национал-социалистов, нацистов). У ОФ дела получше – самой крупной организацией считается «Blue-white-will», фирма минского «Динамо». Динамовцы имеют систему вписок, катаются по ближним и дальним заграницам, где «забиваются» с другими фирмами. У ОФ имеются деньги на стикера, символику, атрибутику – а, собственно, политика ОФ интересует весьма опосредованно.

Чистых НС-ов (национал-социалистов, не имеющих отношений к футболу) мало, хотя обе тусовки активно взаимодействуют, и новички, как правило, понемногу уходят в более модную футбольную «Blue-white-will».

Периодически у правых (НС-ов) возникают и схлопываются «чисто» политические «организации»: типа «Европейского действия», «Автономных национал-большевиков», «Софтлайна», «хейтеров» («мизантропов») и т.д. – все они одинаково малоизвестны, разве что изредка в Минске можно встретить агитационные стикеры, квадратные наклейки на заборах, дорожных знаках и стенах. Занятие это нехитрое: фашисты клеят стикеры, антифашисты срывают – и наоборот. Как правило, держится вся активность на руководителе конторы: если лидер уезжает смотреть на норвежские фиорды, садится на Витьбу либо вербуется в батальон «Азов», история «конторы» тут же заканчивается.

АНБ и «Софтлайн»
«Автономные национал-большевики» и «Софтлайн» – это политический и субкультурный проект Олега К., неплохого организатора, вышедшего из НБП и отбывшего заключение за руководство незарегистрированным объединением. К слову, приговор Олега был первым в республике по ч.2 193 УК.

Ныне же «Софтлайн» – это субкультурный проект ультраправых, основанный на «straight edge» («четкая грань», сокращенно sXe). Идеология «стрейт-эйджа» простая, как грабли: она предполагает отказ общества от меха, спиртного, наркотиков и, внезапно, коммунистов. На ресурсе «софтлайн» вы не увидите Гитлера, запрещенной нацистской символики и всего прочего – правые очень осторожны в формулировках: все это, якобы, совсем не нацизм, а «правый консерватизм», «консервативная революция», «национал-революционные позиции» и т.д.

Паблик «Softline-Minsk» используется правыми как субкультурный движ и информационный ресурс. Одновременно организаторы приторговывают фирменной одеждой, которая ценится у правых: куртки-бомбера, майки с принтами, камуфляжные брюки, берцы. Стикер на фото (два мультяшных бурундучка), сделан скорее в шутку. Вообще, у всех нынешних ультраправых существует тенденция маскироваться под невесть что: язычников, вегетарианцев, консерваторов, «мизантропов» и т.д. При этом почти нигде вы не найдете открытой нацистской символики. Друг друга правые распознают по одежде, сленгу, музыке.

Автономные национал-большевики (АНБ) – это, по сути, все те же нацболы (осколки партии Лимонова, которая худо-бедно функционирует в Беларуси примерно с 1994). АНБ образовались в результате раскола старой НБП в 2010. После ухода в стан оппозиции у нацболов началась куча проблем, что закономерно, зато теперь об их подвигах можно почитать на БЕЛАПАНе, «Нашей Ниве», и в других честных и независимых местах. У оппозиции, которую нацболы столько лет гнобили, наверно, нет вообще никаких политических принципов: там нацболов приняли с распростертыми руками. Причина, видимо, одна – у оппозиции практически отсутствуют собственные структуры, способные на «прямое действие» – вроде забрасывания макаронами здания Белтелерадиокампании, вывешивания баннеров, раскидывания денег на Комаровке, рисования граффити на заборах вдоль Тракторного завода (все это дело рук нацболов).

Члены АНБ (второй осколок НБП после 2010), продолжили гнобить оппозицию, да и сейчас не брезгуют обидеть случайного молодого «литвина». Надо отметить, что АНБ, а затем и «Софтлайн», становятся весьма популярными среди правых в белорусской глубинке. Причина одна: в городах районного и областного подчинения нет ВООБЩЕ никакого субкультурного движения, при том, что школьники 15-18-ти лет, которым хочется вписаться хоть куда-нибудь, есть всегда. АНБ и «Софтлайн» сейчас активно работают с регионами, снабжают их значками, майками, стикерами и прочим. Минимум затрат на руководство и координацию автономных ячеек, дешевая атрибутика «для своих», проходящая через Минск, свой интернет-магазинчик по сбыту одежды – видимо, кто-то греет руки на субкультурном деле, и определенные деньги там водятся.

Расколы у правых
События в Украине принесли правым одни проблемы: в 2014 из-за Украины в Москве даже проводились два «Русских марша» параллельно. Причина в том, что РНЕ Баркашова поддерживает сепаратистов ДНР-ЛНР, а «Славянский союз» Демушкина – украинцев и полк «Азов», который стал фетишем всех ультраправых СНГ.

Пока в России разлад, не могут определиться и белорусские правые.

Расклад примерно таков: «Софтлайн», АНБ, «Антимайдан-Беларусь» и НБП поддерживают Новороссию. Так же в поддержку Новороссии вписалось белорусское РНЕ, но об этой структуре «КБ» мало что удалось выяснить. После «дела Дмитрия Завадского» и посадки Игнатовича был убит руководитель белорусского РНЕ Самойлов – и движение вроде бы сошло на нет.

В это же время большинство антифашистской тусовки поддерживает Украину. Позиция ультрас из «Динамо» тоже скорее проукраинская, однако в динамовской среде единства по украинскому вопросу нет: туда, как в самую крупную ультраправую контору, приходят люди с разными взглядами, как белорусские националисты, так и пророссийские «имперцы». Однако в виду отсутствия единой позиции по Украине, отсутствия единого лидера и недостаточного финансирования никакой «Правый сектор» в Беларуси пока не возможен.

Антифа и анархисты
…Договориться между собой не могут. Причина как минимум в том, что анархист Д-к в данный момент отбывает заключение, а недавно вышедший Ф-ич, весьма известный руководитель «Революционного действия», должным авторитетом у «антифашистов» не обладает, хотя попытки взаимодействия у них есть. Если эти две силы объединятся, это создаст серьезные проблемы ультраправым.

Отметим еще такую организацию, как «Пошуг». Возникли они недавно, состоят из антиавторитарных лево-правых анархистов, от прочих «анархистов» и «антифы» «Пошуг» отличает резкая националистическая пробелорусская позиция. По всей видимости, это субкультурный проект все того же анархиста Ф-ича. Члены «Пошуга» активно тренируются, однако цели организации весьма туманны. Вероятно, это калька с украинских национал-анархистов (бывает и такое!), которые активно участвовали в событиях Майдана.

Субкультуры и коммунисты
На первый взгляд, для коммунистов допустимо сближение с «антифашистами». Это вроде бы логично, КПБ не раз открыто выступала против любых проявлений нацизма, горячо поддерживает украинских коммунистов в тяжелые времена.

Однако с белорусскими антифашистами не все так просто.

«Атифашисты» и анархисты не считают КПБ за реальную политчиескую силу. Проблема в том, что эти ребята мыслят в формате «накрыть», подраться, подкачаться – правовые формы участия в политическом процессе их просто не интересуют. Субкультурное взаимодействие строится ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на драках и разборках. «Партизаны» (фанаты бывшего «МТЗ») и «беловольцы» («Динамо») выслеживают друг друга, а потом выкладывают видео с драками в свои группы в «контакте». Кроме этого нехитрого развлечения фашисты и антифашисты ходят на «свои» концерты и накрывают «вражеские», поедают протеин, тягают железо и тренируются. Все!

«Просвещать» антифашистов или чему-то их учить также не имеет смысла. Ни «бонам», ни «антифе» никакие лекции не интересны, будь то Хайдеггер или Фуко. В субкультуры приходят за острыми ощущениями, за молодецкой дракой и за чувством «бригадного» братства. Семинары, разговоры и кино этих ребят не заинтересуют. Отметим, что попытки организовывать в Минске «бонов» и «антифу» были как у «правых консерваторов», так и у «Левого фронта», и НИ К ЧЕМУ не привели. Сейчас этим пытается заниматься анархист Ф-ич, но вряд ли и у него что-то выйдет.

Кроме того, любая попытка передела сфер влияния и желание вписать «кого-то за кого-то» вызывают моментальную настороженность у лидеров «контор». Как правило, субкультурная тусовка держится одним человеком, а он свое детище будет оберегать очень ревностно и вряд ли за кого-то впишется. Гонору у таких руководителей вагон, хотя их «авторитет» и «известность» распространяется только на субкультурные круги. Встречаются и просто неадекватные типы: например, руководитель бывшего пронацистского «Европейского действия», находился на излечении в домике с мягкими стенками.

И последнее – неформальные тусовки находятся под плотным контролем правоохранительных органов. Численность молодежных групп не так велика, да и сама среда политических тусовок очень узкая: все друг друга знают – это позволяет оперативникам быстро отслеживать любые противоправные действия.

Таким образом, вышеизложенные причины ставят возможность сотрудничества под сомнение. КПБ действует исключительно в правовом поле, это массовая партия с жесткой структурой, и скатываться до уровня «акционирования» нацболов, разрисовывания заборов и уличных драк недопустимо. Любой молодежный радикализм не имеет политических перспектив, он, как правило, идеологически не оформлен и нестабилен.

Наивно рассчитывать, что КПБ сможет добиться устойчивой поддержки в среде радикалов – во-первых, любые контакты с ними скомпрометирует партию, которая открыто выступает против насильственных революционных изменений, во-вторых, в среде «антифашситов» и «анархистов» полно своих карликовых «вождей», которые не заходят поделиться и каплей власти над собственной «бригадой». Опыт Украины учит главному – радикалов используют непосредственно в моменты силовых столкновений, а после они становятся не нужны и не удобны новой власти, которая будет всячески пытаться от них избавиться. Это просто расходный материал. Поэтому задача-минимум для каждого молодого коммуниста в отношении субкультур (да и любого молодого человека вообще) – это сохранить голову на плечах и не превратиться в «смазку для штыков».

Автор:
Андрей ЛАЗУТКИН
Номер газеты:
Прочитано: 1 021 раз(а)

Оставить комментарий

Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA