Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Молнии бьют по вершинам

Молнии бьют по вершинам

КРЮЧКОВ ГЕОРГИЙ КОРНЕЕВИЧ, член Президиума Центрального Комитета Компартии Украины, член Центрального Совета СКП—КПСС.

Среди людей, искренне озабоченных судьбами социализма, пожалуй, не встретить таких, кого бы не волновал вопрос: как могло случиться, что социалистический строй, за короткий исторический срок раскрывший свои неоспоримые преимущества, потерпел поражение в СССР, а великая союзная держава оказалась разрушенной. Самое обидное здесь то, что о возможности такого развития событий, об опасности, грозившей социализму, предупреждали трезво мыслящие политики, учёные, деятели литературы, но к их голосу, к их предостережениям тогдашние руководители КПСС и Советского государства не прислушались.

Одним из наиболее глубоких аналитиков, извлекавших правильные выводы из процессов, происходивших в советском обществе, воинствующим борцом против беспечности в отношении планов уничтожения коммунизма был писатель Всеволод Анисимович Кочетов — автор целого ряда произведений, каждое из которых вызывало большой общественный резонанс — романы «Журбины», «Братья Ершовы», «Молодость с нами», «Секретарь обкома», историческая эпопея «Угол падения» и другие. Некоторые из них явились основой сценариев популярных в те годы кинофильмов.

Особое место в творчестве В.Кочетова занимает опубликованный в сентябре-ноябре 1969 года в журнале «Октябрь» публицистический роман «Чего же ты хочешь?», посвящённый опасным явлениям, нараставшим в Советском Союзе. Он вызвал ожесточённые споры в литературных кругах, острую полемику среди широкой общественности, негативную реакцию в партийных верхах. Автора обвинили в нагнетании страстей, обострении обстановки. Отдельной книгой произведение было издано только в Белоруссии — с разрешения тогдашнего первого секретаря ЦК республиканской компартии П.М.Машерова — скромным тиражом, большую часть которого тогда же — по указанию «сверху» — уничтожили. Тем неожиданнее была публикация произведения в прошлом году в «Роман-газете» (номера 15 и 16). Тираж — 4 тысячи экземпляров. К слову, в прежние годы подписка на издания «Роман-газеты» достигала трёх миллионов. Редакционная коллегия проявила завидную гражданскую смелость, сочтя возможным и необходимым в наше непростое время сделать достоянием общественности написанный более чем треть века тому назад скандальный роман, что позволяет по-новому взглянуть на события того времени и оценить — кто же был прав в тогдашней полемике. Думается, что каждый, кому посчастливится прочитать произведение, согласится с тем, что высказанные в нём мысли и сегодня не утратили своего значения.

Основу содержания романа представляет деятельность одной из специально созданных западными разведывательными органами групп, направленной в Советский Союз якобы для изучения художественных ценностей России, прежде всего созданных её древними мастерами, а на самом деле для «наведения под этим прикрытием мостов» среди молодёжи, художественной интеллигенции с целью «разложения строгой коммунистической эстетики». Группа, состоящая в основном из потомков белоэмигрантов 20-х годов прошлого века, воевавших на стороне немецко-фашистских захватчиков во время Великой Отечественной войны, чинивших зверства в отношении советских людей, должна была послужить, по словам её организаторов, «одним из мостиков, одним из троянских жеребчиков, которых мы (Запад) преподносим партийным московитам» в условиях разрядки.

Различные сюжетные линии произведения подчинены задаче — показать опасность, которую несут стране, делу социализма осуществляемые под привлекательным лозунгом «наведения мостов» идеологические диверсии западных держав, насаждение бездуховности и идейной всеядности , «засорение мозгов» советским людям, прежде всего молодёжи, художественной интеллигенции, помочь им занять чёткую позицию в идеологическом противоборстве двух систем.

Вот почему так ополчились против автора активизировавшиеся в то время противники социализма, всякого рода флюгеры, перерожденцы и приспособленцы, всё больше проникавшие на ответственные идеологические посты, в том числе в партийных верхах и аппарате. Они объявили роман «опошлением всего высокого и светлого», «схематическим пасквилем», «откровенно одиозным памфлетом». Их бесили идейная направленность и воинствующая публицистичность произведения, в котором правдиво, что называется, «с натуры» показана разрушительная деятельность идеологических «жучков-точильщиков», ханжей и фарисеев с партийными билетами, «петлявших будто зайцы», «бездарностей, много о себе мыслящих, завидующим другим, у кого успех, кто талантливее». К тому же их образы в романе выведены так ярко и выпукло, что современникам не стоило особого труда узнать, кого именно автор имел в виду.

Роман был написан спустя почти четверть века после Великой Победы. К тому времени уже самые твердолобые осознавали, что одним из важнейших её источников была крепость духа советских людей, одержимость идеей справедливости, воплощённой в социализме. Даже когда им во время самой жестокой войны приходилось отступать чуть ли не по всему фронту, они не чувствовали себя побеждёнными, были уверены в победе. Коммунисты были необычайно сильны идеологически и морально, брали верх незыблемостью своих убеждений, чувством правоты и этим увлекали за собой советский народ. Их сплочению способствовало осознание того, что страна находится в капиталистическом окружении, ей грозит смертельная опасность. Это мобилизовало советских людей, держало в состоянии готовности ко всему.

Лучшие умы Запада, сотни различных институтов, фондов, центров и других подобных структур, как отмечается в романе, работали над проблемами демонтирования коммунизма, в первую очередь советского общества. Понимая, что возможность атомных и водородных ударов, с которыми носились НАТОвские, прежде всего американские, генералы, с каждым годом становится всё проблематичней, что на свой удар они получат такой же, а, может быть, и более мощный удар, что в ядерной войне победителей не будет, а будут одни покойники, стратеги империализма сосредоточили свои усилия на поиске путей расшатывания идейных и моральных устоев, разложения советского общества изнутри. Разрабатывались планы новых походов в Россию «не с топорами, не с виселицами, а под хоругвями идей добра, братства народов».

Они умело использовали начатое Хрущёвым развенчание и «ниспровержение» Сталина. Им удалось поколебать в умах многих людей веру в то дело, которое свершалось тридцать лет под его руководством. Автор ссылается на слова не названного им «великого мудреца нашего времени»: «Развенчанный Сталин — это точка опоры для того, чтобы мы (противники социализма. — Г.К.) смогли перевернуть коммунистический мир». Не позволить коммунистам вновь завоёвывать умы людей, «так основательно завалить камнями могилу Сталина, чтобы вместе с ним вновь не вылезли на свет неискоренённые последствия его культа», поскорее проводить в могилы всё ещё живущие «обломки культа, которые не хотят уходить со сцены истории», — в этом указанные «стратеги» видели главную свою задачу в условиях, когда «брешь была пробита, фронт русских ослаблен».

В романе обстоятельно, убедительно раскрыты художественными средствами основные направления их усилий, составные части «весьма стройной программы демонтажа коммунизма, советского общества». Во главу угла противниками социализма ставится воздействие на духовный мир людей с учётом особенностей различных возрастных групп. На старшее поколение, «на стариков» — через религию, культивирование веры в загробную жизнь. На среднее поколение, так называемых взрослых — пробуждение через все возможные каналы — радио, обменные иллюстрированные издания и особенно через кино с его картинами великосветской жизни — тяги к комфорту, к приобретательству и потребительству, насаждение культа вещей, покупок, накопительства. Жизнь полностью подтвердила справедливость известных слов поэта Владимира Маяковского: «Страшнее Врангеля обывательский быт».

Ныне к перечисленным средствам влияния на людей добавились более мощные — телевидение и Интернет. Активная, целенаправленная деятельность в этом направлении способствовала отходу огромных масс от общественных проблем и интересов, утрате духа коллективизма, который делал советских людей сильными, неуязвимыми.

Самой главной линией, по которой наши идеологические и политические противники демонтировали советское коллективистское общество, было и остаётся разложение молодёжи, которую манили возможностью полного освобождения от всяких ограничений, от каких-либо обязанностей перед обществом, перед взрослыми, перед родителями, от какой-либо морали. Своих сторонников они искали прежде всего среди молодых людей хорошо обеспеченных, избалованных, распущенных, жаждущих удовольствий. Провоцировалось брожение умов в университетах. Распространялись подпольные журналы, листовки. Крушились прежние кумиры и авторитеты. За доблесть выдавалась дерзость и даже откровенное хамство. Одним из оружий были — и остаются — дивы, умеющие трясти обнажёнными бёдрами на эстраде. Это сексуализирует атмосферу, уводит молодых людей от общественных интересов в мир сугубо личный, альковный.

Так ослаблялся комсомол. Как и предупреждал автор, в формальность превращались собрания, политическая учеба. Всё было для видимости, для декорума, который все больше заполнялся личной, сексуальной — «освобождённой» — жизнью. «Свободный диалог Запада с Востоком. Кто кого. Или они нас (Запад) своими скрипачками и пианистами, или мы их (Советский Союз) нашими сексбомбами! Человек всегда остаётся человеком. Природа в нём сильнее привнесённого идеологической обработкой. Инстинкт самца и инстинкт самки», — так откровенно формулировали западные идеологи свои подходы и планы в идеологической борьбе с коммунизмом.

В.Кочетов бил тревогу по поводу того, что в среде равнодушных, безразличных к общественному станет возможным постепенное продвижение к руководству в различных ведущих организациях людей «половинчатых», растерянных, вроде и не консерваторов и не либералов, но которым больше по душе строй западный, не советский, не коммунистический. Испугавшись обвинений в консерватизме, в догматизме, многие «попятились, отступили» от господствующих над идеологическим противником высот в либеральные «болотистые низины».

К сожалению, к этим предупреждениям не прислушались даже в Центральном Комитете КПСС, в котором после смерти И.В.Сталина вопросами идеологии десятилетиями ведали безнадёжные догматики, не знавшие жизни, убеждённые в том, что «реальный социализм в СССР победил полностью и окончательно», не видевшие опасных процессов, набиравших силу в советском обществе, окружавшие себя шустрыми карьеристами, способными продуцировать разве что «новаторские» идеи типа «экономика должна быть экономной». Когда же в августе 1991 года был совершён антисоциалистический переворот, когда рушили Советский Союз, именно они оказались в первых рядах могильщиков социализма, Коммунистической партии, Ленинского комсомола.

Конечно, и среди старых, и среди средних, и в обществе молодых было много тех, кто остался верным коммунистической идее, делу социалистического строительства, у которых жизненный компас никогда не отклонялся ни на что случайное. Их не удалось взять ни религией, ни накопительством. Поэтому ставилась цель — скомпрометировать таких в глазах широкого народа. Со многими удалось покончить, объявив их «сталинистами» (этот термин придумал в своё время Л.Троцкий), «фанатиками», «прямолинейными», «консерваторами», «рутинёрами», а наиболее упорных партийных писателей — даже «тайными агентами советской безопасности». Высмеивались принцип партийности в литературе и искусстве, следование методу социалистического реализма. Травля стойких коммунистов, беспартийных патриотов-большевиков приобретала всё больший размах.

Это впечатляюще показано на примере писателя Василия Булатова, о котором в романе сказано, что писал он остро, на самые горячие темы современности. Его идеологические противники упрекали его в том, что он «прямолинеен до ужаса, догматик до мозга костей, сталинист,нетерпимостью болеет». Сложившуюся в то время обстановку В.Кочетов образно выразил словами: «молнии бьют по вершинам». (К слову, над трилогией под таким названием он работал до своей трагической кончины в ноябре 1973 года. К сожалению, труд остался не завершённым). Через автобиографичный образ Булатова автор правдиво показал тогдашнюю (сегодня она не легче и не безопасней!) судьбу литераторов, живущих и работающих под постоянным огнём, добровольно вставших в передовой отряд борьбы за коммунистическое будущее, отчётливо занявших партийные позиции в литературе, открыто обнародовавших своё кредо: «Настоящее только крайности. Все, что посерединке, — позорное благоразумие». Они мешали тем, кто пытался похоронить коммунистические идеалы, развенчивать героев Великой Октябрьской революции и первых пятилеток, ставить под сомнение даже самоё революцию — её правомерность и неизбежность. История, прошлое нашей страны всё больше становилось полем острой идеологической борьбы.

«Критиков» такого рода, «особо назойливых псов» было немного. Но зато «какие-то скрытые в общественной тени силы всячески раздували авторитет их суждений, что называется, поднимали их, растили, лелеяли, поминали в газетах и журналах, по радио, в докладах… «Великолепная пятерка» рубила направо и налево всю ту советскую литературу, которая открыто и честно служила делу народа, партии, делу рабочих и крестьян — литературу социалистического реализма. Методы её «работы» удивительно совпадали и по форме, и по существу с теми методами, которыми в борьбе против советской литературы пользовались буржуазные зарубежные поносители. Насмешка, фельетонность, передёргивание, подтасовка цитат, намёки и догадки, полное игнорирование существа произведения, того главного, во имя чего оно написано. Лишь бы посмешнее, лишь бы побольнее, лишь бы покомпрометационней». Учитывается и то, что, как это ни странно, лжи, демагогии человек часто верит скорее, чем правде. И все это под лозунгами демократии, свободы — свободы врать, клеветать, шельмовать, наносить удары из-за угла, свободы быть холуем или негодяем!

Происходило это ещё когда Компартия была у власти. Но уже тогда противники социализма охотно использовали в своих целях приспособленцев, перевёртышей, или, как образно назвал их известный украинский поэт Борис Олейник, «коммутантов» — тех, кто примазался к Компартии, состоял в ней, называл себя марксистом, «пропагандистом всепобеждающих идей марксизма-ленинизма». Когда им было выгодно, они славили партию, Ленина, Cталина, «громили» догматиков и ревизионистов, клеймили буржуазных националистов, носителей религиозного дурмана. Когда же обстановка изменилась и стало «выгодным» отличиться на фронте разоблачения «культа личности», критики «недостатков советского социализма», они оказались в первых рядах. Не веруя ни в бога, ни в нечистую силу, при каждом удобном случае ханжески осеняют себя крестным знамением. «Выступления коммуниста, направленные против Советского Союза, — цены нет таким выступлениям», — откровенно заявляли организаторы идеологических диверсий.

Именно такие люди, среди которых в Украине наиболее одиозной личностью является бывший «главный идеолог» Компартии республики, второй секретарь её Центрального Комитета Л.Кравчук, стали проводниками контрреволюционного переворота. Они же запрещали коммунистические партии. А какая метаморфоза произошла с нынешними руководителями Казахстана и Узбекистана, входившими в состав Политбюро ЦК КПСС, в их отношении к социалистическим завоеваниям трудящихся этих республик, к партии, которая дала им путевку в большую политику!

На трагическом опыте пришлось убедиться в правоте слов Владимира Ильича Ленина о том, что «партия, которая терпит у себя таких вождей, есть гнилая партия». (Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. З8. С. 397).

Откликаясь на проблемы, приобретавшие в тогдашнем советском обществе всё большую актуальность и остроту, автор романа заявлял в отношении их свою чёткую, однозначную позицию. Это касалось прежде всего судьбы и роли рабочего класса, классовой борьбы, диктатуры пролетариата, призвания интеллигенции, особенно художественной. Он аргументированно показал несостоятельность и вредность попыток противопоставить интересы рабочих и крестьян интересам общества в целом, утверждений о том, что в условиях новейших научно-технических, информационных революций, с развитием кибернетики, электроники необходимость в рабочем классе отпадёт, управлять технологическими процессами будут счётные машины, классовая борьба затухает, да и самих рабочих не будет. Без рабочего класса — могильщика капитализма, без завоевания им политической власти, подчёркивается в романе, никакие революционные деяния и преобразования невозможны. Рабочие и крестьяне производят все материальные ценности на земле, без которых духовная жизнь невозможна, её просто не может быть. Основа всего в стране — «они, беззаветные труженики, а не те путаники — и от искусства и от хозяйствования, голос которых часто слышится назойливей и громче, чем голос людей, честно, без шума и треска, делающих своё трудовое дело».

Разумеется, процессы, происходящие в современном обществе, в развитии производства, изменения в социально-классовой структуре общества необходимо учитывать. В то же время серьёзным уроком для подлинно революционных партий должно служить перерождение некоторых партий, создававшихся как партии рабочего класса, но утративших чувство реальности и перспективы, отказавшихся от классового подхода в своей деятельности и растворившихся в обывательских массах, превращение их в партии с идеологией так называемого левоцентризма, идеологией мелкой буржуазии. В таких партиях всё больше сосредоточивалось деятелей, которые «мечтали быть избранными в парламент, пользоваться депутатскими правами, выступать с оппозиционными, но, в общем-то, очень умеренными речами и, занимая приличные, доходные должности, постепенно сколачивать капиталец».

Это особенно важно учитывать в работе с молодёжью, на неопытность, политическую незакалённость, наивную доверчивость которой противники социализма делают ставку, возлагают особые надежды, используя непонимание ею окружающих опасностей, преувеличенные запросы потребительского характера, жажду удовольствий, этакое забегание вперёд, которое ещё преждевременно. Вопрос «Чего же ты хочешь?», вынесенный в заглавие романа, всё его содержание как раз и адресованы молодёжи. Автор стремится помочь молодым людям занять своё место в жизни, осознать необходимость и неизбежность преобразования общества на социалистических началах, важность быть верным своему делу, убеждённым и бескомпромиссным в борьбе против тех, кто пытается эту убеждённость поколебать, подорвать, ослабить. Он предупреждал: «В мире натянуто, как струна, вот-вот загудит. На нас идут походом, который, может быть, пострашнее походов тех четырнадцати государств, которые кинулись на Советы в девятнадцатом».

Истинная цель западных пропагандистов, стремящихся совратить нас так называемыми «общецивилизационными ценностями», «прелестями» буржуазной демократии, библейским голубем с пальмовой ветвью в клюве, — истребление наших народов, уничтожение России: «Надо истребить до конца, до гладкого места всё русское. Тогда будет истреблён и коммунизм». Во время войны фашисты и их пособники из числа власовцев и других предателей «для того, чтобы отстоять Россию с её иконами», вешали большевиков. Теперь же, считают они, «чтобы спасти мир от коммунизма, надо не только вешать большевиков, но и истреблять всё русское».

Именно в этом ключ к пониманию того факта, почему реставрация капитализма на постсоветском пространстве не устранила противостояния между Западом и Россией. Сегодня по остроте это противостояние порой превосходит даже то, что было в период «холодной войны», противостояние двух систем — социализма и капитализма.

Как злободневно звучали слова романа: «Если бы мы об угрозе со стороны немецкого фашизма не думали начиная с первой половины тридцатых годов, итог Второй Мировой войны мог бы быть совсем иным. Причём думали все — от Политбюро партии, Сталина до пионерского отряда, до октябрёнка, не уповая на кого-то одного, главного, единолично обо всем думающего. Надо задуматься и сегодня».

Читая роман, поражаешься дальновидности автора, глубине его проникновения в процессы общественной жизни. Это касается и предупреждений в отношении пацифистского благодушия, притупления политической бдительности, недооценки возрождения фашизма, этого, по выражению В.Кочетова, «зверского порождения судорог империализма», пусть и в новых, иных, сверхиных одеждах.

Сегодняшние «агенты влияния», занимаясь очернительством нашей непростой истории, при каждом удобном случае говорят о том, что вот, мол, немцы в Германии осудили зверства фашизма, принесли покаяния за них. При этом всячески замалчиваются нарастающие проявления неонацизма в самой ФРГ, подтверждением чему служат рост влияния правонационалистических партий — наследниц партии бесноватого фюрера, ажиотаж вокруг переиздания массовым тиражом библии гитлеризма «Майн кампф», а особенно отсутствие реакции на опасную активизацию неонацистов в странах Прибалтики, на Украине.

Даже простой пересказ проблем, затронутых в романе (а он далеко не полон!), показывает, насколько прав был писатель-коммунист В.Кочетов, бивший тревогу по поводу фактического идейного разоружения КПСС, схождения её с принципиальных — классовых, марксистско-ленинских — позиций. Это было — напомню — ещё в 1969 году, за двадцать лет до горбачёвской «перестройки», приведшей к контрреволюционному перевороту в СССР. И хотя с тех пор обстановка на постсоветском пространстве радикально изменилась, его размышления и предостережения — повторюсь — сохраняют свою исключительную злободневность.

Сегодня, когда всё меньше времени отделяет нас от исторической даты — столетия Великого Октября, поднимается новая мутная волна антикоммунистического психоза, нападок на В.И.Ленина, на Советскую власть. На Украине, где в результате февральского (2014 г.) государственного переворота установлен неонацистский режим, к власти дорвались поддерживаемые компрадорским криминально-олигархическим капиталом последыши пособников немецко-фашистских оккупантов времён Великой Отечественной войны, пресловутая «декоммунизация» приобрела самые отвратительные, жестокие формы. Развёрнуто наступление на идеи коммунизма в республиках Средней Азии, Казахстане. Поднимают голову «национально озабоченные», настроенные антикоммунистически даже в Беларуси, которая дольше других республик держалась на антикапиталистических позициях. Не получая отпора со стороны властей, наглеют откровенные противники социализма в России.

Как и в то время, когда создавался роман «Чего же ты хочешь?», в ходу так называемый «исторический жанр» — хитроумные подтасовки, накладываемые на битвы революции, на годы кровопролитной Гражданской войны, на пятилетки с их трудностями, на ещё более кровопролитные и опустошительные сражения Отечественной войны. Общественности навязывается подлая мысль, что народ наш — жертва. Чего, кого? — Конечно же, коммунистов, их «бредовой» политики. На серьёзные размышления наводит то, что безосновательные нападки на В.И.Ленина, на КПСС, на советский период в жизни наших народов, фактически положившие начало новому этапу наступления против коммунизма, прозвучали недавно из уст президента Российской Федерации. Это трудно истолковать иначе как политическую ориентировку в связи с предстоящим юбилеем Великого Октября. В этих условиях обращение к историческому опыту отстаивания коммунистических идей, сплочение прогрессивных сил в борьбе за их защиту приобретают важнейшее значение.

Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA