Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Новости » Новости КПБ. ЗВЕРСТВА НАЦИСТОВ НА УКРАИНЕ

Новости КПБ. ЗВЕРСТВА НАЦИСТОВ НА УКРАИНЕ 

ЗВЕРСТВА НАЦИСТОВ НА УКРАИНЕ

Геополитическая обстановка сегодня остается крайне сложной и продолжает стремительно обостряться. Борьба за передел мира приобретает угрожающие масштабы. Драматизм этой борьбы усугубляется тем, что выход из кризиса западные политические мафиози видят в закреплении итогов этого передела и новой политики неоколониализма через третью мировую войну. Европейские правительства капитулировали перед США и в их интересах проводят милитаризацию политики и экономики, всячески поддерживают нацистский режим в Украине и военные преступления Израиля против палестинского мирного населения на Ближнем Востоке, усиливают эксплуатацию не только трудящихся, но и целых стран и народов. Силы реакции в настоящее время определяют мировую политику.

Так было и более 80 лет назад: тогда вся Европа капитулировала перед нацистской Германией, работая в интересах человеконенавистнического режима Адольфа Гитлера. В желании руками гитлеровцев расправиться с Советским Союзом и глобальной системой социализма, действия Великобритании и США привели Планету к масштабной катастрофе Второй мировой войны.Сегодня в своем желании навсегда законсервировать американоцентричный миропорядок коллективный Запад руками взращенного и поощряемого официальным Вашингтоном, Лондоном и Брюсселем украинского неофашистского режима уже ведет прокси-войну с Россией, толкая человечество все ближе к пропасти новой мировой войны. В эту череду событий укладываются и последние трагические события на Ближнем Востоке, где сионизм с согласия США ведет активные боевые действия, а фактически карательную операцию, против мирного населения Сектора Газа и Палестинского государства в целом.

Следует отметить, что даже после развала страны Советов западная политическая мафия ни на один день не отказывалась от своего стремления добиться тотального ослабления и расчленения России. Главари НАТО уже не первое десятилетие вынашивают планы включить в свой состав Украину, Грузию и другие государств бывшего СССР. Официальный Вашингтон хочет втянуть Кремль в череду конфликтов с целью дестабилизации российской экономики. Для народов России и ее союзников в заокеанских кабинетах вынашиваются планы очередных «цветных переворотов».

Вот уже более 30 лет главные усилия США и НАТО сосредоточены на создании по периметру России «санитарного кордона» из враждебных государств. Ключевая роль здесь была отведена формированию антироссийского плацдарма на Украине. В киевскую власть целенаправленно продвигались ставленники Вашингтона, планомерно разрушавшие связи с Москвой. Шел активный процесс формирования из Украины «анти-России», к тому же вооруженной натовским оружием. Такая судьба была уготована и для Беларуси. Но самостоятельная и продуманная политика Президента страны Александра Лукашенко не позволила сбыться мечтам западников и их зарубежных хозяев. Неоднократные попытки свержения легитимной власти в республике потерпели крах. Сокрушительное поражение потерпел и мелкобуржуазный мятеж 2020 года. А вот Украина выстоять не смогла.
После государственного переворота 2014 года власть в Киеве окончательно узурпировали националисты и откровенные неонацисты, напрямую поддержанные западными политическими мафиозниками. Эти потомки бандеровцев принялись жестоко подавлять движение русскоязычных жителей на востоке и юге страны, не останавливаясь перед массовыми убийствами тех, кто выступал за сохранение связей с Российской Федерацией. В Одессе это привело к сожжению живьем украинскими боевиками десятков мирных граждан в Доме профсоюзов 2 мая 2014 года. На Донбассе развернулась карательная операция вооруженных сил Украины и неонацистских батальонов против местного населения, цинично названная антитеррористической операцией. Все это происходило на фоне принятия на Украине новых законов, запрещавших использование русского языка и нагнетавших ненависть к России.

1

Против мирных людей – женщин, детей и стариков – стали совершаться убийства, масштабные акты насилия и многочисленные военные преступления. Одновременно США и Евросоюз накачивали националистов оружием, обучали их убивать людей. На Украину прибывали западные военные инструкторы. Обстрелы городов и сел Донбасса с украинской стороны не прекращались. За 2014–2022 годы в ДНР и ЛНР от них погибло более 8 тыс. мирных жителей – все тех же женщин, детей, стариков.

Западные страны к началу 2022 года выпестовали на Украине неонацистский режим, стремящийся военным путем расправиться с Донбассом и провести фильтрацию населения по расистским стандартам. Попытки Кремля добиться твердых гарантий исполнения Минских соглашений о прекращении огня и проведении референдума о статусе Донецкой и Луганской народных республик грубо попирались киевской хунтой. Лидеры Германии и Франции в последствии открыто признались, что минские договоренности были для них лишь прикрытием, чтобы «…дать Украине время» перевооружиться. Они не собирались их исполнять.

Напротив, шла подготовка территории Украины для включения ее в состав НАТО. На обращения России к главарям США и НАТО в конце 2021 года выработать пункты договора с гарантиями безопасности для Российской Федерации, вашингтонский дементный дед ответил отказом. Плацдарм «Украина» для войны против России начал окончательно оформляться. На территории страны 404 натисты вели исследования по применению биологического оружия, наносили на карты военные базы, в т.ч. ракетные.

Однако, вернемся к обстановке тотального террора и страха, преступлений против мирных жителей Донбасса, начиная с 2014 года – момента установления майданного политического режима в Киеве.

Собранные Международным общественным трибуналом по преступлениям украинских неонацистов и их пособников и Фондом исследования проблем демократии многочисленные свидетельства жертв и очевидцев доказывают, что украинские вооруженные силы и парамилитарные (полувоенные, военизированные) образования, а также Служба безопасности Украины массово и системно осуществляли пытки мирного населения.

Мне удалось ознакомиться с некоторыми свидетельскими показаниями непосредственных жертв бандеровского террора на Донбассе. Приведу некоторые свидетельства зверств новоявленных гестаповцев. При этом из соображений безопасности называть буду лишь имена, измененные в процессе подготовки материала.

Антон, на момент опроса проживал в г.Мариуполь. Опрос проходил на месте преступления – в пыточном центре «Азова» в аэропорту Мариуполя:

1

«Вот сюда, в аэропорт Мариуполя, меня привезли, поставили на колени. Вот сюда подъехала машина, меня выбросили из машины. И сюда лбом в стенку упёрли и на колени. Побили по почкам, немножко попинали и потащили.

В этом помещении была голая плитка, мы срывали пенопласт и эту подложку под себя подкладывали. Вот она эта плитка. Вот здесь лежал дедушка с переломанным позвоночником, с поврежденным. Тут, сразу у входа, лежал парень, вот тут лежал Никита, здесь лежал я, там ещё парень лежал. Шесть человек. А там ещё аппаратура висела, холодильная установка. Вот здесь висела, вот как раз кронштейн и прочее, я всё это хорошо помню. Здесь, за дверью, лежал переломанный ополченец, тогда ещё в «берёзке» – в камуфляже. Весь как мешок был, без костей, поломанный весь. А вот тут сидел охранник.

Вот сюда нас водили, вот в ту комнату. Отсюда из стены выходили провода сварочные, два кабеля выходило. Вот здесь я лежал на полу, обливали водой пол, подключали сварочник к гениталиям, подключали к пятке, пытали здесь сварочным аппаратом. Руки – в стяжках, пластиковые стяжки были. Здесь раковины стояли из нержавейки, вон там стол стоял, стол вот здесь стоял и вот здесь раковины были. Ну и стены вот эти были обшиты листами из нержавейки.

Пытками занимались Мясник и Доктор. Они между собой так себя называли Мясник и Доктор. А настоящие имена я не знаю. Мясник и Доктор – они так друг к другу обращались. Они просто получали наслаждение. В первую очередь больше наслаждение получали, чем какие-то вопросы задавали. Как таковых вопросов не было.

Дальше, за этим зданием, там у них модульный ангар стоял, сарай. На дыбе я там висел. Расстреливали. Но расстреливали и в яме, с трупами лежал, это было вот туда гораздо дальше, по взлётной полосе, в ту сторону проходили. А так в основном избиение, дыба и электроток. Я неделю был здесь.

За день до того, как вывезли меня отсюда, принесли расписку, чтобы написали, что претензий к батальону «Азов» не имеем…

Тот, который нас охранял, вон там сидел в предбаннике, он был в полицейской форме «киевская полиция», а те, которые были в камуфляже, у них шевроны были – волчий крюк батальона «Азов».

Они и не скрывали, у них на рукавах были. В брониках они здесь часто по коридору бегали. Поэтому ничего удивительного, почему я с уверенностью и говорю, что это «Азов» был. А эти Мясник и Доктор – они были просто в оливковой форме без знаков различия. Вот это помещение знакомое. Здесь в футбол играли. Бросали на землю и играли в футбол нами. Одного человека сразу 10 пинали, катали по полу. Развлечение у них такое было.

Меня приводили в то, соседнее помещение, напротив и вот здесь вот женские крики раздавались. Пытали, издевались, насиловали женщин. Крики были ужасные, душераздирающие. Вот именно в этом помещении. Это делали люди из батальона «Азов». Других здесь не было. Здесь базировался «Азов», на втором этаже там у них казарма была.

А из этого помещения меня вывели и повели куда-то в ту сторону. Сколько по времени я шел, не знаю, уже смеркалось. И состояние у меня было такое, что я не замерял ни расстояние, ни время, сколько вели и прочее. У меня ушла земля из-под ног, и я упал в яму с телами человеческими. Человек 6–7 где-то было примерно. Уже убитые люди. Потому что жара, август месяц, и уже запах разложения шел. Я ночь там провёл, утром меня оттуда вытащили. И ещё дальше повели, потащили.

Вон там развалины, кирпичная стена была и прочее. И вот там меня расстреливали. Имитировали расстрел. Стреляли над головой, потом сказали, что хватит с меня, а то это будет слишком быстро для меня всё. И меня повели назад в холодильник.

Здесь у них что-то типа ангара стояло, сарай высокий. Здесь была дыба так называемая, это металлический уголок где-то, может быть, метра полтора в длину. Ноги приковывали к полу, между ног протягивали этот уголок на тельфере. Крючьями поднимали на тельфере его и делали так, чтобы у тебя ноги натянулись, и на этом уголке я висел. Не знаю сколько времени. Меня завели – было светло, вытащили оттуда – было темно. Кровь у меня по ногам шла, что там было, сколько времени, я не знаю. Да, я потерял сознание. Когда начало болеть, сначала было больно, терпел, а потом просто потерял сознание и все. Очнулся уже в холодильнике».

Людмила, на момент опроса проживала в г.Донецк. Опрос проходил на месте преступления – в пыточном центре «Азова» в аэропорту Мариуполя:

«У меня был мешок на голове, сейчас даже вспомнить сложно, где зал самого терминала, но я так подразумеваю, судя по эху, скорей всего, там меня, наверное, и пытали. Там меня душили и топили в ёмкости с водой.

Я помню, что меня усадили на стул, и когда задавали вопросы, когда я отказалась отвечать, мешок, который у меня был, полиэтиленовый большой черный, на голове и скотчем перемотанный вокруг глаз (вот эти, что свисали, концы), меня этим пакетом душили, не давали доступ воздуха. Человек один держал.

Я потеряла сознание, да, а потом меня приводили в чувства – по щекам били, чтоб я пришла в себя. Помню, что была большая металлическая бочка, меня два человека туда окунали головой.

Пытали «Мясник» и «Доктор», эти позывные я запомнила хорошо. А то, что пытали здесь Мясник и Доктор, это точно хорошо запомнила, врезалось в память».

Рассказывает Даниил, задержанный сотрудниками батальона «Днепр»:

«Меня схватил батальон «Днепр». Я поехал на рыбалку, меня схватили, привезли в линейное отделение милиции и сразу, со старта, начали избивать. Били всем, чем можно: и палками, и ногами, и пистолетом по голове. У меня голова была, как ежик. Потом на дыбу вешали – это руки за спину, руки в наручниках. Повыворачивали все руки. Потом сделали, как они назвали, «качели». Это длинный ломик-шестигранник. Руки под ноги в наручниках, и надевается ломик. Потом кружили меня с этим ломиком, оставляли, и я висел на нем. Кости чуть не повылазили у меня. До сих пор не работают руки, эти части. Последний раз они двадцать минут продержали на этом ломике, сняли, начали обливать водой и бить током электрошокерами. Это длилось, пока я не начал терять сознание. Не давали спать. Если я начинал засыпать, такие экзекуции повторялись. Оказывается, пытали мою жену. Тоже забрали и держали в соседней камере. Ей сломали на левой ноге все пальцы. Я подписал все бумаги, в которых меня обвиняли, и меня увезли в СБУ. Что они пытались выяснить, я так и не знаю. Зачем вот это всё надо было вытворять, я не знаю. Сколько я историю ни изучал, немцы так не извращались, такими пытками, как делали они. После СИЗО нас отправили в Днепродзержинск на базу «Днепр-1». Позывные у тех, которые там служили: «Икс», «Альбина» и «Макс». Они издевались как хотели, стреляли над головами. Все были практически переломаны, но они заставляли отжиматься. Одного человека вообще чуть не закопали в яме. Хотели застрелить. Это продолжалось четыре дня, и потом нас увезли в СБУ Харькова уже на обмен. Там у меня открылась язва. Меня отвезли на «неотложке» в больницу в Харькове. При этом врачи сделали мне эндоскопию и все анализы – у меня сильно кровоточила язва. Факт в том, что меня отвезли под чужой фамилией. Мне сказали: называй любую фамилию, любой адрес. Меня хотели положить в стационар. Но им запретили. Привезли меня обратно в СБУ, и, пока не произошел обмен, приходилось как-то терпеть все эти боли невыносимые. Кроме того, что было все тело побито, ну еще и язва открылась».

Рассказ жителя Мариуполя об операции без наркоза:

«…Я с самого начала был за «Русскую весну». Активистом не был, но активно сочувствовал и на референдуме голосовал за независимость. Потом, когда город бросили и в него зашли укропы, я начал помогать подполью. Ну а потом меня взяли. Как вычислили – понятия не имею. Просто в один прекрасный день скрутили прямо на улице и увезли. Взяло СБУ. Такими, как я, СБУ занимается. Не «Азов». Те только над «мирняком» издеваются и над пленными. Я тогда ещё обрадовался, что к ним попал, а не к «тербатам». Те вообще звери. А эти хотя бы на службе. Думал, будет легче. Я ошибся.

Меня практически сразу из Мариуполя вывезли. Перевели в Харьков. В местное управление СБУ. Туда многих наших свозят. Подпольщиков, пленных, тех, кто не так слово сказал. Ну, и просто тех, кого заподозрили. И это одно из самых страшных мест, на самом деле. В харьковском СБУ самые настоящие выродки. Которые ничем не лучше «тербатов». А может, даже и хуже. Тому же «Айдару» или «Азову» есть чему у них поучиться, на самом деле.

…Самое настоящее зверьё. Хотя, полицаи всегда такими были – больше всего своих ненавидели.

…Меня пытали 18 часов. Без перерыва. Они менялись, когда уставали. Я точно знаю время – часы видел. Как пытали? В основном, били. Я даже не представлял, сколькими разными способами можно избивать человека. У харьковского СБУ фишка – бить книгой. Ну, ребром книги. По мягким тканям. Но это так – только один из способов. Ребята фантазировали. Они свою работу явно любят. Мне запомнились не книги. Они брали гранаты без запалов, засовывали их в противогаз и избивали этим. По бокам. По спине. По груди. Когда я отключался, меня приводили в себя и продолжали. Наверное, только по голове не били – задачи меня убивать у них не было. Хотя лучше бы была. Потом, когда я уже окончательно стал куском мяса, меня просто кинули в автозак и приказали везти в СИЗО. Но на половине дороги конвоиры развернули машину и повезли в больницу. Я слышал их переговоры по рации: они матерились и говорили, что «сепар сейчас просто сдохнет» у них в машине, а им отписываться потом. Я это услышал и понял, что у меня изо рта идёт кровь. Много крови. Я уже ничего не чувствовал. Вообще ничего. Наверное, я действительно умирал. Кто его знает.

…Врач в приемном покое попытался нас не пустить. Он говорил, что у них нет наркоза, а этому явно требуется операция, причем быстро. И что ему тоже не охота потом отписки сочинять. А конвоиры ответили: «Это сепар, режьте его без наркоза». Ну… Это они и сделали.

… то, что со мной делали перед этим в СБУ, не шло ни в какое сравнение с тем, что было в этой больничке. Когда они «оперировали». Что я при этом испытывал? Я вряд ли смогу это объяснить. Выяснилось, что в результате избиения у меня рёбра переломались так, что осколки пошли в лёгкие. Еще полчаса – и я бы действительно просто подох. Может, быстрее. Плюс многочисленные травмы внутренних органов. Плюс гематомы. Это слово звучит буднично, но представь себе синяк, от которого человеческая нога делается в два раза толще. Представил? А я такой был весь. Честно! Я вообще не представляю, почему я до сих пор жив. И знаешь, что меня поразило больше всего? Укропы-врачи. На моей палате они повесили большую табличку: «Сепаратист». Обезболивающего практически не давали. Медсестра приносила еду и ставила ее рядом. Она видела, что я прикован по рукам и ногам. Что я не смогу есть. Не говоря уже о том, что я потом неделю не мог шевелиться практически вообще. Она это видела. Ставила пищу рядом с моей головой и улыбалась. А знаешь, кто людьми оказался? Конвоиры. Они это все видели. И потом начали меня тайком кормить. Сами. Чтоб никто не увидел. А один даже приносил какое-то обезболивающее. На свои деньги покупал в аптеке и тоже тайком мне давал.

Но самая жесть была не в этом. Ко мне несколько раз приво¬дили студентов из местного мединститута. Чтоб показывать, как заживают такие необычные ранения. И вот эти будущие врачи (и их «наставники») на меня смотрели не то что как на неодушевлённый предмет. И даже не как на животное. Я даже не знаю, что это было. Не было ни ненависти, ни каких-то особых эмоций. Просто какое-то холодное, спокойное нечто. Будто передо мной вообще не люди. Какие-то существа без души. Помнишь старый фильм про «Чужих»? Вот чем-то таким они и были.

…И они тыкали зондом в открытые раны. Как будто я лягушка. Хотя не всякую лягушку режут заживо. Я один раз закричал, а преподаватель им говорит, мол, фиксируйте болевую реакцию, смотрите, как дергаются мышцы. Ну, или что-то такое. После этого я уже не кричал. Не хотел доставлять такую радость этим мразям. Я по детству как-то фильм смотрел, про то, как проводились медицинские опыты в концлагерях. И я понять не мог, что за люди такие могли это делать. Люди это, вообще? Теперь знаю – я их видел. Это не люди.

Знаешь, вот, говорят, что это нацизм. Да нет, это не нацизм. Это Украина. Такая она – настоящая».

По свидетельствам выживших узников, другие концлагеря, подобные тайной тюрьме СБУ в Мариупольском аэропорту, действовали на заброшенных базах отдыха близ Мариуполя, где обосновались «Азов», «Айдар», «Донбасс», «Торнадо» и другие соединения ВСУ и нацгвардии, набранные из украинских неонацистов.

1

Из свидетельских показаний:

«В период времени примерно с 17 по 23 марта 2015 г. сотрудники батальона «Торнадо» регулярно приводили в подвал различных мужчин, которых систематически избивали. Удары наносились руками, ногами, пластмассовыми трубами и другими предметами, в основном по ногам, ягодицам и интимным местам. Кроме этого, данных мужчин пытали предметом, похожим на электрогенератор. Содержащихся в подвале мужчин раздевали наголо, ставили на бетонный пол и обливали водой. После этого прикасались ого¬ленными проводами с током к различным частям тела, например к вискам, половому члену и мошонке. Мужчины сильно кричали, так как данные пытки причиняли им невыносимую боль и страдания. Данные сотрудники, находясь в подвале, в нашем присутствии около шести-семи раз употребляли марихуану путем ее курения через бульбулятор».

В созданной украинской властью пыточных центрах для мирных жителей и ополченцев Донбасса набор пыток напоминал тюрьмы гестапо. Так, 24-й отдельный штурмовой батальон ВСУ «Айдар» устроил тайный концлагерь в поселке Половинкино (Старобельский район ЛНР). Концлагерь расположился в помещениях бывшего колбасного завода. Внешний периметр концлагеря оградили колючей проволокой, по внутреннему периметру шла запретная зона, пересечение которой каралось для узника смертью. Узников держали в тесных душных камерах без окон, жертвы «Айдара» справляли нужду там же, где и на¬ходились. В период так называемого «карантина» – когда узник только оказывался в концлагере – ему неделю или две не давали никакой еды. Через пищу в концлагере «Айдара» узника могли и отравить насмерть. Допросы и пытки происходили в бывшей коптильне. Пытками и издевательствами айдаровцы провоцировали узников на самоубийство. Помещения для охраны были завешаны наглядной агитацией с призывами к убийствам всех русских и русскоязычных. Все эти факты подтверждаются показаниями потерпевших.

Одним из украинских военных преступлений также является массированное неизбирательное минирование мирных районов городов ДНР и ЛНР. Эти действия также являются прямым нарушением Конвенции о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении и Протокола о запрещении или ограничении применения мин, мин-ловушек и других устройств. В мире насчитывается 163 государства-участника договора, среди них, кроме Украины, такие страны как Великобритания, Германия, Франция, Бельгия, Дания, Финляндия, Япония, Польша и другие. Вот одно из свидетельств подобных преступлений киевской хунты.

Нина, на момент опроса проживала в г.Светлодарск:

1

«25 июля 2022 года в полдевятого вечера шла до родителей домой. По-над дворами дома прошла, потом завернула за дом, шла по аллейке, и я сначала не поняла, что произошло. Был хлопок, такой негромкий хлопок. Заболела левая нога и правая нога заболела. Смотрю кровоточит. Стало плохо, так я на землю присела и потом посмотрела на правую ногу: у меня пятки не было. Начала звонить знакомым, скорую начала вызывать сама.

И знакомой там позвонила, у нее машину нашли, меня в больницу доставили. Наступила на «Лепесток». Это ж я поняла, что это «Ле-песток». Я его не видела вообще, я просто шла по аллее. Ни цвет его не видела, вообще ничего. Не знаю, каким он даже цветом был. Военных никого нет, люди ходят во дворе, детки гуляют на улице. Любой мог бы пройти по той алеечке, не только я могла. Это же мог и ребенок пройти. Ужас. Полгода будет заживать, реа¬билитация потом: нам придется делать протез. Ступню отрезали. Нету ступни. Надо делать протез».

Это всего лишь малая доля свидетельских показаний зверств неонацистского режима. Причем, если брать 2014 год и сейчас, 2023-й, то можно сказать, что ситуация в отношении вооруженных формирований Украины к мирному населению намного ухудшилась. Раньше, скажем, были некоторые люди, которые проявляли человечность. Эти факты были очень редки, но, справедливости ради, нужно отметить, что некоторые военнослужащие не выполняли преступные приказы, они помогали населению. Они не убивали, не истязали и вели себя по-человечески.

Сейчас, на данный момент, таких вот, скажем, благородных поступков со стороны вооруженных формирований Украины отмечено не было. Более того, с самого начала Специальной военной операции вооруженные формирования Украины избрали террористическую, фашистскую тактику и стратегию, поскольку они придерживаются тактики выжженной земли.

Корни этого кровавого насилия современных укронацистов уходят в геноцид гитлеровцев и их украинских пособников в годы Великой Отечественной войны по отношению к населению Советского Союза. Как и тогда, сегодня речь идет о жизни и смерти людей, находящихся под властью террористического античеловеческого режима. И люди, выбравшие собственный путь жизни, желающие быть вместе Россией, вправе верить в справедливость и неизбежное возмездие для военных преступников за их деяния.

Уверен, что жуткая тирания в скором времени аукнется гулким эхо по киевским, вашингтонским, брюссельским, варшавским и прочим кабинетам погрязших в крови бюрократов. Новый Нюрнберг 2.0 не за горами.

Николай ВОЛОВИЧ
публицист, политический аналитик,
член Бюро Центрального Комитета
Коммунистической партии Беларуси
Прочитано: 166 раз(а)
Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA