Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Новости 2 » 14.11.2013. Новости КПБ. РОЖДЕННАЯ ОКТЯБРЕМ. ПО РЕКЕ ИСТОРИИ

14.11.2013. Новости КПБ. РОЖДЕННАЯ ОКТЯБРЕМ. ПО РЕКЕ ИСТОРИИ 

В результате победы Октябрьской революции народы бывшей Российской империи получили право на самоопределение вплоть до отделения и создания своих национальных государств. Оно было зафиксировано в «Декларации прав народов России», опубликованной 2 ноября 1917 года. В ней были определены основные принципы ленинской национальной политики: равенство и суверенность народов, право наций на самоопределение вплоть до отделения и создания самостоятельных государств, отмена всех и всяких привилегий в национально-религиозных отношениях. Позорная политика царизма, политика натравливания народов друг на друга заменялась «политикой добровольного и честного союза народов России» (Образование СССР. Сб. док.-М.,-Л.,1949,19).

000410_704804_0

В ст. 2 «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа» заявлялось: «Советская Российская Республика учреждается на основе свободного союза свободных наций как федерация советских национальных республик» (Съезды Советов РСФСР в постановлениях и резолюциях.-М.,1939, С.41).

III Всероссийский съезд Советов (январь 1918 года), утвердив принципиальные основы Российской Советской Федерации, предоставил рабочим и крестьянам каждой нации на съездах Советов самостоятельно решить вопрос о желании и условиях участия в федеральном правительстве и остальных федеральных советских учреждениях.

Национальная политика Советской власти имела целью утверждение новых взаимоотношений между нациями, основанных на пролетарском интернационализме. Она представляла собой новый тип национальных взаимоотношений, невозможный в условиях буржуазного общества.

Скажем сразу: национальное самоопределение не являлось самоцелью для большевиков. Оно было подчинено необходимости укрепления новой власти, организации сотрудничества народов в борьбе за построение нового общества; было очевидно и то, что необходимы и другие условия для реализации идеи национального самоопределения, и, в первую очередь, поддержка последней большинством населения Беларуси (а оно с тревогой относилось к какому-нибудь обособлению от Советской России, что ярко продемонстрировал Первый Всебелорусский съезд, который проходил в Минске с 5 по 17 декабря 1917 года).

Явно не содействовали этому разруха и голод, господствовавшие на белорусских землях в то время, фронт, разделивший их на две части, угроза полчищ кайзеровской Германии, мятеж польского корпуса Довбор-Мусницкого.

Под влиянием Октябрьской революции белорусское национальное движение разделилось на две части. Одна часть поддержала революцию, включившись в борьбу за социальное и национальное освобождение страны, в том числе и Беларуси. Вторая часть, не видя за классово – интернациональным содержанием революции ее национальное содержание, выступила против Октября.

Позиция белорусского национального движения по отношению к Октябрьской революции была обусловлена его социальной не однообразностью, углублявшимися и обострявшимися между различными социальными слоями этого движения противоречиями. Несмотря на образование на состоявшемся в марте съезде национальных деятелей Белорусского национального комитета, уже на съезде и на проведенной в те же дни конференций Белорусской социалистической громады наметились разногласия между Р.А. Скирмунтом и его сторонниками, с одной стороны, и Петроградской организацией БСГ – с другой.

Возникшие разногласия оказались настолько глубокими, что, несмотря на попытки состоявшегося 8 – 12 июля 1917 года в Минске второго съезда белорусских партий и организаций, они не были преодолены.

Об отношении населения Беларуси к вопросу национального самоопределения в первые месяцы Советской власти свидетельствует тот факт, что этот вопрос не поднимался ни на одном из губернских съездов Советов, которые проходили с ноября 1917 года по февраль 1918 года. Поэтому и местные большевики первоначально считали нецелесообразным проводить политику на самоопределение Беларуси и выступали только за то, чтобы белорусские губернии входили объединенной областью РСФСР. Она, в их представлении должна была стать первоосновой совместного братства народов.

В стремлении помешать дальнейшему упрочнению Советской власти в Беларуси контрреволюция в первой половине декабря 1917 года готовилась дать ей решающий бой. Не признав установленную в Беларуси Советскую власть, Великая Белорусская рада, центральная белорусская войсковая рада, другие национальные организации объявили о созыве в Минске Всебелорусского съезда. Основанием для решения о его созыве послужило то, что после Октябрьской революции съезд Советов Беларуси не созывался. Существовавшие органы власти и управления состояли из лиц, избранных съездами Советов рабочих и солдатских депутатов Западной области, крестьянских депутатов Минской и Виленской губерний, вторым съездом Западного фронта. Облисполкомзап фактически был образован без участия Советов Витебской и Могилевской губерний.

Реакция партийных и советских органов Западной области на решение Великой Белорусской рады созвать Всебелорусский съезд в Минске была отрицательной. Когда в Северо-Западном областном комитете РСДРП(б) и Облисполкомзапе стало известно об этом решении ВБР, А.Ф.Мясников тотчас же выехал в Петроград. Он намеревался добиться от народного комиссариата по делам национальностей запрещения на созыв данного съезда. Однако Наркомнац согласия не дал, поскольку это полностью расходилось бы с провозглашенным Советской властью правом нации на самоопределение. Народный комиссар по делам национальностей И. В. Сталин рекомендовал А.Ф.Мясникову искать иной выход, найти какую-нибудь белорусскую организацию, которая согласилась бы выступить против ВБР и созвала бы свой съезд тоже в декабре, но в другом городе. Такой организацией оказался Белорусский областной комитет при Всероссийском Совете крестьянских депутатов Петрограде.

Вступая в переговоры с БОК, Наркомнац РСФСР и Облискомзап ставили своей главной задачей парализовать намерения Великой Белорусской рады, других национальных организаций и партий, добиться отделения Белоруссии от Советской России и провозглашения её независимой буржуазно-демократической республикой.

В связи с незавершенностью в Белоруссии процесса создания областных органов государственной власти и управления БОК внес в Наркомнац предложение о созыве в ближайшее время Всебелорусского съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Вопрос о созыве такого съезда был предметом переговоров Белорусского областного комитета с Народным комиссариатом по делам национальностей РСФСР. По свидетельству Е. С. Канчера, этот вопрос обсуждался также с Я. М.Свердловым и В. И. Лениным. Е.С.Канчер изложил задачи съезда: опротестование попытки белорусской рады подписать договор с Германией об отрыве Белоруссии от России; разоружение польского корпуса генерала Довбор-Мусницкого; изгнание из Белоруссии немецких оккупантов; укрепление в Белоруссии Советской власти в соответствии с директивами ВЦИК и СНК РСФСР; обсуждение вопроса о дальнейшем государственном устройстве Белоруссии в составе РСФСР.

В ходе переговоров выяснено, что БОК является крестьянской организацией, отстаивающей конфискацию помещичьих земель и признание Советской власти в центре и на местах, и что для упрочнения этой власти в Белоруссии комитет в ближайшее время намерен созвать краевой съезд крестьянских депутатов (См.: Чарвякоў А.Р. За савецкую Беларусь.-Мн., 1927.-С.49).

Наркомнац РСФСР в основном согласился с предложением Белорусского областного комитета. Между ним и Белобласткомом было достигнуто соглашение о созыве Всебелорусского съезда для решения вопроса о самоопределении Белоруссии на основе советской формы государственности. В этих целях Наркомнац ассигновал деньги на проведение съезда, предоставил возможность его организаторам пользоваться телефоном, телеграфом, другими средствами. Об этом писал А.Г.Червяков в 1927г., но источник приведенных им сведений в работе не назван.

После подписания соглашения с Наркомнацем РСФСР Белорусский областной комитет в опубликованной им Декларации от 17 ноября 1917 г. объявил о созыве 15 декабря 1917 г. в Рогачёве Чрезвычайного съезда для защиты целостности Белоруссии.

БОК указывал, что настало время, когда Белоруссия как целая область в лице своего трудового крестьянства должна сказать: «Братья, белорусы! Как и прежде, наша Белоруссия служит местом политической и военной борьбы и объектом вожделений окружающих ее соседей… Никогда в истории Белоруссии не было такого трагического момента. Наша родная страна в настоящий момент насильственно расчленена на две части. Одна часть остается в руках немцев. Другая часть покрыта окопами, укреплениями, изрыта снарядами и в силу стратегической необходимости находится под ногами многомиллионной российской армии. Наша родина Белоруссия разграблена, унижена и опозорена… Мы стоим перед фактом возможного присоединения Белоруссии к Польше… Точно так же вновь нарождающиеся соседние республики – Украина, Литва – уже заявили претензии на отдельные уезды и даже губернии Белоруссии и в этом направлении подготовляют общественно мнение и готовятся к борьбе на предстоящей мирной конференции воюющих держав. Обессиленная и раздавленная Россия, по-видимому, не в силах удержать в своих руках целостность государства» (Турук Ф. Белорусское движение. (Приложение 14). М., 1921.−С.101,102).

Белорусский областной комитет при Всероссийском Совете крестьянских депутатов в Петрограде обратился к земским и городским самоуправлениям Белоруссии, кооперативам, Советам крестьянских депутатов, белорусам-воинам, белорусской интеллигенции и ко всему населению с призывом немедленно поставить вопрос о судьбе Белоруссии. Учитывая возможность гибели своей родины и завоевания революции, БОК выступил с инициативой объединения трудового белорусского крестьянства с целью образования автономно-свободной Белоруссии как части Российской Федеративной Республики.

Значительное сходство политических программ, во многом сближало Великую Белорусскую раду с Белорусским областным комитетом. Тем не менее, каждая из этих организаций объявила о созыве своего съезда. БОК претендовал на главенствующую роль в государственном строительстве Белоруссии. На стороне БОК была значительная часть интеллигенции, которая вышла из крестьянской среды. Это относилось и к воинам-белорусам. БОК возлагал надежды на соглашение, подписанное между ним и Народным комиссариатом по делам национальностей, на полученные для проведения съезда ассигнования.

Однако необходимое время было упущено. Пока БОК вел переговоры с Наркомнацем, ВБР фактически завершила кампанию по выделению на свой съезд делегатов, которые уже начали прибывать с Минск. БОК предпринял попытку воздействовать на ВБР, заставить ее отказаться от проведения этого съезда. Вначале рада не соглашалась, но после острой дискуссии между ними было достигнуто соглашение о проведении объединённого съезда, открытие которого было назначено на 15 декабря. Но на следующий день рада отказалась от компромиссного решения и осталась на прежней позиции…

Облисполкомзапу было известно о подготовке к созыву съезда. Установлено, однако, что он не участвовал в его подготовке, формировании состава делегатов и в самой работе съезда. Это объясняется, по-видимому, тем, что в ходе осуществления соглашения, подписанного БОК и наркомнацем, позиция БОК изменилась. Указанное не может оправдать линию поведения Облисполкомзапа в данной ситуации. Несомненно, что принятие активного участия в подготовке и работе Белорусского съезда позволило бы ему добиться изменения направления его работы в сторону сближения с Советами и принятия им положительных решений, особенно по вопросу самоопределения Белоруссии. Воспользовавшись неучастием Облисполкомзапа в подготовке и проведении съезда, Великая Белорусская рада получила возможность активно проводить свою политическую линию, направленную на отделение Белоруссии от РСФСР и создание национального буржуазно-демократического государства.

Белорусский съезд не отражал стремлений рабочих и крестьян Белоруссии, не давал им ничего реального, а только обещал предоставить то, что Советская власть уже осуществила в их интересах. Буржуазно-националистическая часть съезда была озабочена в большей степени тем, как отнять у рабочих и крестьян то, что им дала Октябрьская революция. Если бы национальной буржуазии и помещикам удалось добиться отрыва Белоруссии от Советской России и установления буржуазно-демократического государства, основные завоевания революции у трудящихся были бы отняты.

…После Октябрьской революции взгляды правой части Белорусской рады и других национальных организаций о будущем государственном строе Белоруссии изменились. В грамоте Великой Белорусской рады к белорусскому народу, изданной 27 октября 1917г., в обращении «ко всему народу белорусскому» (середина ноября 1917 г.) речь шла о демократической республике в составе Российской Федерации. В проекте резолюции о государственном строе, подготовленном Объединенной социалистической фракцией, уже выдвигается требование об отделении Белоруссии от России и образовании буржуазно-демократической республики. На съезде проект этой резолюции не был принят. После этого объединённая социалистическая фракция в тактических целях пошла на компромисс с Белорусским областным комитетом. Был представлен совместный проект резолюции, предусматривавший установление на белорусской земле народно-республиканского строя, избрание Рады съезда органом народно-республиканской власти, которая обязывалась в ближайшее время созвать Всебелорусское учредительное собрание; организовывать на местах власть крестьянских, рабочих и солдатских депутатов; всю землю безотлагательно без всякого выкупа передать в народное пользование; создать белорусское войско и др.

Пункт первый этой резолюции съезд принял в ночь на 18 декабря 1917 г. единогласно. Это означало, что в пределах Белоруссии вводился «республиканский демократический строй» во главе с «Всебелорусским Советом крестьянских, солдатских и рабочих депутатов» (Турук Ф. Белорусское движение.−С.34). В целях обеспечения выполнения данной резолюции съезд, по свидетельству И. Я. Воронко, поручил ранее избранной раде старейшин взять власть в свои руки, если для этого наступит подходящий момент (Воронко И. Белорусский вопрос в момент Версальской Мирной конференции. Ковно, 1920.−С.73).

Из этого следовало, что власть Облисполкомзапа и СНК западной области и фронта не была признана законной властью. Рассматривая объединение Западной области с фронтом временным образование, которое не выражало интересов белорусского народа. Съезд выдвинул новую формулу – Советы крестьянских, солдатских и рабочих депутатов с преобладанием в их составе депутатов от коренного местного населения, т. е. крестьян-белорусов.

СНК Западной области и фронта признал ст. 1 резолюции Белорусского съезда контрреволюционной попыткой свержения установленного в результате победы Октябрьской революции общественного и государственного строя. На этом основании в ночь на 18 декабря 1917 года съезд был разогнан, президиум и ряд делегатов арестованы.

В разгоне съезда Рада старейшин обвинила ВЦИК и СНК Советской России, которые якобы санкционировали проведение этой акции. Такое обвинение противоречит действительным фактам, так как известно, что Советское правительство РСФСР принимало меры к защите интересов белорусского народа. Рада старейшин знала о телеграмме И. В. Сталина в адрес съезда, в которой давалось заверение, что на Брестских переговорах СНК будет защищать интересы трудящихся масс. Исходя из этого, представляет интерес оценка событий, имевших место в ночь на 18 декабря 1917 г., американского советолога Р. Пайпса: «Во всяком случае,− пишет он,− акт отделения Белоруссии в 1917 году был актом эфемерным, лишенным в то время политического значения. В отличие от националистов на Украине в некоторых других районах Российской империи, белорусские националисты не имели народной поддержки » (Pipes R. The formation of the Soviet Union. Communism and nationalism. 1917 – 1923. New York, 1968).

Вопрос о причинах роспуска Белорусского съезда до настоящего времени не получил научного освещения. Исследователям известно небольшое количество источников, в которых, к сожалению, содержатся противоречивые сведения. Теоретические споры об историческом Белорусском съезде продолжаются…

После роспуска Белорусского съезда и до начала германской военной интервенции в страну у белорусской буржуазии было два месяца. Этого времени достаточно для того, чтобы проанализировать политическую линию и практическую работу Белорусской рады, выяснить положительное и отрицательное в ее деятельности, учесть сложившуюся обстановку и прийти к реалистическим выводам.
Однако последующие события показали, что верхи национальной буржуазии не воспользовались представившейся им возможностью. Они стремились реализовать те задачи, которые не были решены Белорусским съездом. Эту работу должна выполнить Рада съезда.

19 марта состоялось первое заседание Рады I Белорусского съезда, которая сразу была переименована в раду БНР. Заседание приняло Устав Рады БНР, утвердило 1-ю и 2-ю Уставные грамоты и определило состав Рады. Наряду с 27 членами Рады съезда – членами исполкома, являвшимися преемниками власти, полученной от I Белорусского съезда, в состав Рады вошли: 9 членов от провинциальных белорусских рад, 10 – от минского земства, 10 – от городского самоуправления, 15 – от нацменьшинств (7 евреев, 4 поляка, 2 русских, 1 литовец и 1 украинец). Из 71 члена Рады белорусов было 36, представителей Минска свыше 55 человек. Следовательно, Рада БНР по своему составу была органом не белорусским, а минским.

Сославшись на то, что в брестском мирном договоре не говорилось о белорусском государстве, Рада БНР , не считаясь с волей представителей партий и организаций русской ориентации, на заседании в ночь на 25 марта 1918 г. после десятичасовых прений приняла решение о независимости Белоруссии. В протоколе отмечалось, что атмосфера во время заседания «наэлектризовалась». Против отделения Белоруссии от Советской России голосовали депутаты городской, земской и бундовской фракций земская фракция вышла из Рады БНР и отозвала своих представителей из Народного секретариата. От голосования воздержались представители Объединенной еврейской социалистической партии (СС и ЕС), Поалей-Циона социалистов-революционеров. 29 марта Рада БНР отклонила предложение семи своих членов о включении в повестку дня вопроса о федерации БНР с Великороссией, Украиной и Литвой.

Решение о независимости было оформлено 3-й Уставной грамотой. Актом 25 марта 1918 г. БНР объявлялась «незалежнай і вольнай дзяржавай ». Все старые государственные связи, позволявшие «чужому ўраду падпісваць за Беларусь трактат у Брэсце», признавались утратившими силу.

3-й Уставной грамотой в состав БНР были включены Могилёвская, Минская, Витебская, белорусские части Гродненской, Виленской, Смоленской, Черниговской и соседних губерний. Кто провозглашал Белорусскую Народную Республику?

«Одним из первых основателей БНР стал Иосиф Яковлевич Воронко, член Белорусской социалистической громады и ее ЦК. В феврале – июне 1918 г. он занял пост председателя Народного Секретариата Беларуси, с 1923 г. жил в США, где и умер. Иван Никитович Середа был предсеателем президиума Всебелорусского съезда и первым председателем Рады БНР. В 1930 г. арестован и осуждён по делу антисоветского «Союза освобождения Беларуси» (теперь некоторые историки утверждают, что это дело было сфабриковано НКВД). Досрочно освобожден в 1943 г., реабилитирован».

Петр Антонович Кречевский был членом правительства БНР, с декабря 1919 г. председателем Рады БНР. С 1920 г. в эмиграции. Умер в Праге. Членом Рады БНР, председателем правительства БНР был крупный пинский помещик, депутат первой Госдумы России, член Госсовета Российской империи Роман Александрович Скирмунт. В 1930 г. он стал сенатором Польши. После воссоединения Западной Беларуси с БССР арестован, осужден за антисоветскую деятельность и расстрелян.

Иосиф Юрьевич Лесик был одним из лидеров БСГ и инициатором провозглашения БНР, членом её Рады, председателем Наивысшей рады БНР. В 1930 г. арестован по делу «Союза освобождения Беларуси», в 1938 г. за принадлежность к Саратовской антисоветской организации полит ссыльных. Умер в заключении, реабилитирован.

Этих инициаторов провозглашения БНР объединяли два важнейших политико-идеологических направления: враждебность к России и власти большевистских Советов. Такой антинародный курс вынуждал их искать союза вначале с немецкими, а затем с польскими оккупантами Беларуси.

Поэтому не случайно спустя месяц после провозглашения «независимого и вольного государства» президент рады БНР Середа, председатель правительства Воронко, члены Рады Скирмунт, Овсяник, Алексюк, Крачевский и Лёсик направили телеграмму кайзеру Вильгельму II с глубокой благодарностью «за освобождение немецкими войсками» Беларуси и с просьбой о «неделимости края в союзе с Германской империей». Это было первое официальное предательство коренных национальных интересов белорусского народа, который с оружием в руках поднимался на борьбу с кайзеровскими захватчиками и грабителями. Затем «независимая и вольная» БНР неоднократно отдавала Беларусь под крыло польских оккупантов, мечтая о федерации с Польшей. Алексюк, например, публично приветствовал Пилсудского как защитника белорусского народа, одобрял захват Польшей Западной Беларуси.

После Петра Кречевского президентом БНР в 1928-1943 гг. был Василий Иванович Захарка, казначей правительства и заместитель председателя Рады. Похоронен в Праге.

Заметную роль в том правительстве играл Станислав Николаевич Булак-Балахович – авантюрист, служивший в царской армии, Красной Армии, польской армии. В начале 20-х со своим конным отрядом составил основу армии БНР.

Членом правительства и Рады был Константин Борисович Езовитов. Он организовывал переход в свои Булак-Балаховича. В годы Великой Отечественной войны активно сотрудничал с немецко-фашистскими оккупантами, на втором Всебелорусском съезде в июне сорок четвертого в Минске избран членом Белорусской центральной рады (БЦР), возглавил главное управление белорусского освободительного войска. Перед вступлением Красной Армии в Минск сбежал в Ригу, затем в Берлин, попал в плен, умер в тюремной больнице.

Полковник и адъютант барона Врангеля Иван Абрамович Ерманченко в 1921 г. был генеральным консулом БНР на Балканах. В 1939 г. вместе с Василием Захарком подготовил для министерства иностранных дел Германии программу Белорусско-немецкого сотрудничества. Верно служил фашистам в Минске, возглавил «Белорусскую народную самапомач», с 1942 г. – советник палача белорусского народа гауляйтера Кубэ. В сорок пятом из Праги бежал в Германию, потом в США.

Министр образования Вацлав Леонардович Ивановский с началом немецко-фашисткой оккупации БССР возродил и возглавил Белорусский национальный комитет, бургомистр Минска и председатель «Беларускай рады даверу» при гауляйтере Кубэ. Кровавый палач белорусского народа, убит подпольщиками Минска.

Тем временем в Праге умирал в одиночестве президент БНР Василий Захарка, который понимал, что надо передать свои полномочия. Ни достойного кандидата не было. «Нікаму ня веру, донечка, гаварыў ён тэрмінова запрошанай Ларысе Геніюш. Ёсць многа людзей, але ў кожнага на некага арыентацыя… на гэта становішча я мог бы паставіць толькі цябе, каб ты не была жанчыный». Тогда Лариса Гениюш предложила кандидатуру Николая Абрамчика. После больших колебаний президент согласился, о чем тут же был составлен «тестамент». В нем Николай Абрамчик назначался Прэзідэнтам Беларускай Народнай Рэспублікі, а Лариса Гениюш Генеральным секретарем БНР.

Николай Семенович Абрамчик в двадцать четвертом году выехал из Западной Беларуси на учебу в Прагу, сблизился с Петром Кречевским, Василием Захарком и другими деятелями БНР. Накануне войны под руководством фашистских властей организовал в Берлине «Белорусский комитет взаимопомощи», участвовал в издании профашистской газеты «Раніца».

После Николая Абрамчика полномочия президента БНР перешли к уроженцу Вилейского повета Винцету Жук-Гришкевичу, подданному Канады. В 1982 г. его сменил на этом посту Язэп Сажич. Ныне президентом БНР является гражданка Канады Ивонка Сурвилла.

Таков, вкратце, послужной список высших деятелей провозглашенной в 1918 г., но реально в качестве государства не существовавшей и не существующей на сегодняшний день Белорусской Народной Республики. С ее карикатурным современным президентом Ивонкой Сурвиллой.

История свидетельствует об унизительном заискивании и активном сотрудничестве верхушки БНР с врагами белорусского народа кайзеровскими и польскими оккупантами, немецко-фашистскими захватчиками. В то время, как белорусский народ с оружием в руках боролся с иностранными завоевателями, отстаивал честь, свободу и независимость своей Родины, названные выше и другие руководители БНР, их духовные преемники помогали захватчикам грабить, насиловать и убивать жителей Беларуси, сжигать живых детей, женщин и стариков в Хатыни, уничтожать их в лагерях смерти на всей территории БССР. Сотрудничество БНРовцев с врагами белорусского народа отрывало их от родной почвы и было направлено не на созидание, а на разрушение коренных интересов нации, подчинение их иностранным захватчикам.

Современные духовные наследники БНР преклоняются перед новыми зарубежными хозяевами. Они склоняют головы сами и призывают сделать это граждан Республики Беларусь перед деятелями БНР, которые активно сотрудничали с оккупантами в 1918-1920 гг., а в годы Великой Отечественной войны вместе с немецко-фашистскими захватчиками топили белорусский народ в крови. Они признают и нынешнего президента БНР, который не является даже гражданином нашей республики.

Разве не кощунство это?» (См.: Петр Петриков. Кто провозглашал Белорусскую Народную Республику? – «Мы и время», 2003, 21 марта).

Итак, БНР не пользовались поддержкой широких народных масс. Хотя она и называлась республикой народной, в ее создании народ не участвовал. Известно, что I Всебелорусский съезд поручил избранному им Совету съезда подготовить и созвать Белорусское Учредительное собрание, а затем II Всебелорусский съезд, на котором провозгласить будущее белорусское государство. На деле получилось, что БНР провозгласил даже не Совет съезда, а образованный им орган – Исполнительный комитет Совета съезда. Кооптировав в свой состав 28 председателей национальных групп, исполком преобразовал себя в Раду БНР, состоящую из 71 члена. Следовательно, вопрос о государственном строе в Беларуси решила никем не избранная Рада БНР. Белорусский народ в решении вопроса об общественно-государственном строе своей страны не участвовал. Поэтому, надо полагать, БНР воспринималась народом как формирование, созданное группой интеллигентов неконституционным путем. Республика в юридическом правовом отношении оказалась нелегитимной. Она не была поддержана народом в лице его всебелорусского форума. Анализ деятельности верхушки национальной буржуазии по созданию БНР показывает, что единственной ее реальной опорой были германские интервенты. Всем стало ясно, что ее обещания о предоставлении белорусскому народу независимости, политических свобод, гражданских прав были обманом народа.

В феврале 1918 года кайзеровская Германия, сорвав мирные переговоры в Брест-Литовске, оккупировала почти всю территорию Беларуси. Виленскую и Гродненскую губернию она передала Литве, а 10 южных уездов Гродненской, Минской и Могилевской губерний – гетманской Украине.

Жестокий оккупационный режим на захваченной территории, деятельность лидеров белорусского национального движения, направленного на создание белорусской государственности на буржуазной основе и отрыв ее от Советской России, ускорили пробуждение национального самосознания белорусского народа, желание его создать свою государственность на советской основе. Уже в сентябре 1918 года на III съезде Советов Западной области руководители белорусских секций РКП(б) предлагали переименовать ее в Литовско-Белорусскую коммуну, или создать автономную республику в составе РСФСР. Конференция белорусских секций РКП(б), которая проходила в Москве 21-23 декабря 1918 года в связи с отходом немецких войск с территории Беларуси, признала необходимым создание белорусского советского правительства. Но решение по этому вопросу не приняла. Конференция признала необходимым начать подготовку Всебелорусского съезда Советов, на котором и предстояло решить вопрос о самоопределении Беларуси.

Несколько иную позицию в этом вопросе заняли руководители Облисполкомзапа и Северо-Западной организации РКП(б). Как и ранее, они считали, что национальный вопрос в Беларуси можно решить и в рамках Западной области, как административной единицы РСФСР. Их позиция нашла поддержку во ВЦИК РСФСР. 23 декабря 1918 года он принял постановление об «областных объединениях», согласно с которым Западная область, как территориально-административная единица РСФСР, была утверждена в составе Смоленской, Гродненской и части Виленской губерний.

Эту ошибку исправил ЦК РКП(б). 24 декабря 1918 года, идя навстречу предложениям конференции белорусских коммунистических секций и учитывая настроения и пожелания белорусского народа, он признал решение о создании Белорусской Советской Социалистической Республики. При этом ЦК РКП(б) пошел значительно дальше в вопросе о статусе будущей республики, чем белорусские коммунистические секции, которые предлагали автономию Беларуси в составе РСФСР. Было признано целесообразным провозгласить не автономию, а независимую суверенную советскую республику. В разговоре с А.Ф.Мясниковым 25 декабря 1918 г. И.В.Сталин сказал, что «ЦК партии решил по многим соображениям, о которых теперь говорить не приходиться, согласиться с белорусскими товарищами на образование Белорусского Советского правительства». И.В. Сталин обратил внимание А.Ф. Мясникова на то, что вопрос этот уже решен и «обсуждать уже не приходиться».

Из указанного вытекает, что ЦК РКП(б) согласился на образование БССР не потому, что так решила конференция белсекции РКП(б), а «по многим соображениям», но формула которых не была тогда раскрыта, поскольку ее содержание составляли не внутренние, а международные факторы. Известно только, что одним из них было то, что предположения о возможности немедленной социалистической революции в Польше не подтвердились.

Был нанесен удар и по неверной позиции некоторых руководителей Западной области (А.Ф. Мясников и В.Г. Кнорин), не считавших белорусский народ самостоятельной нацией ввиду большой этнической близости русских и белорусов и с этих позиций утверждавших, что вопрос о национально-государственном строительстве белорусского народа представляется искусственным, надуманным. Подобное утверждение рассматривалось в русле идеи мировой пролетарской революции. Заметим, однако, что теория, освещая дорогу практике, не содержала да и не могла содержать готовых решений того или иного конкретного вопроса национальной политики. И поэтому каждый шаг созидательного правительства был творческим поиском.

Вопросы, связанные с подготовкой провозглашения БССР, обсуждались на совещании в Наркомнаце РСФСР, которое проходило в Москве 27 декабря 1918 года. От Облисполкомзапа и Северо-Западного комитета РКП(б) на нем присутствовали А.Ф. Мясников и М.И. Калманович, от Белнацкома, Центрального бюро белорусских секций и Московской белорусской коммунистической секции РКП(б) – Д.Ф. Жилунович, А.Г. Червяков, И.В. Лагун и др. На совещании обсуждались вопросы о формировании правительства, его персонального состава, территории республики, обоснования необходимости провозглашения БССР, согласования текста Манифеста и др.

Вопрос об образовании БССР был вынесен на обсуждение VI Северо-Западной областной конференции РКП(б). В Смоленск для участия в конференции выехали Д.Ф. Жилунович, А.Г. Червяков, И.В. Лагун и др. В связи с этим Наркомнац направил Северо-Западному комитету РКП(б) телеграмму, в которой сообщалось, что из Москвы в Смоленск выехали белорусы и излагалась просьба ЦК партии и лично В.И. Ленина «принять их как младших братьев, может быть еще не опытных, но готовых отдать свою жизнь партийной, советской работе» (Цит. по: И.М. Игнатенко. Октябрьская революция и самоопределение Белоруссии. – Мн.: «Навука і тэхніка», 1992. –С.175)

30 декабря 1918 года в Смоленске, в обстановке, когда большая часть Беларуси была освобождена от германских интервентов, а Красная Армия вела борьбу за освобождение Гродненской губернии, открылась VI Северо-Западная областная конференция РКП(б). На конференции присутствовали 181 делегат, которые представляли около 18 тысяч членов партии Витебской, Минской, Могилевской, Смоленской, Виленской и части Черниговской губерний. С правом решающего голоса было 156 делегатов, совещательного -25.

С докладом «О текущем моменте» на конференции выступил председатель Северо-Западного областного комитета РКП(б) А.Ф. Мясников. Дав четкий анализ сложной международной обстановки и внутреннего положения Советской страны, он по предварительному согласованию с ЦК РКП(б) внес предложение о провозглашении Белорусской Советской Социалистической Республики. Это предложение было принято делегатами без обсуждения.

В связи с фактом провозглашения БССР был рассмотрен вопрос о названии конференции. «Принимая во внимание, — говорилось в резолюции по этому вопросу, — что на очередной VI Северо-Западной конференции РКП(б) представлены полностью все находящиеся на территории Белоруссии коммунистические организации, конференция объявляет себя первым съездом Коммунистической партии (большевиков) Белорусской Республики » (Там же. – С.177).

Съезд принял решение о разделении республики в административно-хозяйственном отношении на 7 районов и 53 подрайона. Основными в БССР считались Витебская, Гродненская, Минская, Могилевская и Смоленская губернии с частями прилегающих к ним территорий, населенных преимущественно белорусами.

Установление I съездом КП(б)Б границ республики было особенно важно. При решении этого вопроса учтены этнографические границы белорусской нации, экономические, исторические и национальные особенности отдельных губерний, уездов и волостей.

I съезд КП(б)Б избрал Центральное бюро КП(б)Б из 15 человек – высший орган КП(б)Б. В его состав вошли А.Ф. Мясников, В.Г, Кнорин, И.Я. Алибегов, И.М. Калманович, Я.Ф. Перно, В.С. Селезнев, Г.П. Найденков, Р.В. Пикель, И.И. Рейнгольд, С.В. Иванов, А.И. Соболев, И.В. Лагун, А.А. Андреев, Д.Ф. Жилунович, В.И. Яркин. Председателем ЦК КП(б)Б был избран А.Ф. Мясников, секретарем – В.Г. Кнорин.

Съезд принял «Положение о партийных организациях», в которых определены структура и функции Центрального бюро, губернских и уездных комитетов, волостных и сельских ячеек. Указанное Положение полностью соответствовало требованиям устава РКП(б). В п.1 Положения указывалось, что во главе всех партийных организаций Белоруссии стоит избранное партии Центральное бюро. ЦБ берет на себя руководство идеологической работой в Белоруссии, помогает местным комитетам теоретическими силами и заботится о создании своих центральных печатных органов – газеты и журнала. В районах создавались райкомы, подрайонах – подрайкомы, в волостях – волостные, в селах – сельские партийные ячейки. Партийные ячейки организовывались по территориально-производственному принципу.

Учитывая готовящиеся странами Антанты и США антисоветские военные акции, I съезд КП(б)Б обратился с воззванием к рабочим, батракам, крестьянам и солдатам Красной Армии и призвал трудящихся вступить в ряды Красной Армии, теснее сплотиться вокруг Коммунистической партии в борьбе за свободу и независимость. «Только под руководством Коммунистической партии вы не на словах , а на деле пойдете к социализму – в царство свободного труда, — говорилось в воззвании.- Только совместно с нашей партией вы сумеете отстоять свою свободу от иностранных хищников и капиталистов, от буржуазии Англии, Америки, Франции».

Организационное оформление Коммунистической партии Белоруссии как составной части РКП(б) имело огромное значение для мобилизации трудящихся масс на борьбу за упрочнение Советской власти, против внешних и внутренних врагов.

31 декабря 1918 года ЦК КП(б)Б обсудил вопрос о составе Временного революционного правительства БССР и порядке обнародования Манифеста о провозглашении БССР. Было решено, что в состав правительства войдут представители Белнацкома и Центрального бюро белорусских секций РКП(б), от ЦК КП(б)Б и Облисполкомзапа – всего 18 человек. Председателем правительства был утвержден Д.Ф. Жилунович (Тишка Гартный), народными комиссарами: по военным делам – А.Ф. Мясников, внутренних дел – С.В. Иванов, иностранных дел – В.С. Фальский, национальностей – Ф.Г. Шантырь, просвещения – А.Г.Червяков, труда – О.Л. Дыло, финансов – И.И. Рейнгольд, сельского хозяйства – А.А. Андреев, соцобеспечения – Д.С. Чернушевич, здравоохранения – Пузырев, юстиции – Кваченюк, путей сообщения – Л. Савицкий, почт и телеграфа – Розенталь, председателем СНХ – Р.В. Пикель, председателем ЧК – В.И. Яркин, уполномоченным по делам беженцев – Г.П. Найденков.

В ночь на 2 января был подписан Манифест Временного рабоче-крестьянского революционного правительства Белоруссии о провозглашении БССР. Это был первый политический и юридический акт Белорусской Республики. Его подписание потому и считается днем провозглашения БССР.

В Манифесте говорилось о тяжелом прошлом трудящихся Белоруссии, об их освобождении от вековой кабалы Октябрьской революцией и приобщении к новой, свободной жизни, строящейся на фундаменте международного единения трудящихся. В документе вне закона объявлялась «продажная» Белорусская рада.

Провозглашая республику от имени народа, Временное рабоче-крестьянское правительство Белоруссии заявило о том, что вся власть в стране принадлежит Советам рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Все распоряжения и приказы оккупантов отменялись. Земля помещиков, монастырей, церкви и костелов, железные дороги, средства связи, фабрики и заводы объявлялись достоянием народа. Вводился 8-часовой рабочий день. Манифест провозглашал также равные права трудящихся всех национальностей, идею дружбы и сотрудничества народов, тесного единства трудящихся Белоруссии и России.

8 января 1919 года Временное революционное рабоче-крестьянское правительство Белоруссии и ЦК КП(б)Б переехало в Минск, который с этого времени становится столицей БССР. В тот же день на своем первом заседании в Минске правительство республики приняло решение о созыве I Всебелорусского съезда Советов, определило нормы представительства – 1 делегат от 25 тысяч населения. Для оперативного руководства хозяйственной и общественно-политической жизнью в республике правительство образовало президиум в составе Д.Ф. Жилуновича, А.Ф. Мясникова и М.И. Калмановича. Был создан Реввоенсовет Белорусской республики. В него вошли А.Ф. Мясников, И.Я. Алибегов, В.И. Краснов, В.С. Селезнев, А.М. Пыжов.

Автор:
В.Е.ЕГОРЫЧЕВ
Номер газеты:


comments powered by HyperComments

Прочитано: 126 раз(а)
Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                              Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Фененко
Юрий Вячеславович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Волович
Николай Викторович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС

Создание сайта агентство IR MEDIA