Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Новости 2 » Новости Азербайджана. Ильхам Алиев пойдет и на четвертый, и на последующие сроки, а перемен он не хочет.

Новости Азербайджана. Ильхам Алиев пойдет и на четвертый, и на последующие сроки, а перемен он не хочет. 

Ильхам Алиев пойдет и на четвертый, и на последующие сроки, а перемен он не хочет.

1-71-bigПрошедшие в Азербайджане президентские выборы, скажем прямо, были весьма спорными. Власти празднуют победу, оппозиция требует признать их результаты незаконными, по телеканалам транслируют песни о переизбранном Ильхаме Алиеве, оценки международных наблюдателей из Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) радикально разнятся. Это все происходит на фоне прогнозов различных наблюдателей о том, что ждет Азербайджан после переизбрания действующего президента: какие сдвиги могут произойти в процессе урегулирования нагорно-карабахского урегулирования, как себя поведет Азербайджан как региональный игрок, какую позицию займет перед надвигающимися интеграционными вызовами и так далее. Об этих и других актуальных вопросах современной азербайджанской повестки ИА REGNUM побеседовало с руководителем департамента конфликтов и миграции азербайджанского Института мира и демократии, кандидатом исторических наук Арифом Юнусовым.

ИА REGNUM: В Азербайджане прошли президентские выборы, по итогам которых Ильхам Алиев продолжит занимать должность главы государства. Оценки этих выборов со стороны наблюдателей достаточно разнятся. Так, наблюдатели из ПАСЕ и Европарламента оценили проведение выборов высоко, БДИПЧ ОБСЕ наоборот, раскритиковало их. Чем объясняется такая разница?

Разница объясняется двумя факторами: с одной стороны, так называемой политикой приема подобных гостей, которая в последнее время больше известна как «икорная политика». Проще говоря, когда власти «работают» с международными наблюдателями, и в результате мы и видим итоги этой работы: те или иные наблюдатели вдруг в упор не видят или не хотят видеть нарушения и фальсификации. Или же для приличия отмечают некоторые из них, но всегда потом обязательно подчеркивают, что эти нарушения не носят массовый характер и не сыграли свою роль. С другой стороны, играет роль и фактор времени: делегация БДИПЧ ОБСЕ стала проводить мониторинг выборов не в сам день голосования, а намного раньше — за полгода до выборов. В итоге она имела в своем распоряжении предостаточно фактов и материала, могла судить о многих процессах. Не случайно, что представители ОБСЕ четко указали: электоральный процесс не ограничивается днем выборов и должен охватывать и подготовительный период, в ходе которого у кандидатов должны быть равные возможности и права. А вот в этом отношении многое было совсем не так, как пытались представить власти и их лоббисты в международных организациях, представители которых приехали на сами выборы, но даже в день выборов не сочли нужным осуществлять серьезный мониторинг.

ИА REGNUM: Насколько конкурентными, по вашей оценке, были прошедшие выборы? Многие наблюдатели указывают на фактическое отсутствие в Азербайджане реальных альтернатив действующему президенту и его команде. Разделяете ли вы эту точку зрения и если да, то чем обусловлена такая монотонность политической среды Азербайджана?

К выборам в Азербайджане крайне ошибочно подходить с традиционных позиций, когда есть некая страна, где прошли выборы, и дальше эксперты начинают анализировать эти цифры и шансы сторон. При этом всегда в голове держат аналогичные процессы в соседних странах и, как результат, то и дело проводят параллели то с Грузией, то с Россией, пытаются понять — почему нет в Азербайджане своего Иванишвили или хотя бы Навального? А раз нет, значит, нет и альтернативы Алиеву. Между тем такой подход к ситуации в Азербайджане и конкретно к выборам крайне ошибочный. Почему?

Начну с того, что эти сравнения некорректны. В Грузии президент Саакашвили регулярно встречался с лидерами оппозиции, обсуждая с ними будущие политические перспективы страны. Причем встречался с лидерами не т.н. «конструктивной», то есть своей оппозиции, а с лидерами (по терминологии наших властей) «радикальной оппозиции», которая при этом его жестко критиковала и выступала публично против! Которая митинговала в самом центре столицы, причем, не покидая днями улицы Тбилиси! Нельзя и Россию сравнивать с нашей страной. Да, Россия — страна, недемократичная по многим параметрам, там власть сложно именовать демократической… Но смотря с кем сравнивать ситуацию в России. По сравнению с Азербайджаном Россия вполне демократическая страна, где президент — фигура публичная, который не чурается встреч с населением и общественностью, где оппозиция может митинговать в столице, и не где-нибудь на окраине, а в центре, и где СМИ и ТВ освещают эти митинги протеста.

Нашу страну следует сравнивать с республиками Средней Азии. Мы сегодня где-то посередине между Казахстаном и Узбекистаном. А еще точнее — с некоторыми арабскими странами. Скажем, с Тунисом до революции, где мне несколько лет назад удалось побывать и где до революции я видел точно такую же картину, какая ныне наблюдается у нас в Азербайджане. То есть в Азербайджане речь идет не о выборах, которые носят имитационный характер. Речь идет о сопротивлении пока что малой части общества политике властей и отсутствии возможностей для демократического волеизъявления.

Во весь период правления семьи Алиевых, но особенно в последние 10 лет в Азербайджане шло тотальное наступление на свободу и репрессии против не только оппозиции, но и вообще против инакомыслящих. Работает традиционная для авторитарных режимов парадигма: свободомыслие-инакомыслие-оппозиция-враги. Митинги в стране де-факто запрещены. Хорошо, что есть выборы, и власти в этот период вынуждены со скрежетом зубов проявлять «демократичность» и все-таки позволять в этот короткий промежуток времени митинговать. Причем речь не о центре столицы или иных населенных пунктов… Но и тогда они всячески ставят палки в колеса. А главное — за эти годы у нас резко выросло число лиц, которые стали еще больше бояться власти. Любой, причем! У нас даже на выборах, зайдя в кабину, люди боятся быть честными и голосовать за того, кто им нравится. Страх засел крепко в мозгах. У нас в стране, да и за рубежом еще не могут забыть период Горбачева, когда в конце 80-х годов на улицы выходили десятки, а временами сотни тысяч людей! И потому видя, как на митинги оппозиции выходят несколько тысяч, многие разочарованно говорят об отсутствие протестных настроений, о желании людей жить в покое и при стабильной власти, об отсутствии поддержки у оппозиции.

Сегодня в Азербайджане число тех, кто еще не «застыл» под страхом репрессий, сравнительно мало. С учетом членов оппозиционных партий, а также неправительственных организаций и журналистов их не наберется и 30 тысяч. Остальные погрузились в сон, оказавшись в ледниковом периоде. И потому в Азербайджане главным был не вопрос победы оппозиции на выборах, ибо мало кто сомневался, что власти по полной программе используют административный ресурс. Как всегда, это массовые фальсификации, использование бюджетных структур, уже набившая оскомину игра под названием «карусель», когда одну и ту же группу избирателей власти на автобусах возят сразу по нескольких избирательным участкам и та голосовала несколько раз. А уж об арестах представителей оппозиции и вообще инакомыслящих в предвыборный период и говорить нечего, это уже будни для Азербайджана. Вот почему в Азербайджане стояла иная задача — растопить по мере возможности лед страха перед властью. И в этом отношении оппозиция одержала большую победу.

ИА REGNUM: В чем выражалась эта победа?

В Азербайджане помимо тех жестких ограничений (репрессии, аресты, суды, тотальный контроль над СМИ и ТВ), которые предусмотрены властями для оппонентов, добавились новые. Например, в течение последних пяти лет предвыборный период поэтапно сокращался с 120 дней до сначала 75 дней, а потом и вовсе до 61 дня. Плюс к этому, сама оппозиция умудрилась усложнить себе жизнь: она долго объединялась, потом долго решала — идти с единым кандидатом, или же каждый лидер пойдет в одиночку? Затем началась игра в ромашку по-азербайджански под названием «Приедет ли кандидат оппозиции писатель Рустам Ибрагимбеков в страну для участия в выборах или не приедет?». Эта игра продолжалась до тех пор, пока власти не остановили ее, просто не зарегистрировав Ибрагимбекова. И тогда оппозиция срочно нашла ему замену в лице интеллигентного историка Джамиля Гасанлы. Этот выбор многих удивил и одновременно вызвал разочарование. Кто знал о такой персоне до этих выборов, особенно в провинциях страны? Его знали как выдающегося ученого и интеллигента, но как политик он не был известен широким кругам общественности. Даже одиозные фигуры из зарегистрированных ЦИК кандидатов были лучше известны. Плюс ко всему, Гасанлы позже всех подключился к выборному процессу, у него было меньше всех времени как на саму регистрацию, так и на проведение агиткампании: всего 21 день оставили власти! При этом у него была возможность для появления на ТВ только на одном канале и только для шестиминутных выступлений в ходе десяти запланированных дебатов. То есть Гасанлы на ТВ досталось всего 60 минут. На деле оказалось и того меньше — провластные кандидаты срывали его выступления. Реально он получил в свое распоряжение 54 минуты. Плюс он и его сторонники из Милли Шура (Национальный Совет) успели провести несколько митингов. Все! А на стороне Ильхама Алиева были все телеканалы страны, которые с утра и до вечера пропагандировали его. Даже кандидаты в президенты, забыв, что они формально должны себя пропагандировать, также хвалили действующего президента и его отца, то есть также вели, по сути, пропаганду в пользу Ильхама Алиева.

И какие мы видим результаты? Несмотря на отсутствие средств (Гасанлы и все члены Национального Совета не могут сравниться с Иванишвили в этом вопросе), на отсутствие политических возможностей (Гасанлы и его сторонники могут пока что мечтать о возможностях Навального и его сторонников в России), ограниченный временем на пропаганду своих взглядов (всего 21 день вместо 120 дней, 54 минуты на ТВ и несколько митингов на окраине столицы и в провинциях в условиях репрессий местных властей) Гасанлы получает со стороны властей второе место и нам объявляют, что за него голосовало почти 50 тысяч человек. А ведь власти постоянно уверяли, что на стороне оппозиции всего несколько тысяч человек и они — одиозные маргиналы. А тут официально ЦИК приписал Гасанлы намного больше голосов. Но главное — у многих в обществе стал пропадать страх перед властью, появилась надежда на будущие перспективы. Конечно, не стоит спешить и полагать, что эти перспективы радужные. Нет, очень многое пока туманно и неясно. И нет сомнений, что в поствыборный период власти усилят свои репрессии, и количество арестованных и осужденных инакомыслящих возрастет. В этом нет сомнений. Но все же, глядя на процессы в стране с прагматических позиций, итоги выборов следует расценивать как моральную победу Джамиля Гасанлы.

ИА REGNUM: Электоральный период позади, третий срок и пять лет правления Ильхама Алиева впереди. Каких новшеств следует ожидать от президентства Алиева-младшего в обозримом будущем? Речь о вопросах, связанных с нацменьшинствами (талыши, аварцы и пр.), соотношения религия/светскость, возможных переменах в социальной сфере, экономике, схеме распределения бюджетных средств…?

Ждать каких-либо перемен во внутренней политике Ильхама Алиева не стоит. Все будет то же самое, что было и ранее. Власть в Азербайджане очень не любит слово «проблема», не важно даже о чем идет речь. Почему они стараются клятвенно убедить, что в республике нет межнациональных, религиозных проблем, нет проблем в сфере демократии, что все в стране отлично, граждане имеют все права, в межнациональной сфере царит дружба и согласие, а в религиозной страна может служить примером толерантности. Это все часто декларируется властями, будет декларироваться и впредь. В команде власти нет понимания того, что необходимо наличие государственной политики во всех этих сферах. Но есть старый советский принцип: «кто не с нами, тот наш враг». Причем врагами признаются все, кто против режима и не хвалит власть. Это в итоге и представители азербайджанской оппозиции, и неправительственных общественных организаций, особенно правозащитных. Это и активисты национальных меньшинств, которые что-то там для себя требуют, а также религиозные активисты и т.д. То есть нет разницы, о ком идет речь. Главное вот что: подконтрольны ли данные люди или организации властям или нет? Они хвалят власть или выступают против? И этот принцип, эти подходы к проблемам в Азербайджане будут и дальше сохраняться. А потому ждать тут каких-то перемен не стоит. Да, будут, конечно, заявления о приверженности к продолжению демократических реформ, о стремлении искоренить коррупцию, убрать монополизм в экономике, помочь с появлением наконец-таки среднего класса и т.д. Но реально ничего этого не будет сделано.

ИА REGNUM: За годы правления Ильхама Алиева, согласно официальной статистике, экономика Азербайджана утроила свой ВВП, доход на душу населения увеличился в 10 раз с $720 до $7490, был запущен ряд амбициозных региональных проектов и др. Считаете ли вы возможным, что в условиях сохранения нынешних темпов развития Ильхам Алиев пойдет и на четвертый срок?

Да, официально в Азербайджане идет экономический рост и бум, а ВВП такой и т.д. Реально же речь идет не о росте доходов населения, а о росте прибылей от продажи энергоресурсов, что находится под жестким контролем правящей семьи, которой все и достается. И окружению правящей семьи. То есть эти богатства достаются небольшому числу граждан страны. А подавляющее большинство живет намного хуже, особенно в провинции, и именно этим и объясняется отток населения за рубеж в поисках работы. Если бы в экономике было бы все хорошо, мы стали бы свидетелями масштабного процесса возвращения людей, уехавших на заработки в другие страны. Но этого нет, да и не предвидится. Наоборот: значительное число азербайджанских граждан предпочитает жить в эмиграции, в той же России, где действуют жесткие миграционные условия, а отношение к азербайджанским мигрантам не самое лучшее. Уже один этот факт красноречиво говорит против официальной пропаганды об экономическом росте.

Что же касается продолжения правления Ильхама Алиева, то нет сомнений, что он пойдет на четвертый и последующие сроки.

ИА REGNUM: К внешней политике: в последнее время много говорится о взаимоотношениях стран Южного Кавказа с внешними центрами силы — Россией и Западом (в широком смысле этого слова). Каков ваш прогноз, каким будет внешнеполитический курс Азербайджана в этом контексте? Может ли он выйти из системы баланса и склониться к одной из сторон?

Нет, каких-либо серьезных изменений в схеме внешнеполитической ориентации Азербайджана я не жду. Изменения возможны, но если к власти придут иные силы, у которых будет четкие представления о внешней политике и отношениях с внешними игроками. А нынешние власти давно строили эту систему для себя, и потому не верю, что что-то может их вынудить на перемены в этом отношении. Более того, такой баланс даже выгоден: когда Запад оказывает давление на власти Азербайджана по тому или иному вопросу, всегда последние могут сослаться на давление со стороны России. А если следует давление со стороны России, тогда можно сослаться на давление со стороны США и других западных стран.

ИА REGNUM: Какая роль в этом отводится Турции — ближайшему региональному союзнику Азербайджана, члену НАТО и стране, откровенно представляющей интересы Запада?

Для начала Азербайджану следует наладить истинно стратегические отношения с Турцией и отменить визовый режим для турецких граждан, хотя азербайджанские граждане давно не имеют с этим проблем. Как и позволить турецким бизнесменам без проблем работать в Азербайджане. Иначе говоря, в азербайджано-турецких отношениях далеко не все безоблачно. И потому говорить о большой роли Турции, о сильном влиянии Анкары на принятие решений официальным Баку не приходится.

ИА REGNUM: Как в Азербайджане расценивают решение Армении вступить в инициированный Россией Таможенный союз? Не считаете ли вы, что это решение сулит Армении прямые дивиденды в многолетнем противостоянии с Азербайджаном?

Признаться, в Азербайджане это решение Армении о вступлении в ТС вызвало у многих чувство удовлетворения. О каких-то дивидендах для Армении говорить не приходится, ибо карабахский конфликт и его урегулирование не зависят на самом деле от таких решений. Этот шаг Армении будет иметь последствия только в пропагандистской плоскости. Ведь ясно, что и Азербайджан, и Армения сильно зависят от позиций западных стран, весьма чутко реагируют на те или иные заявления и со стороны Евросоюза, и со стороны США. До этого решения у Армении было серьезное преимущество: она и с Россией имела очень близкие и хорошие отношения, и с западными странами дружбу держала. Это затрагивало и вопрос Нагорного Карабаха. Азербайджану было весьма сложно в этом отношении. Козырем Баку были энергоресурсы, и только этот фактор помогал Азербайджану балансировать ситуацию, в которой симпатии и России и Запада были на стороне Армении, но прагматизм вынуждал терпеть Азербайджан. По этой причине, кстати, те же западные страны не спешили с резкими действиями и давлением на Азербайджан. А теперь Азербайджан может быть в определенной степени спокоен, ибо любая страна, за спиной которой четко и однозначно маячит Россия, будет восприниматься негативно со стороны Запада. Это мы часто в последние годы видели в случае тех или иных конфликтов. Достаточно привести пример Косово и предвзятого отношения к Сербии со стороны Запада только потому, что Сербия воспринималась в одной связке с Россией. Так что теперь у Азербайджана новый козырь: к энергоресурсам прибавилось вступление Армении в ТС.

ИА REGNUM: Подавляющее большинство экспертов и наблюдателей связывали застой в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта с электоральными циклами в Армении и Азербайджане. Прогнозировалось, что по их завершении на этом фронте появится какая-то активность. Ваше мнение?

Застой в переговорном процессе и вопросе урегулирования карабахского конфликта не имеет никакого отношения к выборам в Армении и Азербайджане. На самом деле они не связаны друг с другом, это просто предлог. Важно отсутствие желания решать конфликт со стороны самих конфликтующих сторон, а также серьезные проблемы во взаимоотношениях ведущих мировых игроков. И армяне, и азербайджанцы исходят из того, что время работает на них. Каждая сторона искренне верит в это, исходя из своих представлений. То есть армяне полагают, что рано или поздно мир и, в первую очередь, Азербайджан устанет и, в конце концов, пойдут на перевод ситуации из состояния де-факто в де-юре, то есть признают независимость Нагорного Карабаха. А в Азербайджане полагают, что в условиях потока огромных прибылей от продажи энергоресурсов можно и нужно просто ждать, когда навязанная Армении гонка вооружений и экономического противостояния даст наконец свои результаты. То есть время будет работать против Армении, ее экономика будет истощаться, и это рано или поздно даст свои плоды. Вот главные базовые подходы сторон, которые просто используют переговоры как своего рода рекламную паузу перед основными и главными действиями. С другой стороны, в регионе имеет место быть и региональная конфронтация, что тоже не обходится без последствий. Почему сопредседателей Минской группы ОБСЕ правильнее именовать политтуристами, а не организаторами переговоров? Разумеется, официально все говорят о своей приверженности мирным переговорам и решению конфликта мирными средствами. И армянская сторона так говорит, и азербайджанская. И страны-сопредседатели Минской группы с утра до вечера твердят о своем желании все решить мирно. Но это все просто дипломатическая риторика, не более.

ИА REGNUM: На ваш взгляд, способны ли нынешние элиты и общества Армении и Азербайджана в принципе прийти к какому-либо консенсусу по нагорно-карабахскому конфликту?

Я не вижу такого глубокого культурного или цивилизационного раздела между армянским и азербайджанским обществами. Наоборот, армяне и азербайджанцы вполне могут уживаться и сотрудничать в других странах. Значит, смогут быть хорошими соседями и даже жить сообща. Но сегодня существуют политические проблемы и вопросы, при наличии которых говорить о консенсусе по вопросу урегулирования карабахского конфликта просто нереально.

Подготовил Эмиль Бабаян

http://www.regnum.ru/news/1719089.html#ixzz2hhJzfBor


comments powered by HyperComments

Прочитано: 80 раз(а)
Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                              Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Фененко
Юрий Вячеславович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Волович
Николай Викторович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС

Создание сайта агентство IR MEDIA