Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Новости » Новости КПБ. ДУМЫ ОБ И.В. СТАЛИНЕ: БУДУЩЕЕ В ПРОШЛОМ

Новости КПБ. ДУМЫ ОБ И.В. СТАЛИНЕ: БУДУЩЕЕ В ПРОШЛОМ 

Родился я всем врагам на зло в конце октября 1944 года в землянке. Холодно, голодно, все вокруг сожжено, только обгорелые печные трубы сиротливо торчали вдоль улицы. Все уничтожили оккупанты, ни дома, ни еды. Мама, Екатерина Васильевна, совершила настоящий подвиг. Будучи беременной, уберегла меня от гитлеровских зверей, которые искали еще не увидевшего белого света, чтобы уничтожить, как и всех других. В конце июня 1944 года началась ужасная по результатам последняя фашистская блокада, которую прервала операция «Багратион».

Все жители деревни Озеричино, что в Руденском районе, прятались в лесах и болотах. Наша семья таилась в Дарах, так назывался заболоченный сенокос колхоза в 15-20 километрах за деревнями Русаковичи и Пристань. Гитлеровцы большими силы тщательно прочесывали лес и болото, уничтожали все живое. Сожгли деревню, которая протянулась вдоль реки Птичь на 7 километров. По этой реке проходило разграничение между партизанским краем и фашистскими оккупантами. К нам в деревню после 1942 года они наведывались, только собрав значительные силы, численностью рота и более. В их числе и полицаи из украинских, латышских, литовских и других прислужников гитлеровцев. Жгли, убивали, вешали, детей бросали в колодцы. Несколько раз бомбили. Все пережил народ с верой, что обязательно придет Красная Армия и вернется Советская власть.

Отец, Николай Харитонович, тракторист Шацкой МТС, был бойцом партизанского отряда «За Родину» бригады «Беларусь». Вспоминается его рассказ, как этот отряд разгромил гитлеровский обоз, бежавший из Бобруйска. Было уничтожено до полусотни немцев и взято в плен более 10 человек, в их числе 8 поляков в немецкой форме и с оружием. После освобождения отец ушел на фронт.

Выжили потому, что был коллективизм, взаимопомощь и настоящее товарищество. Люди в горе и радости были вместе. До возвращения отца с фронта, мама вместе со старшими братьями и бабушкой, работая каждый день в колхозе, смогли возвести дом и выбраться из землянки. Лес на строительство жилья бесплатно давало государство. Пилили и трелевали его всем колхозом. Трудно понять, как это делалось, если лошадей было очень мало. И такой народ разве можно покорить?

При Сталине я жил 10 лет. Помню очень отчетливо солнечный день, бездонное голубое небо, белый искрящийся снег, скрип полозьев по снегу и шаги лошади. Крутой берег реки при переезде по льду. Были мы в тот день в деревне Вороничи. У нас в деревне радио не было. А в Вороничах радио говорило в доме у родственников. Вспоминается голос диктора, сообщавшего о смерти Сталина. И клятву руководителей страны, которую они давали Сталину у гроба. Запомнилось, почему-то: «хранить как зеницу ока единство партии!». И «клянемся, клянемся!» Запомнилось также, как люди говорили между собой, что же будет теперь? Слышу отчетливо голос женщины в клубе: «Бабы, на кого же он нас покинул?» И искренний громкий женский плач всех присутствующих, с причитаниями. Даже отец, сдержанный суровый мужчина, прошедший войну и оккупацию, выходил на улицу и возвращался с мокрыми глазами.

Многое было мне не понятно, но народ все понимал, его тревога была не беспричинна. Будущее это, к сожалению, подтвердило. Затем наслушались разоблачений и оплёвывания Сталина, советского прошлого, а позже и Ленина. Особенно старались те, кто ничем себя не проявил ни в труде, ни в бою.

Вспоминаю как мама, после выдвижения Хрущева на первую роль, сказала: «Довел до голода Украину – доведет и Россию!» Это ее пророчество в последующем мне вспоминалось много раз. Все это был Хрущев, с его убаюкивающими речами об освобождении крестьян от непроизводительного труда по уходу за своими картошкой, коровой, свиньями. Все делалось во вред и никак по-другому оценить нельзя.

Призвали меня в военно-морской флот. Попал в Севастополь. Вначале был флотский экипаж, прохождение медицинской комиссии, получение и подгонка формы одежды, пришивание погон, пуговиц и других дел. Ну и, естественно, море, голубое-голубое, вдали сливающееся с небом, боевые корабли в бухте. Все в новинку, до этого самыми большими водоемами, которые видел, были Минские озеро и море.

Рано утром через 3 дня, уже в матросской форме, ожидая поезд на Симферополь, через бухту от перрона вокзала видел морской завод, на стапелях которого стояли огромные, до неба корабли. Думал, что их строят. Но севастопольцы объяснили, что это недостроенные крейсера, которые резали на металлолом. Я впервые увидел, как овеществленный человеческий труд превращается в ничто. Правда, теперь так поступают на Украине с целыми отраслями промышленности: совершенными ракетостроительными, судостроительными, авиационными, станкостроительными и многими другими действующими предприятиями, которые воруются у будущих поколений и уничтожают, чтобы вместе с индустрией уничтожить промышленный пролетариат, как будущего могильщика капитализма. Капиталисты всего мира хорошо усвоили К. Маркса, уроки Великой Октябрьской социалистической революции и первого в мире пролетарского государства и стремятся таким образом продлить свое существование, забывая, что весна обязательно наступит после зимы. Таков закон.

5 декабря в день сталинской Конституции принял Присягу. Во время учебы усвоил принцип советского матроса: «Сам погибай, а товарища выручай!» Этим и руководствуюсь в жизни. К маю месяцу стал уже специалистом флота, получил свидетельство с отличием. Был распределен в Потийскую военно-морскую базу. Попал в 181 Бригаду противолодочных кораблей, на сторожевой корабль «Ягуар», а затем на тральщик «Иван Маслов». На тральщике, который справедливо называют пахарем морей, побывал во всех закавказских портах от Батуми до Туапсе. Много раз ходили в Севастополь.

На тральщике получил урок, который перевернул мои взгляды на деятельность Иосифа Виссарионовича Сталина и всю советскую историю. Контролировали мы поведение и действия турецкого тральщика, проводившего якобы гидрографические работы. Вспоминается ночь, луна, штиль на море, штурманская рубка, а в ней капитан 3 ранга Гранин. Морской офицер в четвертом поколении, уроженец г. Ленинград, очень грамотный, культурный, начитанный, деликатный. Я, матрос-первогодок, докладывал телеграмму из штаба флота. Как-то незаметно перешли к политическим событиям в связи с отстранением Хрущева. Я имел неосторожность не совсем уважительно отозваться о И.В. Сталине, в частности, о его роли в репрессиях, как тогда они пропагандировались официально.

Гранин очень деликатно остановил меня и поправил, что не стал бы столь категорично и однозначно осуждать величайшего политика. Верховного главнокомандующего, достигшего убедительной победы над сильнейшими армиями континента, на которые работала вся промышленность и ресурсы капиталистической Европы. Политического руководителя, который смог в сжатые сроки так организовать дело, сделать невозможное в развитии экономики, науки, техники, образования, превратить отсталую страну в мощную промышленно-аграрную державу. Первой вышедшую в космос, на передовые рубежи науки.

Я что-то пытался невнятно возражать, а он продолжил, что раньше служил штурманом на эсминце, свободного времени было достаточно. И когда Хрущев затеял компанию с разоблачениями, собрал все более-менее значимые источники, изучил их и пришел к твердому убеждению, что в жесточайшей классовой борьбе Сталин сделал невозможное и самое необходимое. По-другому поступить он не мог, потому и победил. И продолжил: «Боюсь, что если бы руководителем страны стал кто-то другой, из той плеяды что были тогда, то было бы совершенно плохо для всех».

Гранин, заканчивая, подытожил вопросом: «Молодой человек. А вы подумайте над тем, что если подойти с критериями оценки человеческих, моральных, политических, деловых качеств 30-х годов к нынешним руководителям, то кого из них вы оставили бы на тех же должностях или не оставили?» Мне возразить было нечего и с той поры всю жизнь я помню урок, преподанный капитаном 3 ранга Граниным, и ставлю этот вопрос в отношении себя и других. Благодарен ему за этот урок.

С того времени много воды утекло. Была учеба в университете, изучение работ классиков, в том числе работ И.В. Сталина, трудился в рабочем коллективе на заводе. Комсомольская и профсоюзная работа на общественных началах.

Сегодня общественное сознание вновь и вновь призывает к возвращению Сталина, готового отдать всего себя народу, посвятить себя интересам трудящихся, народовластию и справедливости. Как это делал Иосиф Виссарионович Сталин. Вспомним, как сказочный Данко, проникшись любовью к людям, разорвал свою грудь, достал свое, горящее любовью к людям, сердце, высоко поднял над головой, осветил дорогу, вывел из болота на светлую плодородную долину, на которой можно построить счастливую жизнь. К сожалению, люди не осознали всего произошедшего, забыли о спасителе. Данко выпустил сердце из руки на землю. Один из людей наступил на горящее сердце. Разлетелось оно искрами по степи и с той поры мечутся по степи искры, напоминая о Данко и его горящем сердце.

Иосиф Виссарионович Сталин всего себя отдал трудовому народу, советской стране, осветил путь в будущее. Но сегодня даже в Сталинграде нет ему памятника. Вспоминаю, что в Минске на Центральной площади стоял он величавый и строгий. Зимой всегда заливали каток, а вокруг катались, веселились взрослые и дети. Но есть причина сказать — Сталин имеет непосредственное отношение к тому, что Минск находится на том месте, где стоит сейчас. В 1979 году на 60-летии БССР в Минске гостил Пономаренко Пантелеймон Кондратьевич. Мне посчастливилось незначительное время с ним пообщаться. В частности, он рассказал, как в 1945 году Сталин И.В. по пути в Потсдам остановился на короткое время в Минске. Город лежал в руинах, вокзал разрушен не был. Сталин и Пономаренко, прохаживаясь по перрону, беседовали о текущих делах. Сталин расспросил о планах строительства предприятий, восстановления хозяйства республики. Спросил и о Минске. Пономаренко сообщил ему, что весь Минск разрушен, одни руины. И поделился, что архитекторы и строители склоняются к тому, чтобы Минск не восстанавливать на старом месте, а перенести километров на 20-25 на восток и строить на новом месте. Сталин помолчал, обдумывая услышанное, а затем посоветовал. Не торопиться, а приступить к восстановлению предприятий. Предприятия заработают, начнете одновременно восстанавливать жилой фонд и учреждения соцкультбыта, магазины, столовые, кинотеатры, театры. Да и мы Союзом всем поможем. Так и остался благодаря совету Сталина И.В. Минск на своем месте, восстановился и стал красивейшим городом Союза и Европы.

Мысленно я вижу, на Октябрьской ныне площади величавую скульптуру Иосифа Виссарионовича Сталина, которая ждет своего часа в мастерской скульптора Азгура. И обязательно дождется, так как Сталин очень любил нас всех, посвятил всего себя без остатка нам.

Коммунист Лепешко Емельян Николаевич

Источник:

Прочитано: 109 раз(а)

Оставить комментарий

Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA