Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » ПРОТИВ ФАЛЬСИФИКАТОРОВ ИСТОРИИ

ПРОТИВ ФАЛЬСИФИКАТОРОВ ИСТОРИИ

В.Е.Егорычев

Правда об Учредительном Собрании

В наши дни всё явственнее проступают результаты «демократического» разгула на постсоветском пространстве. Если по мудрому совету незабвенного Козьмы Пруткова заглянуть в корень, то увидим впечатляющие совпадения. «Демократы» из 1917 года замышляли под лозунгом Учредительного собрания учинить… государственный переворот, свергнув Советскую власть, узаконенную самым представительным и демократическим в то время органом страны — Вторым Всероссийским съездом Советов. Нынешние «демократы» под тем же флагом «узаконили», неведомо по какому праву, оказавшуюся в их руках государственную власть.

Поднимем завесу времени и вглядимся в 1918 год.

Обличители «злых большевиков», распустивших Учредительное собрание, хватаются, как за соломинку, за итоги выборов в это самое собрание, но решительно не хотят заглянуть, что за ними скрывалось. Если нужны доказательства, что большевики — «узурпаторы власти», то посмотрите цифры: за эсеров и меньшевиков проголосовало 43%, за большевиков — только 24%. Убеждает? Только… непосвящённых.

В чём же фокус? Во-первых, апологеты «учредилки» с опаской обходят, как кот горячую кашу, тот факт, что за большевиков проголосовало 90% рабочего класса и более половины семимиллионной армии — то есть самая политически активная, жизнедеятельная и организованная часть населения страны. Они победили в Петрограде, Москве и многих других крупных городах, на главнейших фронтах и на Балтийском флоте. Во-вторых, соотношение политических сил с момента голосования и до открытия Учредительного собрания стремительно изменялось в пользу большевиков и Советской власти.

Если на Втором Всероссийском съезде Советов (конец октября 1917 г.) большевистская фракция включала 53% всех делегатов (а вместе с выступившими в блоке с ними левыми эсерами — 70%), то на Третьем Всероссийском съезде Советов (10—18 января 1918 г.) большевиков было уже более 62%, а вместе с левыми эсерами — свыше 78%. Это господам фальсификаторам к сведению. Не забудем также, что к моменту открытия Учредительного собрания число городов и районов страны, ставших под знамя Советской власти, намного возросло, а кредит доверия к антисоветским партиям резко упал. Например, представительство меньшевиков и правых эсеров в Советах менее чем за три месяца снизилось с 19 до 8%.

Но и это не всё. Повторюсь: блок эсеров с меньшевиками в «учредилке» получил 43% голосов. Но на долю меньшевиков в нём приходилось только 2,6%. Конфуз полный. Выручили правые эсеры (40,4%). И лидер их В.Чернов самоуверенно уселся в кресло председателем Учредительного собрания. Но фокус был в другом.

К моменту открытия Учредительного собрания единой партии эсеров давно уже не было, и потому Чернов в председательском кресле был сущий самозванец. Ещё с середины 1917 года партия эсеров начала раскалываться на правых и левых. И в то время как число приверженцев Чернова и Авксентьева катастрофически таяло, ряды сторонников Спиридовой и Камкова, выступивших за переход власти к Советам, бурно росли. Тем не менее, по настоянию правых, эта партия при регистрации избирательных списков в середине октября 1917 года представила единые эсеровские списки. Так обеспечивалась «победа» правых на бумаге. А в жизни? Все возрастающая масса рядовых левых эсеров почти повсеместно выступает в Октябрьские дни в фактическом блоке с большевиками, активно участвует в установлении Советской власти. Под её давлением лидеры левых эсеров голосуют на Втором Всероссийском съезде Советов. Более того, в середине ноября 1917 года образуется самостоятельная партия левых эсеров, а в ноябре-декабре семь её лидеров во главе с Прошьяном и Колегаевым входят в состав Советского правительства. Итак, пути левых и правых диаметрально разошлись.

Каково же было соотношение сил в партии эсеров в Учредительном собрании? На этот счет есть весьма авторитетные свидетельства. Открывшийся за день до выборов Чрезвычайный съезд Советов крестьянских депутатов (а эсеры считали себя, как известно, «мужицкой» партией) дал соотношение 1:3 в пользу левых эсеров. В Учредительном же собрании это соотношение определилось 1:9, но уже в пользу правых. Вот вам и весь фокус.

Там, где левые эсеры смогли все же выставить самостоятельные списки, они получили подавляющий перевес над правыми. Так, в Петрограде они превзошли правых более чем в 30 раз, в Казанском избирательном округе — более чем в 25 раз… На этом фоне подлог правых выглядит особенно разительно. Проголосуй левые эсеры повсюду самостоятельно, и Учредительное собрание предстало бы совсем в ином виде. Черновы и Авксентьевы, попросту говоря, украли голоса у левых эсеров. И разве не прав был Ленин, заявивший тогда же, что крестьянство было грубо обмануто партийным расколом у эсеров?

Итак, если принять соотношение между правыми и левыми эсерами таким, как оно определилось на Чрезвычайном крестьянском съезде (т. е. 1:3

в пользу левых, хотя и оно представляется заниженным), то из 40,4% мест, полученных эсерами, 30,3% должно было законно принадлежать левым эсерам, то есть сторонникам Советской власти. Выходит, советское большинство (большевики плюс левые эсеры) на Учредительном собрании было бы обеспечено (54,4%), и эсеры не стали бы вступать в противозаконную конфронтацию с народным большинством. По данным Е.Н.Городецкого (см. его книгу: Рождение Советского государства: 1917—1918. — М., 1965. С. 437), из 90 млн. избирателей по 67 округам голосовало немногим более 44 млн. Следовательно, более половины избирателей не участвовало в голосовании. Принципиальное отношение партии большевиков к Учредительному собранию: «республика с Учредительным собранием выше республики с предпарламентом. Республика Советов выше республики с Учредительным собранием». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 427).

Случилось, однако, всё иначе. В стенах Учредительного собрания его подтасованное большинство отвергло «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», конституционно закреплявшую завоевания Октября, декреты о власти Советов, мире, земле, национальном раскрепощении, а за стенами собрания через неделю после его роспуска Третий Всероссийский съезд Советов рабочих и солдат и Третий Всероссийский съезд крестьянских депутатов торжественно объединились в единый форум и с огромным энтузиазмом приняли упомянутую Декларацию. Пусть апологеты Учредительного собрания потрудятся объяснить эту нестыковку.

После того, как Таврический дворец покинули большевики и левые эсеры, представлявшие волю большинства народа, Учредительное собрание и вовсе превратилось в фикцию. Оставшаяся его часть являла собой генералов без армии, яростно защищавших интересы лишь тех, кого революция отодвинула от власти. По какому моральному праву собирались вершить судьбы страны, например, председательствующий В.Чернов и его самая многочисленная фракция, если их партия, участвовавшая во Временном правительстве на своём съезде, состоявшемся незадолго до открытия Учредительного собрания, официально признала полное банкротство своей политики?

Это были сплошь банкроты, правление которых завело страну в безысходный тупик.

Исторические усилия «бывших» поднять массы на защиту Учредительного собрания, как и следовало ожидать, закончились полным провалом. Активнейший защитник «учредилки» С.Мельгунов, один из лидеров партии «народных социалистов», вынужден был скрепя сердцем признать: «Народного массового выступления 5 января (1918 г. — В.Е.) не произошло». «Учредительское» собрание «добровольно бесславно ушло в историю». Как будто могло быть иначе!

Кадетская партия во главе с П.Н.Милюковым, как и близкие по духу другие политические течения, отказалась признать законность Учредительного собрания. Даже генерал А.Деникин заявил, что эсеровская

«учредилка» не пользовалась в стране «ни малейшим нравственным авторитетом». Эти факты особенно ярко высвечивают лицемерие плакальщиков по Учредительному собранию — прежних и нынешних. Есть над чем поразмышлять любителям вольных прогулок по нашей истории.

Наконец, нельзя пройти мимо спекуляции по поводу демонстрации организованной антисоветскими партиями в защиту Учредительного собрания 5 января 1918 года в Петрограде. Нынешняя «независимая» пресса излила реки желчи, расписывая «расстрел» большевиками мирных демонстрантов. Хочется сказать: господа, если вы не знаете того, о чём пишете, то согласитесь, что это весьма скверно, а если вы знаете правду, но преподносите ложь, то это ещё хуже.

 Да будет вам известно, что указанная демонстрация мыслилась её устроителями как прикрытие военного переворота. Нужны доказательства? Извольте, и не из ВЧК почерпнутые. Свидетельствуют сами устроители этого акта. Упомянутый выше Мельгунов, стоявший в гуще заговорщиков, подтвердил позже, что в частях столичного гарнизона ими была развернута массированная агитация за вооружённое выступление 5 января.

ЦК правых эсеров принял по этому вопросу специальное решение. «Между Военной комиссией эсеров и Союзом защиты Учредительного собрания, — признаёт Мельгунов, — было установлено единство действий и разработан общий план выступления военных частей 5 января».

Это же подтверждает и член

ЦК правых эсеров А.Р.Гоц. Вслед за Мельгуновым он с горечью констатирует, что гарнизон поддержать их авантюру отказался.

Всё же эсеровские боевики, заряженные, по свидетельству Гоца, на «безудержный активизм», своё дело сделали, открыв стрельбу по демонстрантам. Кровь жертв этой провокации на руках и совести тех, кто готовил военный путч. Такова правда, господа сочинители мифов!

Какова же дальнейшая судьба «учредиловцев»?

Позднее, когда Москва узнала о «чешских бунтах», то был отдан приказ местным Советам разоружить чехов. Но кто это мог сделать? Не потребовалось и двух месяцев, чтобы Советская власть на огромной территории Поволжья и Сибири оказалась свергнутой. Возникло несколько эсеровских и проэсеровских правительств. Наиболее значительными были два — Комитет членов Учредительного собрания (Комуч) с центром в Самаре и Временное Сибирское правительство с центром в Омске. Они заявили о необходимости восстановления в России Учредительного собрания.

Члены собрания разными путями пробирались в Самару и здесь провозглашали себя Съездом членов Учредительного собрания. В сентябре 1918 года на государственном совещании в Уфе Комуч, Временное Сибирское и другие правительства объединились, избрав временную Всероссийскую Директорию во главе с эсером Н.Ав-ксентьевым.

Но вскоре, после ряда поражений Красная Армия перешла на Восточном фронте в наступление. Самаре грозило окружение, под ударом была Уфа. Директория выехала в Омск, а Съезд членов Учредительного собрания в начале октября 1918 года перебрался в Екатеринбург. Военные неудачи Директории усиливали недовольство правых элементов (монархистов, кадетов и примыкающих к ним). Грозным симптомом стало убийство в Омске секретаря Съезда членов Учредительного собрания — правого эсера Б.Моисеенко.

Директория стремилась к февралю 1919 года собрать депутатов и объявить об открытии Учредительного собрания, избранного в 1917 году. Но это могло бы подорвать позиции правых — ведь тогда, как и большевики,

они проиграли выборы. И 18 ноября 1918 года тайно созданная «переворотная команда» омских военных свергла Директорию.

Адмирал А.Колчак, провозглашённый верховным правителем Росси, заявил, что его цель — разгром большевизма, а как только это произойдёт, он созовёт Учредительное Национальное собрание, но отнюдь не то «партийное, которое было разогнано матросом Железняковым».

Находившийся в Екатеринбурге Съезд членов Учредительного собрания резко выступил против колчаковского переворота. Было опубликовано несколько обращений, где события в Омске характеризовались как попрание демократии, как «монархическая авантюра». В ответ из Омска приказали «принять меры к немедленному аресту Чернова и других активных членов Учредительного собрания, находившихся в Екатеринбурге». Гостиница «Пале-рояль», где размещались члены съезда, была разгромлена, депутат Н.Максудов застрелен, учредиловцев выселили из Екатеринбурга.

Секретарь съезда Н.Святицкий оставил воспоминания об этом эпизоде. Членов Учредительного собрания сажали в телеги, к каждой приставляли чешского солдата с винтовкой. Повозки растянулись почти на целую версту. «Кто такие в этих телегах? — интересовались люди. — Первые в России народные избранники! От кого они убегают? От русских солдат! Кто их защищает? Иностранцы, какие-то чехи. А сами чехи — друзья или враги, конвой или охрана?.. Поистине есть чему удивляться в России, в этой стране неограниченных возможностей!».

Съезд (вернее сказать, то, что от него осталось) прибыл в Уфу, где пытался продолжить свою «литературно-агитационную работу» против Колчака. Но было поздно. 30 ноября 1918 года Колчак приказал пресечь деятельность бывших членов Учредительного собрания, предав их военному суду «за попытку поднять восстание и вести разрушительную агитацию среди войск». 2 декабря на станцию Уфа прибыл специальный отряд полковника Круглевского. Часть членов Съезда Учредительного собрания (25 человек) была арестована, в товарных вагонах доставлена в Омск и заключена в тюрьму.

В ночь на 22 декабря 1918 года в предместье Омска вспыхнуло восстание рабочих против колчаковской власти. Первым делом восставшие освободили заключённых, среди них и членов Съезда Учредительного собрания. Но уже к утру 22-го восстание было подавлено. Колчак приказал предать всех причастных к нему военно-полевому суду. Омские военные власти приказали всем освобождённым из тюрьмы немедленно добровольно туда вернуться.

В Омске стояли трескучие морозы, многим покинувшим тюрьму негде было укрыться, по улицам рыскали патрули, и большинство арестованных, в том числе почти вся группа «учредильщиков», возвратилась в тюрьму. Вскоре туда в сопровождении конвоя явились офицеры Ф.Барташевский, П.Рубцов и др. Они предъявили тюремному начальству «бумаги» и стали забирать членов Съезда Учредительного собрания и других арестованных. Некоторые из них были убиты по пути, а 13 человек расстреляны и добиты штыками на берегу Иртыша, отправлены, как говорили в Омске, «в республику Иртыш».

Когда о случившемся сообщили Колчаку (в эти дни болевшему), он, по некоторым свидетельствам, потерял сознание. Назначили следственную комиссию под председательством сенатора И.Висковатова. Но никто из убийц и тех, кто стоял за их спиной, не пострадал.

Так завершилась деятельность Учредительного собрания.

Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA