Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Новости 2 » 04.04.2014 Новости ПКП. ВОПРОС ВРЕМЕНИ

04.04.2014 Новости ПКП. ВОПРОС ВРЕМЕНИ 

775На минувшей неделе Приднестровье посетила журналистская группа влиятельного немецкого еженедельника «Der Spiegel».

Это издание было основано вскоре после окончания Второй Мировой войны, на сегодняшний день тираж его составляет более миллиона экземпляров. Корреспондент Александр Смольчик встретился с лидером ПКП, депутатом Верховного Совета ПМР Олегом Хоржаном.

- Олег Олегович, я приехал в Приднестровье буквально вчера и был удивлен, видя, что здесь сохранились социалистические и коммунистические символы. Создается даже впечатление, что на вашей территории все еще существует Советский Союз. Но, наверное, это впечатление ошибочно, — ведь экономика ПМР отнюдь не социалистическая. Так в чем же смысл этих символов?

- Я отвечу так: Приднестровье – это уникальная земля, на которой живет уникальный народ. В отличие от очень многих постсоветских республик, здесь люди разных национальностей живут в мире и согласии.

Вы, наверное, знаете, что население ПМР примерно на треть состоит из молдаван, вторая треть – это украинцы, и еще треть – русские. Сохранить единство этих и других наций удалось благодаря тому, что мы никогда не боролись со своей историей.

В Приднестровье действуют три государственных языка, созданы благоприятные условия для развития национальной культуры этих народов, образования, родного языка… Но, помимо этого, у нас, приднестровцев, общее понимание нашей истории.

Приднестровье впервые обрело свою государственность в 1924 году, когда была образована МАССР в составе Украины. И это стало возможным благодаря решению советских властей, благодаря усилиям лидеров Коммунистической партии, в то время называвшейся ВКП(б).

За годы советской власти здесь создана мощная промышленность. Крестьяне, объединившись в колхозы, к семидесятым-восьмидесятым годам стали одними из самых обеспеченных людей в стране. Население до Октябрьской революции было малограмотным или совсем безграмотным, а, в результате политики советской власти в сфере образования, мы получили поголовную грамотность.

Наш народ хорошо помнит и итоги Великой Отечественной войны. И мы благодарим советскую власть, Коммунистическую партию за победу в этой войне, за освобождение нас от фашистского ига.

Вот поэтому у нас здесь и стоят памятники Владимиру Ильичу Ленину, советским государственным деятелям. Приднестровский народ с уважением относится к истории советского периода, к лидерам советского периода, и ценит все, что они дня нас сделали.

- Как Вы оцениваете события в Крыму? На Ваш взгляд, насколько они изменили будущее Приднестровья, приблизили перспективу признания Приднестровья? Или, может быть, даже отдалили?..

- События в Крыму очень серьезно поставили перед мировым сообществом вопрос о том, что любой народ имеет право на самоопределение. События в Крыму изменили очень многое в умах граждан мира, мирового сообщества… Я имею в виду не лидеров государств, а именно простых людей — в Европе, в Америке, в России в том числе.

К людям приходит понимание того, что каждый народ имеет право на самоопределение. Многие, очень многие увидели, что несправедливо одним давать возможность, как в Косово, самоопределяться, другим не давать такой возможности — как, например, в случае с ПМР.

- Значит, Чечня в данном случае тоже имела право на самоопределение?

- Если бы в Чечне прошел соответствующий референдум и люди высказались бы «за», — то конечно. Но в Чечне прошел такой референдум, — если не ошибаюсь, в 2000 году, — и люди высказалась за то, чтобы остаться в составе Российской Федерации.

Хочу напомнить, что Приднестровье создавалось, как государственное образование, в результате нежелания выходить из состава Советского Союза.

Мы провели три референдума по данному вопросу. Вы видите, что в Тирасполе нет российских танков на улицах, никто не бряцает автоматами… Никто нас ни к чему не принуждал, мы на последнем референдуме в 2006 году высказались за присоединение к России.

Более 97% приднестровцев высказалось за присоединение к Российскому государству, имея в виду общее геополитическое пространство, тот Союз, который мы хотим видеть в границах бывшего СССР.

Я думаю, Вам это чувство хорошо знакомо, поскольку Германия тоже долгое время была разделена, и Вам должно быть понятно стремление людей воссоединиться в единое Отечество.

- Приднестровская Коммунистическая Партия находится в оппозиции к действующей власти?

- Мы поддерживаем те решения приднестровского руководства, которые считаем правильными, и выступаем категорически против тех решений, которые считаем ошибочными.

Если мы находились в оппозиции к режиму Смирнова, то лишь потому, что были не согласны на 90% с его внутренней политикой. Но сегодня мы не можем не одобрять то, что президент Евгений Шевчук возвращает государство в экономику Приднестровья.

- Вы имеете в виду предприятия?

- В том числе. Если не ошибаюсь, пятнадцать предприятий уже возвращено в собственность государства, и все они нарастили темпы производства – кто в два раза, а кто и в десять раз.

- До репреватизации они принадлежали каким-то частным лицам? И, насколько я знаю, не функционировали?

- Да, они почти не работали. Приватизация у нас проходила самым воровским образом — как правило, предприятия приобретали за копейки люди, близкие к власти, разрезали их, распродавали, на этом обогащались.

Нас очень радует, что позиция президента совпала с позицией ПКП: итоги приватизации в ПМР были признаны несправедливыми, — и мы можем вернуться сейчас к вопросу о возврате предприятий в госсобственность.

Кроме того, Е.В. Шевчук ограничивает влияние крупного бизнеса на государственную политику. «Олигархам пора отдохнуть от власти», — это его слова. Эта позиция и в данном случае совпадает с позицией Приднестровской Коммунистической Партии. Олигархи пусть занимаются своим бизнесом, но их влияние на политику уже губительно сказалось на экономике ПМР.

- Вы имеете в виду фирму «Шериф»?

- У нас есть и другие крупные фирмы, которые пытаются влиять на политику в своих интересах.

Кроме того, мы поддерживаем усилия президента, направленные на то, чтобы поднять сельское хозяйство, вернуть людям землю, помочь воссоздать коллективные хозяйства… Приднестровские коммунисты и ранее на этом настаивали, но прежняя власть нас не слышала.

Мы обладаем плодородной землей и не можем себя прокормить — это абсурд. Покупаем польское, украинское, молдавское… Но сегодня процесс восстановления сельского хозяйства ПМР начался – это обнадеживает.

Поддержали мы и тактику так называемых «мелких шагов» в отношениях с Молдовой, — с тем, чтобы снять проблемы в передвижении граждан через границу, в передвижении товаров… Ведь родственные, дружеские, деловые связи между двумя берегами Днестра доныне очень прочны. Мы готовы были делать шаги навстречу друг-другу по снятию этих проблем, мешающих людям нормально жить. Но власти РМ оказались к этому не готовы.

В чем мы не поддерживаем действующую власть? К примеру, не можем поддержать стремление правительства сокращать льготы. Урезать льготы пенсионерам, малоимущим слоям населения – это недопустимо. Сейчас и без того жить тяжело, сокращать эти льготы просто некуда.

Приднестровская Коммунистическая Партия – независимая политическая сила. Мы вольны поддерживать те или иные шаги руководства республики или не поддерживать их. При этом мы действуем исключительно в интересах приднестровского народа и государства.

- Какая страна, по Вашему мнению, может являться примером развитого социалистического государства?

- Китай, Белоруссия.

- Но Китай, все-таки, не коммунистическая страна, больше даже капиталистическая…

- С этим можно поспорить. Я был в Китае год назад, по приглашению китайского руководства, и своими глазами многое увидел.

Безусловно, в Китае существуют серьезные рыночные механизмы, — и это правильно. Конкуренция – фактор, движущий экономику вперед.

Но присутствие государства во всех сферах экономики, серьезные социальные гарантии для китайцев, высокий уровень образования и, соответственно, патриотизма, — все это результат построения справедливого социалистического общества.

То же самое я могу сказать и о руководстве Республики Беларусь. В Белоруссии у власти не Коммунистическая партия, но президент страны Александр Лукашенко, по сути, делает то, что делают коммунисты. Я в Белоруссии был десятки раз и видел, что там люди живут хорошо.

Построение социалистического общества не отрицает рыночные элементы в экономике.

- Как Вас приняли в Китае?

- Очень хорошо приняли. И я был поражен, во-первых, тем, как развивается сегодня Китай, а во-вторых – насколько хорошо живут люди.

К примеру, нам показали одну из самых бедных (по меркам Китая) провинций – Синьцзян-Уйгурский автономный район, это на границе с Российской Федерацией и Монголией.

Мало кто в Европе знает, что тамошним крестьянам, только для того, чтобы они не уезжали из села в город, выделяется на семью 20 тысяч долларов ежегодно. Дома, прослужившие двадцать лет, сносятся и строятся новые. Людям выдается бесплатное или очень дешевое жилье.

Нас принимали на очень высоком уровне, я встречался с заместителем министра иностранных дел Китая, привез в подарок китайским товарищам флаг ПМР – с серпом и молотом.

Флаг Приднестровской Молдавской Республики – это флаг бывшей Молдавской ССР. Как и герб, кстати. Китайцы были очень удивлены и обрадованы, что в центре Европы есть государство, где сохранились символы советского времени.

- По имеющейся информации, Россия после украинских событий рассматривает и варианты присоединения Приднестровья – через Украину… Если допустить, что юго-восток Украины каким-то образом тоже стал российским, вместе с Крымом, — можно ли тогда и Приднестровье присоединить, уже напрямую, к Российской Федерации? Считаете ли Вы реалистичным такой сценарий?

- Нет, не считаю. Думаю, руководство России все правильно понимает: с одной стороны, введение войск РФ в Восточную и Южную Украину встретит поддержку населения этих регионов, но, с другой стороны, западные страны и США станут еще активнее финансировать и снабжать оружием бандитов, которые сейчас маршируют по улицам Киева, — и начнется война.

- Гражданская война?

- Украинский народ в массе своей всегда тяготел к России, и воевать против России большинство украинцев не пойдет. Однако я уже говорил Вам о будущем геополитическом союзе, к которому мы стремимся. Без Киева, без центральных и северных регионов Украины этот союз будет либо ущербным, либо вовсе невозможным.

Поэтому, на мой взгляд, руководство России должно сейчас стремиться показать гражданам Украины преимущества дружбы с Российской Федерацией. В юго-восточных районах Украины и так многие понимают, а вот в центральных и северных, на мой взгляд, нет.

Потому и нужно показать им все эти преимущества. Ну, и, соответственно, как делают американцы и западноевропейцы, помочь украинцам привести к власти в Киеве правительство, которое было бы лояльно к России. Тогда желаемый геополитический союз возможен без крови.

Существует и еще один вариант. Мы это проходили в девяностых годах здесь, в Приднестровье. Если националисты будут продолжать давить на население юго-востока Украины, — люди сами поднимутся, начнут вооружаться и себя защищать.

Мы два года себя защищали без российских войск. Со 2 ноября 1990 года, когда пролилась первая кровь в Приднестровье, до июня 1992 года, когда были захвачены и расстреляны Бендеры, российская армия сохраняла нейтралитет.

То же самое может произойти и на Украине. Я каждый день созваниваюсь со своими друзьями в Одесской, Херсонской, Николаевской, Донецкой областях, в Луганске, Запорожье, — люди кипят, люди возмущены. Если это не поймут сегодняшние власти Украины, то я не исключаю повтор приднестровского сценария.

Меня поражает отношение Европы к тому, что происходит на Украине. Там героизируют людей, воевавших на стороне гитлеровцев, ставят им памятники, их именем власти совершают насилия и беззакония, — а Европа молчит. Пора дать этому правовую и политическую оценку.

- Если осуществится тот сценарий, о котором Вы только что говорили, когда люди вооружаются и сами себя защищают, — это может стать началом гражданской войны?

- К сожалению, да, может.

- В этой связи у меня вопрос: это ведь неизбежно коснется и Приднестровья?

- Конечно. И мы этого не хотим. Мы видели, что такое война, кровь, убитые дети и старики. И, конечно, мы будем делать все, чтобы не повторились эти события. Но это должны, прежде всего, понять люди, сидящие в Брюсселе и в Вашингтоне.

- Во время моего визита в Абхазию я увидел там не просто людей — нацию… Можно ли назвать приднестровский народ нацией?

- Да. У нас уже выросло поколение юношей и девушек, которые не представляют себе другого государства и другого народа. Понятие «народ», на мой взгляд, подразумевает общий менталитет, общее понимание исторических событий, понимание будущего, которое мы строим сегодня.

Повторюсь: нас никакие внешние силы не принуждали отсоединяться от Молдовы, это было поистине народное движение, народный протест. И молдаване так же, как русские и украинцы, с оружием в руках защищали Приднестровье. Они рисковали жизнью и погибали за идею создания своего государства, чтобы сохранить свою национальную идентичность, язык, исторические, культурные, нравственные ценности.

Сегодня в Молдове искореняется не только все русское, — уничтожается и все то, что связано с молдавским языком и культурой, изымается из учебников само понятие «молдавский народ». Идет повальная румынизация. Но молдаване не хотят становиться румынами, не хотят учить румынскую историю и румынский язык вместо молдавского.

Кстати, Приднестровье – единственное место в мире, где сегодня поддерживается на государственном уровне и развивается молдавская культура, сохраняется молдавский язык на традиционной кириллической графике, которая была заложена еще основателем Молдавского государства Штефаном чел Маре.

Если в Бессарабии молдаван, как нацию, уничтожат, переписав всех в румын, то на планете останется такой край, где молдаване смогут чувствовать себя спокойно, говорить и думать так, как говорили их предки. И этот край – Приднестровская Молдавская Республика.

- Ну, а если представить, что Украина и Молдова все-таки будут дальше двигаться в сторону Запада? Тогда Приднестровье окажется этаким пророссийским островком между двух недружественных сил. Будет ли такой островок жизнеспособным государством?

- Я больше чем уверен, что и Молдова, и Украина вечно двигаться в сторону Запада не будут. В Молдове более 60% населения уже сейчас не хочет идти в Евросоюз – таковы результаты последних соцопросов. А в ноябре у них – парламентские выборы. Вопрос объединения наших стран в геополитический союз в рамках бывшего СССР – это вопрос времени.

http://www.kp-pmr.ru/news/2014-04-03-3189


comments powered by HyperComments

Прочитано: 113 раз(а)
Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Фененко
Юрий Вячеславович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Волович
Николай Викторович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA