Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Новости 2 » 7.03.2014. Газета «Правда». НАШ ВЕЛИКИЙ ШЕВЧЕНКО

7.03.2014. Газета «Правда». НАШ ВЕЛИКИЙ ШЕВЧЕНКО 

Тарас Григорьевич Шевченко — глыба, один из самых могучих и пленительных поэтов не только украинской, русской, но и всей славянской, мировой литературы. Ему достаточно было этого поэтического дара, чтобы стать корифеем культуры и навсегда войти в пантеон великих певцов. Но, кроме набатного слова и тонкой лирической ноты в стихах, природа наделила его и удивительным умением наблюдать и отражать окружающий мир в рисунке и живописи.

1394173504_01

            «Ах, как же страшно…»

Родившись 9 марта 1814 года в семье крестьян села Моринцы Звенигородского уезда Киевской губернии, Тарас хлебнул горя через край. Его родители — отец Григорий Иванович и мать Екатерина Якимовна, урождённая Бойко, — были крепостными помещика Энгельгардта. Этот помещик владел почти 18 тысячами душ крестьян только мужского пола, многими сёлами, в том числе Моринцами и Кирилловкой, где и проживало семейство Шевченко. В 1816 году в ревизский реестр крепостных Энгельгардта был вписан двухлетний Тарас Шевченко.

Мама Тараса тяжело болела, и все заботы о младших братьях лежали на плечах старшей сестры Катерины, которая по сути тоже была ещё ребёнком.

Беда, как говорят, не ходит одна: дети вскоре теряют мать, а через два года, когда Тарасу было одиннадцать лет, умирает и отец. И потекли, как слёзы, сиротские будни в бедной хатёнке с потемневшей соломенной крышей и покосившимися стенами. Её нарисует позже художник Шевченко.

Какие же красивые в идиллическом видении украинские сёла! И сады вишнёвые возле них, и вербы шелестящие, ручьи журчащие да левады — пастбища манящие. Так бы без конца и миловался тем раем, что под солнцем сияет.

Но — ой ли рай, если больную мать, как скотину, гонят на барское поле пшеницу жать, а отец с утра до ночи пашет на быках. У бедной вдовы насильно сына забирают в армию. Дети, полуголодные, без материнской ласки и опеки, стерегут помещичьи отары. Никто с такой силой и глубиной не изобразил ту жизнь, как впоследствии сам Шевченко:

…Ах, как же страшно

Всё в благодатном том селе:

Земли чернее, по земле

Блуждают люди; оголились

Сады зелёные; в пыли

Погнили хаты, покосились;

Пруды травою поросли,

Село как будто погорело…

Душу внука хорошо понимал дедушка Тараса — Иван Швец, свидетель «Колиивщины» (крупнейшего крестьянского восстания на Украине в 1768 году). Он рассказывал любопытному мальчугану о гайдамаках, об их борьбе против польских шляхтичей. Героическое время знала Украина.

Маленький Тарас рвался к учёбе, любил рисовать, но дьячкам, бессердечным богомазам, которые были за учителей, не нужны способные ученики. Им нужны были работники, а поэтому Тарас таскал воду, колол дрова, топил печь, мыл и прибирал в хате церковноприходской школы. Такая школа и такая учёба посеяли в нём «глубокое отвращение и презрение ко всякому насилию».

Как раз в то время управляющий молодого барина подбирал прислугу. Он и заприметил рвущегося учиться живописи Тараса. Так мальчик стал комнатным казачком, выполняя команды: подай, принеси, сбегай!..

В пятнадцать лет, сопровождая помещика Энгельгардта, Шевченко увидел Киев, Днепр, храмы. Поразил его жизнерадостный город, о котором он будет не раз вспоминать и в Санкт-Петербурге, и в закаспийской ссылке. И везде, где возможно, он интересовался лубочными картинками, приобретал, а потом срисовывал с них то Кутузова, то казака Платова или Соловья-разбойника. Изображения сопровождались пространными текстами, которые тоже знакомили Шевченко с русским фольклором.

Осенью 1829 года с дворовыми крепостными своего помещика Тарас перебирается с Украины в Вильно — это новое место военной службы П. Энгельгардта. Тяготясь обязанностями слуги, талантливый подросток упорно тянулся к рисованию. Дошедший до нас единственный рисунок «Женская головка» (копия с неизвестной гравюры) 1830 года свидетельствует о потенциальной гениальности художника.

В Вильно, прожив здесь около полутора лет, Шевченко удалось поучиться у настоящего мастера живописи Яна Рустема. Литовский художник тогда заведовал кафедрой живописи Виленского университета, который был расположен через дорогу от дома Энгельгардта. Любопытный юноша быстро овладел и польским языком, в оригинале читал поэтов Красицкого и Мицкевича — революционных романтиков, знакомился с культурой Польши. В своём «Дневнике» Шевченко вспомнит и о виленском знакомстве с девушкой-швеёй польского происхождения Дуней Гусиковской. И уже здесь закладываются основы интернационализма будущего поэта и художника. Позже, вспоминая о литовском периоде своей жизни, он скажет: «Я в первый раз пришёл тогда к мысли, отчего и нам, крепакам, не быть такими же людьми, как другие свободные сословия».

            Трудный путь к раскрепощению

Когда Энгельгардт выходит в отставку и переезжает в Петербург, с помещичьей прислугой в столицу попал в январе 1831 года и юный Шевченко. Скоро здесь начнётся настоящая битва за его свободу, за его судьбу. Стоит прочесть почти автобиографическую повесть Тараса Шевченко «Художник», чтобы увидеть и понять, как те события переживал автор.

Где-то через год Шевченко был законтрактован Энгельгардтом на четыре года «разных живописных дел цеховому мастеру» Василию Ширяеву, платившему определённую сумму Энгельгардту. Нет, здесь не было обучения в прямом понятии этого слова: его заменял напряжённый труд теперь уже у другого предпринимателя — артельщика Ширяева, человека крутого нрава.

Трудности не пугали Тараса, он вкладывал всё своё старание, чтобы овладеть мастерством художника-декоратора. Кроме того, у Ширяева была обширная библиотека, он владел ценным собранием картин и эстампов, к нему захаживали известные художники, они вели споры об искусстве, литературе, декламировали стихи Пушкина, Жуковского. Подмастерья присутствовали при таких дискуссиях. Одним из них был Тарас Шевченко. Так шло приобщение украинского крепостного к русской культуре, и он в свою очередь будет способствовать её укреплению и расширению.

Петербург, как и Киев, пленил юношу. А его Летний сад притягивал своей таинственностью и мечтательностью. В белые ночи маляр ходил сюда срисовывать мраморные статуи богов и мифических героев. Именно за таким занятием увлечённого парня и застал художник Иван Максимович Сошенко, учащийся Академии художеств. Он тоже был родом с Украины.

Земляки подружились. Сошенко свёл Тараса с руководителями петербургского Общества поощрения художников. Там рисунки «постороннего ученика» Шевченко посчитали заслуживающими похвалу. Тарас получает разрешение неофициально посещать живописные классы. Сошенко руководил выбором модели и плана, давал уроки анатомии. А посещение выставочных залов Академии художеств захватывало усердного ученика.

Круг знакомств у Шевченко расширялся с каждым днём. Художник Алексей Венецианов, молодой поэт и прозаик Евгений Гребёнка, конференц-секретарь Академии художеств Василий Григорович, поэт Василий Жуковский и, наконец, «Великий Карл», как друзья отзывались о гениальном художнике, авторе бессмертной «Помпеи» Карле Павловиче Брюллове. Музыкант и композитор Михаил Виельгорский, друг Пушкина и Глинки, Жуковского и Батюшкова, Гоголя и Грибоедова, познакомившись с Шевченко, был в восторге от одарённости крепостного юноши!

У всех у них созрел план обрести свободу Тарасу: ведь иначе ему невозможно было по царскому закону поступить в Академию художеств. Но опять не получилось быстрого решения, хотя эту идею выдвинули передовые люди России и Украины. Потребовалось ещё не одно усилие.

Русские друзья попытались уговорить пана Энгельгардта дать «вольную» Тарасу Шевченко. Но невежественный крепостник смекнул, что он и здесь может сорвать куш. Затребовал за юношу 2500 рублей, что по тем временам было огромной суммой. Тогда друзья решили: художник К. Брюллов напишет портрет поэта В. Жуковского, его разыграют в лотерею и за вырученные деньги выкупят Шевченко из крепостной зависимости.

Так и поступили. Лотерея состоялась 16 апреля 1838 года в доме у Виельгорского после концерта, на котором присутствовал весь «цвет» Петербурга. Деньги передали помещику Энгельгардту, и он подписал «вольную».

Тарас Шевченко был выше всех радостей: «Свобода! Свобода!»

            Рождение Кобзаря

Тотчас по получении долгожданного документа он поступает в Академию художеств учеником в класс профессора Брюллова. Учитель видел, с каким глубоким старанием овладевал мастерством в рисунке и композиции одарённый украинский парень. И вскоре его успехи были отмечены. Весной 1839 года Шевченко получает серебряную медаль за рисунок с натуры.

Близость Тараса к Евгению Гребёнке, который был восторженным поклонником поэзии Пушкина, способствовала и поэтическому росту Шевченко. В 1838 году «вольный» художник заканчивал большие поэмы «Катерина» и «Гайдамаки», которые посвятил В. Жуковскому и В. Григоровичу — в знак благодарности за их вклад в дело освобождения невольника. Тарас решается издать сборник своих стихотворений под названием «Кобзарь». И тогда, как и сегодня, издаться поэту можно, только найдя средства. Откуда они могли взяться у самого автора? Ему помог Е. Гребёнка, убедив украинского помещика П. Мартоса поддержать одарённого поэта.

Выход «Кобзаря» стал событием громадного значения как в духовной жизни украинского народа, так и в истории укрепления русско-украинских литературных связей. В этом Шевченко продолжил традиции, установленные Гоголем. В силе нашего духовного единства вновь мы впечатляюще убедились недавно в связи с выходом на экран фильма Владимира Бортко «Тарас Бульба». Убеждаемся снова и снова в исключительной важности этого единства!

…Но не успел «Кобзарь» ещё даже дойти до Украины, как небезызвестный своими доносами на Пушкина и Кюхельбекера В. Каразин уже пугал харьковские власти вредностью шевченковских стихотворений и требовал их запрещения. В Петербурге подобное требование распространял верноподданный царю Н. Кукольник.

Хотя в первой книжке стихотворений Тараса Шевченко ещё не было прямых призывов к революционному действию, тем не менее, она являла протест против несправедливого общественного бытия. Разве не об этом говорилось в «Тополе» и «Порченой»? Именно классовый инстинкт выводил молодого поэта на путь защиты простого, трудового человека. Кто герои ранних произведений украинского певца? Это наиболее обездоленные — батраки, сироты, обесчещенные девушки, незащищённые вдовы. Весьма показательна в этом отношении поэма «Катерина».

Сразу же по выходе «Кобзарь» стал любимой книгой не только украинцев, но и русских. Высочайшую оценку ему дали В. Белинский, Н. Огарёв, А. Герцен, Г. Квитка-Основьяненко, не говоря уж о Е. Гребёнке. А в благодарность автору его самого стали называть Кобзарём. И это явилось высшим признанием народным!

Украинские буржуазные националисты всегда старались создать сусальный образ «батька Кобзаря». Они хотели бы видеть его местечковым, им подыгрывающим. Так было почти двести лет назад, так и сегодня. И когда видишь, что на баррикадах киевского Майдана мелькает портрет Шевченко, то понимаешь, что националист как был зацикленный, таким и остался.

Классовый революционный дух поэзии Тараса Шевченко усиливался от произведения к произведению. Достаточно прочесть поэму «Гайдамаки» (1841) или «Слепая» (1842), «Тризна» (1844), «Наймичка» (1845), «Кавказ» (1845) и другие, чтобы увидеть, как всё выше и шире поднимается бунт поэта. Он никогда не переставал преклоняться перед подвигом «первых русских благовестителей свободы», как он называл декабристов. И в этом встал вровень с Пушкиным. Вспоминая, как В.И. Ленин определил, что декабристы «разбудили Герцена», мы можем с полным правом распространить вывод вождя и сказать, что они разбудили и Шевченко.

Герой «Тризны» наделён чертами декабристов.

…Он говорил, что обще благо

Должно любовию купить

И с благодатною отвагой

Стать за народ и зло казнить.

Он говорил, что праздник жизни,

Великий праздник, божий дар,

Должно пожертвовать отчизне,

Должно поставить под удар.

В 40-х годах Шевченко как поэт был уже широко известен в петербургских литературных кругах. Но и земляки настойчиво приглашали его. Да он и сам терзался желанием поскорее увидеть родные места, своих братьев и сестёр, находящихся в крепостных путах.

В 1843 году перед ним возник выбор: поехать в Италию для «усовершенствования в искусстве» или домой? Не каждому Академия художеств предоставляла такую возможность. Но Шевченко выбрал, конечно же, Украину. Вместе с Е. Гребёнкой на перекладных они выехали по Белорусскому тракту в Чернигов.

Пятнадцать лет пролетело! Тогда он уезжал с Украины фактически ребёнком, а возвращался крепким парнем, признанным поэтом и известным художником.

Но что изменилось на Украине? Его родные, его земляки как были в беспросветной неволе, так и остались. Они, как и русские крепостные, были жертвами помещичьего произвола, их продавали, секли розгами, обменивали на собак. И у Шевченко вырвалось: «Аминь всему весёлому, отныне до века!»

По возвращении в Петербург Кобзарь пишет сатирическую поэму «Сон». В ней он поднялся до вершин Пушкина, Лермонтова, Данте, Шекспира.

Непримиримость к неволе кипела в нём

А в 1845 году Тарас Шевченко, окончив Академию художеств, отправился в надежде жить и работать на Украину. У него было много заказов на портреты, в мастерстве которых он достиг значительных успехов, у него было много творческих замыслов.

Зачаруй меня, волшебник,

Друг мой седоусый!

Ты закрыл для мира сердце,

Я ж его боюся, —

Страшно мне дотла разрушить

Дом свой обгорелый,

Без мечты остаться страшно

С сердцем опустелым…

Так Шевченко записал в своём рукописном сборнике «Три года», посвятив строки другу Щепкину, великому русскому актёру, с которым встречался в Петербурге, когда тот приезжал сюда на гастроли из Москвы. Видно, как мучается Кобзарь, как переживает за судьбу униженных и оскорблённых.

В Киеве Тарас Шевченко начинает работать как художник в Археологической комиссии. Это дало ему возможность ездить по Украине, собирать археологические и этнографические сведения, делать зарисовки архитектурных памятников, записывать песни и предания. Во время поездок поэт вслух читает и даёт студентам переписывать свои революционные стихи из цикла «Три года». Молодёжь горячо их воспринимала.

И в это же время Шевченко сближается с членами тайного Кирилло-Мефодиевского общества, именуемого братством, — с Н. Костомаровым и Н. Гулаком. Они ставили перед собой широкие цели: объединить все славянские государства в единую федерацию и распространять просвещение в народе при обязательной отмене крепостного права. Это близко было поэту. Но, в отличие от умеренного либерала Костомарова, Шевченко видел в революционной борьбе путь к отмене крепостничества.

В марте 1847 года в тайную полицию поступил донос, и кирилло-мефодиевские «братчики» были арестованы. Всех их доставляют в Петербург. Но доказать принадлежность поэта к тайному обществу следствию не удаётся.

Тогда Шевченко вменили вину «сочинительство стихов на малороссийском языке самого возмутительного содержания, в которых поэт с невероятною дерзостью изливал клеветы и желчь на особ императорского дома… а поэтому стихи его вдвойне вредны и опасны».

Находясь под следствием, поэт написал четырнадцать стихотворений, озаглавив их «В каземате» с подзаголовком «Моим соузникам посвящаю».

Мне, право, всё равно, я буду

На Украине жить иль нет

……………………………

Одно лишь мне не всё равно:

Что Украину злые люди,

Лукавым убаюкав сном,

Во сне ограбят и разбудят,

Ох, это мне не всё равно.

Как злободневны эти слова применительно к сегодняшней трагической ситуации на Украине! К сожалению, нынешняя украинская «элита» плохо, а вернее — корыстно, читает классика…

По делу кирилло-мефодиевцев один подход был к «раскаявшимся» Костомарову и Кулишу, а другой — к Шевченко. «Художника Шевченко за сочинение возмутительных и в высшей степени дерзких стихотворений, как одарённого крепким телосложением, определить рядовым в Оренбургский отдельный корпус… поручив начальству иметь строжайшее наблюдение, дабы от него ни под каким видом не могло выходить возмутительных и пасквильных сочинений». Такое наказание предложило Третье отделение. Однако царь Николай своею «собственною его императорского величества рукою» добавил: «Под строжайший надзор с запрещением писать и рисовать».

31 мая 1847 года Тарас Шевченко был отправлен в ссылку.

Солдатчина отняла у поэта здоровье и силы, но не согнула, не примирила с царским режимом. Кобзарю оказывали помощь и поддержку многие передовые деятели русской культуры. Конечно, десять лет тупой солдатчины для вольнолюбивого человека стоили много. Шевченко тайно продолжал писать и рисовать. В ссылке им были созданы повести на русском языке, до нас дошли девять из двадцати.

Да как же после этого в выдумках украинских националистов до сих пор проскакивают наветы, будто Шевченко враждебно относился ко всему «московскому», а прежде всего — к русскому языку и к русской культуре?!

Надо совсем «с глузду съехать», чтобы утверждать подобное о человеке, которого именно русские деятели культуры выкупили из крепостничества, дали образование, поддержали в творчестве, облегчили трагическую судьбу. Цари, чиновники, паны, хоть русские, хоть украинские, — это одно, а народ — другое! Тарас Григорьевич Шевченко был настоящим проводником дружбы наших народов, подлинным интернационалистом. Читать надо Шевченко внимательно!

В ожидании освобождения Шевченко-солдат стал вести «Дневник». Это — своеобразный автопортрет с откровениями и честными характеристиками деятелей дружеского и враждебного окружения автора на протяжении всей его жизни. Это — воспоминания, поражающие феноменальными фактами и деталями, ключ к разгадке каких-то тайн творчества.

Ссыльный поэт покинул Новопетровское укрепление 2 августа 1857 года после «высочайшего повеления»: «Во внимание к ходатайству президента Академии художеств» рядового Шевченко «уволить от службы, с учреждением за ним там, где он будет жить, надзора, впредь до совершенного удостоверения в его благонадёжности».

            Рядом и вместе с лучшими русскими

27 марта 1858 года с необыкновенным волнением теперь уже бывший ссыльный снова вступил на землю северной столицы Санкт-Петербург. Руководство Академии художеств предоставило ему жильё — кабинет в самом здании учебного заведения. Здесь поэт и художник встречал своих друзей, здесь благодарил их за участие в его непростой судьбе.

Среди главных для него стали встречи с вождём революционной демократии, писателем и публицистом Н. Чернышевским, литературным критиком Н. Добролюбовым, поэтом Н. Некрасовым. С трибуны журнала «Современник» Николай Гаврилович Чернышевский заявил: «Имея теперь такого поэта, как Шевченко, малорусская литература также не нуждается ни в чьей благосклонности».

Напуганное угрозой «революции снизу», царское правительство подготовило крестьянскую реформу. Но даже в крайне урезанном, куцем проекте она встречала противодействие со стороны помещиков России и Украины. Им, конечно, ничего менять не хотелось.

В период 1859—1861 годов, по определению В.И. Ленина, складывалась «революционная ситуация» в России. Знал ли Владимир Ильич о Шевченко? Да, знал. Ленин высоко ценил Чернышевского, знал его творчество и обращал внимание на то, что вождь революционных демократов говорил о Шевченко. И когда в киевском журнале «Дзвiн» украинские национальные деятели выступали с фальсификаторскими статьями о творчестве Шевченко, силясь выдать его за своего однодумца, В.И. Ленин дал им достойный ответ…

В то время политические стихи Тараса Шевченко были особенно ясные и чёткие. Если либеральные деятели типа Костомарова и Кулиша надеялись, что новый царь Александр II даст освобождение крестьянам, то Шевченко писал:

Добра не жди,

Напрасно воли поджидаем:

Придавленная Николаем,

Заснула. Чтобы разбудить

Беднягу, надо поскорее

Обух всем миром закалить,

Да наточить топор острее,

И вот тогда уже будить.

Нельзя считать, что Шевченко писал лишь революционные стихи. Он силён не только в этом жанре, он не менее тонкий, душевный и даже трепетный лирик.

Не оставлял поэт и художественные работы. Профессор гравирования Ф. Иордан посоветовал Тарасу Шевченко заняться гравюрой. И он с интересом принялся за новое дело: «как настоящий вол, впрягся в работу». Лучшие гравюры этих лет — «Притча о работниках на винограднике» (с картины Рембрандта), «Вирсавия» (с картины Брюллова), «Приятели» (с картины Соколова), «Нищий на кладбище», несколько портретов и автопортретов.

16 апреля 1859 года совет Академии художеств за представленные гравюры «Притча о работниках на винограднике» и «Приятели» присуждает ему звание академика. В сообществе художников Шевченко называли теперь русским Рембрандтом. Художественное наследие его составляет 835 произведений!

В мае 1859 года Тарас Шевченко предпринимает поездку на Украину. И снова ему пришлось преодолевать несколько преград для осуществления своего намерения. За ним везде следили полицейские власти. А люди встречали с большой радостью, внимательно слушали Кобзаря, задавали главный вопрос: «Когда же придёт воля?»

Тарас повидался с братьями и сестрой, озабоченный тем, как их освободить из крепостной неволи. Намеревался Шевченко приобрести себе небольшой участок земли да провести на Украине остаток жизни.

Но при поездке по населённым пунктам Черкасского уезда он был арестован и по проведении предварительного дознания доставлен в Киев. Какова была причина этого задержания? По заключению генерала Васильчикова, пребывание поэта на Украине «угрожало общественному спокойствию».

            А потом придёт слава мировая

Шевченко по требованию властей вернулся в Петербург. И снова он встречается с Чернышевским. Николай Гаврилович рассказал украинскому другу, как он недавно повидался с Герценом, и посоветовал поэту написать в «Колокол», что Тарас Григорьевич и сделал.

После долгих проволочек разрешение печатать новое издание «Кобзаря» было получено лишь 26 ноября 1859 года, и то лишь на сочинения, которые печатались до 1847 года. А что было делать с теми, которые поэт написал за 1858—1861 годы? Их набралось более сорока! Они помещались в журналах «Современник», «Основа», «Библиотека для чтения» и других.

Осенью 1860 года Н. Гербель, старый знакомый и переводчик Шевченко, выпустил «Кобзарь» в переводах русских поэтов. Здесь же была напечатана «Автобиография» автора сборника. Шевченко направляет «Кобзарь» с тёплым своим письмом Герцену в Лондон.

Но в ноябре 1860 года происходит резкое ухудшение здоровья Шевченко, а 10 марта 1861 года его не стало. Хоронила поэта на Смоленском кладбище Петербурга вся передовая общественность столицы.

Перезахоронение тела Тараса Григорьевича Шевченко произвели летом 1861 года, упокоив его на Чернечьей горе над Днепром близ города Канева. Как и просил Великий Кобзарь в своём «Завещании».

Велика мировая слава Шевченко. Он почитаем среди миллионов людей, простых тружеников всей планеты Земля. Его произведения переведены на многие языки мира, а бессмертное «Завещание» — на более чем 150.

На Украине поэзия Шевченко, став основополагающей для новой украинской литературы и языка, вошла в кровь и плоть народно-поэтического творчества.

Огромным оказалось воздействие Шевченко и на русскую литературу и культуру. В своём предисловии к сборнику «Русская потаённая литература XIX столетия» (Лондон, 1861 год) Н.П. Огарёв заявил: «Украина проснулась в Шевченке, и — лучшее доказательство, как сила обстоятельств влечёт к самобытности областей и нераздельности союза, — Шевченко, народный в Малороссии, с восторгом принят, как свой, в русской литературе и стал для неё родной: так много было общего в наших страданиях и так самобытность каждого становится необходимым условием общей свободы».

Тарас Григорьевич Шевченко — наш общий великий пророк. И к нему надо прислушаться не только сейчас, когда мы отмечаем 200-летие со дня его рождения, но прислушиваться всегда. И тогда корни, которые он взял от Древней Руси, помогут преодолеть все невзгоды не только России, Украины, Белоруссии, но и всего славянского мира. Это особенно актуально в наши дни!

Олесь ГРЕК. Член Союза писателей России и Международного союза славянских журналистов, заслуженный работник культуры Республики Хакасия, строитель Красноярской и Саяно-Шушенской ГЭС. г. Саяногорск.

Источник: «Правда»  07.03.204

http://gazeta-pravda.ru/index.php/item/553-наш-великий-шевченко


comments powered by HyperComments

Прочитано: 215 раз(а)
Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Фененко
Юрий Вячеславович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Волович
Николай Викторович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA