Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Мифы антикоммунистической пропаганды

Мифы антикоммунистической пропаганды

В год 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции обостряются попытки осудить это событие мирового значения, доказать его «неправомерность» и «пагубность» для России и мира. При этом обвинения революции в большинстве случаев достаточно стандартны, давно установились некоторые стереотипы, многие из которых восходят либо к белой эмиграции, либо к западным идеологам. Можно выделить ряд таких стереотипов в отношении русской революции, её причин и последствий, постоянно фигурирующих в наших СМИ и сейчас. Я не претендую на то, чтобы перечислить их полностью; вероятно, что-то можно было бы добавить.

Нужно учитывать, что буржуазная пропаганда у нас не всегда одинакова: в исторических оценках есть различия между официальными идеологами и прозападной либеральной оппозицией. Такие различия встречаются, например, в отношении дореволюционного периода: официальная пропаганда оценивает его высоко, а западники в той или иной степени осуждают. Однако мнения о революции, гражданской войне, Ленине в большой степени сходятся. Здесь все безжалостны.

Русские герои —императоры и их слуги

Теперешняя официальная идеология ещё больше отличается от советской, чем «демократическая», господствовавшая в 90-е годы и сохраняемая у крайних западников. Это видно по принятой в ней трактовке русской истории, в том числе по набору официально признанных героев. Забыт Сахаров, призывавший к «конвергенции»; забыта партия кадетов, стремившаяся очистить русский капитализм от феодальных пережитков. В теперешней пропаганде главные герои русской истории — только монархи и их верные слуги. Сначала первыми почётные места, с которых изгнали революционеров, заняли Столыпин и Александр II, хотя бы пытавшиеся реформировать что-то явно устаревшее, дальше очередь дошла до Александра III. О нём пишут с восторгом: «Стал образцом правильного государя», «Всегда руководился идеей справедливости» («Аргументы и факты»). Это про царя, который не решил ни одной серьёзной проблемы в стране, пытаясь всё устаревшее сохранить так, как есть. Результат известен: всё закончилось крушением строя, пусть не при жизни Александра. Наконец, маятник дошёл до прославления Распутина; граждане должны смотреть уже не один хвалебный сериал, режиссёр одного из которых заявил: «Это был человек

с большим знаком „плюс”». Провозглашается тезис о вредности любых революций и резких социальных перемен и о пользе сильной власти

во главе с мудрым и, если нужно, жёстким правителем, умеющим понять нужды простых людей, обуздать произвол «бояр» и вести страну

от победы к победе. И всё это проецируется на современность. Органы прозападной оппозиции типа «Новой газеты» вроде бы адекватнее оценивают теневые стороны дореволюционной России, но это сопровождается неимоверной русофобией: доказывают, что Россия до «перестройки» вообще была отсталой и дикой, «забытой Богом» страной, культурно исконно отстававшей от Европы.

Период между 1907 и 1914 годами — период процветания

Ссылаются на статистику. Но при промышленном росте иное демонстрирует развитие настроений в стране и особенно рабочего движения. После подавления революции 1905—1907 годов был его спад, а в 1912—1914 годах — резкий подъём, который нельзя приписывать только влиянию «агитаторов». Безусловно, тяжёлые условия жизни и труда сказывались. Обходят Ленский расстрел 1912 года, а он стал одним из детонаторов. После недолгого спада активности в первые месяцы войны, когда многие поддались «патриотическим» настроениям, новый и очень резкий подъём в 1915, 1916 и начале 1917 годов, ставший одной из причин Февральской революции. И верхи уже не могли править по-старому, и до войны, и в первые её годы шла борьба разных группировок во власти, и, что оказалось главным, поднимались низы.

Первая мировая война была справедливой со стороны России

Сейчас много говорят и пишут о благородстве помыслов России

в 1914 году и злонамеренном его забвении при «большевиках». Считается, что в советское время о Первой мировой войне было запрещено говорить. Но героизм рядовых участников войны, солдат и офицеров, и тогда признавался. В 1951 году, например, издали книгу «Корабли-герои», где фигурировали не только «Варяг», но и «Слава», воевавшая в Первую мировую. Будущие полководцы Красной Армии никогда не скрывали, что их боевой путь начался именно тогда. Но теперешней пропаганде этого недостаточно. Путин 1 августа 2014 года на Поклонной горе заявил: России «пришлось ответить на вызов, защищая братский славянский народ, ограждая себя, своих граждан от внешней угрозы»; она «выполнила свой союзнический долг». Патриарх: война «была борьбой за Родину нашу, за её честь, за её суверенитет» (цитируется по НГ,

6 августа 2014 г.). То есть повторяют стереотипы столетней давности, давно опровергнутые. Но, как сказал президент, «победа была украдена у страны. Украдена была теми, кто призывал к поражению своего Отечества, своей армии, сеял распри внутри России, рвался к власти, предавая национальные интересы». Ясно, о ком идёт речь. Но обе стороны в той войне стремились, прежде всего, к захвату чужой земли. Император и его окружение надеялись получить Константинополь и черноморские проливы.  А патриотический подъём первых военных месяцев быстро сменился разочарованием, дела на фронте шли плохо, а уровень жизни резко понизился. И всё кончилось двумя революциями.

Не нужен был не только Октябрь, но и Февраль

Сейчас в дни 100-летия Февральской революции этот тезис активно используется, особенно церковью. Тут виден переход: у диссидентов и «демократов» времён Горбачёва постоянно противопоставлялись Февраль и Октябрь; считалось, что в феврале была демократическая революция, а в октябре — переворот, эту революцию погубивший. Но при Путине пошли дальше: дело даже не в лозунгах, а в недопустимости любой революции, любого посягательства на «законную власть». На этом построена сейчас официальная пропаганда. А тогда эта «законная власть» не нашла поддержки ни у кого, все от неё открестились. Теперь же всё наследие тех, кто не принимал бюрократическую власть, отброшено, и пропагандистская машина объявила эталоном официальную Россию, презиравшуюся русской интеллигенцией и отвергнутую рабочим классом.

Большевики —иностранные агенты

Старый миф. Действительно, есть данные о том, что германская разведка через посредников снабжала средствами разные оппозиционные движения в России. Но, во-первых, средства приходили анонимно, и нет данных о том, что Ленин что-либо знал об их источниках. Во-вторых, всё поведение большевиков никак не свидетельствует о том, что они выполняли какие-то задания: цели были свои. И пропуск через территорию Германии русских оппозиционеров мог казаться выгодным германским властям, но это не значит, что оппозиционеры в чём-то следовали указаниям этих властей. Извращается лозунг Ленина о борьбе за поражение своей буржуазии, который никак не означал борьбу за победу Германии: лозунг распространялся и на Германию и её союзников. И тем более не вспоминают ленинские слова: «Мы оборонцы с 25 октября 1917 г.».

Большевики начали

Гражданскую войну

В разрушении старого строя участвовали самые разные силы. Но когда большевики взяли власть при сравнительно небольшом (по крайней мере, в сравнении с тем, что было потом) количестве жертв, они надеялись на мирное развитие. Редко вспоминают работы Ленина «Очередные задачи Советской власти» и «Как нам организовать соревнование», которые об этом свидетельствуют. Но сейчас в пропаганде господствуют тезисы о том, что большевики обладали страстью к разрушениям и убийствам. А президент Путин теперь заявляет: «Становление советской власти началось с массовых репрессий». Однако этого не было. Если не считать некоторых национальных и казачьих регионов, где вооружённая борьба против большевиков не прекращалась с самого Октября, Гражданская война началась с чехословацкого мятежа в мае 1918 года, и развернулась, поскольку значительные силы в России не могли примириться с новой властью. Тогда уже война могла закончиться только полной победой одной из сторон, компромиссы были невозможны. И важно, что большевики своей победой закончили Гражданскую войну, чего не смог сделать никто другой. Только их полная победа обеспечила наступление мира.

Крестьянство в Гражданскую войну было на белой стороне

На деле было по-разному. Сказывалось и классовое расслоение, и неоднородность разного типа. Например, на Дону с дореволюционного времени существовали противоречия между казаками и «иногородними»: крестьянами иного происхождения, арендовавшими казачьи земли (в целом они были беднее казаков). В Гражданскую войну казаки пошли за белыми, а «иногородние» за красными (из них вышел, например, Будённый). Всё это есть в «Тихом Доне». Отмечу ещё один миф: о чуть ли не полном физическом уничтожении казачества; указывают на декрет 1919 года о «расказачивании», который реально вообще не вступал в действие: сначала из-за наступления белых, а потом поняли его ошибочность. А на основной территории немалую роль играли комбеды, объединявшие тех, кто поддержал красных. Но Путин сказал: «Крестьянства не осталось», что с любой точки зрения — сильное преувеличение. Но один из стереотипов, постоянно повторяемый: «большевики вели войну со своим народом», относимый ко всем годам Советской власти; прежде всего, при этом указывают на крестьян и интеллигенцию, о рабочих обычно не вспоминают.

 Был только красный террор

Часто, говоря об ужасах Гражданской войны, главным из них называют красный террор, а белого как бы и не было (а если где-то был, то только как ответ на зверства красных). Но постановление о красном терроре было принято в августе 1918 года в связи с покушением на Ленина, к тому времени насилия с обеих сторон было много. А свидетельств белого террора достаточно, особенно в конце войны, когда терпевшие поражение белые дошли до полного озверения. «Независимая газета»: «Победа белых от многого бы спасла мир, но и тут смысл был утерян из-за духа империи». То есть мир надо было спасать от революционного переустройства, но и белогвардейцы не вполне были правы, поскольку хотели иметь сильную и независимую Россию, а не придаток «демократических» государств.

Заградительные отряды изобрёл Сталин

В этом Сталина обвинил лично Путин. Но изобрёл их всё-таки Троцкий ещё в Гражданскую войну, о чём он, полностью оправдывая свои действия, писал в воспоминаниях.

Кухарка должна управлять государством

Высказыванию Ленина постоянно приписывают смысл, противоположный реальному. Ленин не говорил о том, что некультурная кухарка в том виде, в каком она есть, должна управлять государством. Наоборот, он говорил, что не должна управлять, но имеет право после того как выучится. Это даже не специфически коммунистический тезис, и к тому времени уже существовало государство, где он был осуществлён: США. Там даже президентом мог стать человек любого происхождения. Но в царской России были сильны сословные предрассудки, и после революции с ними ещё надо было бороться. А сейчас тиражируется тезис о том, что вместо культурных людей к власти пришёл полуграмотный сброд; при этом часто ссылаются на это мифическое высказывание Ленина. Академик, историк Ю.Пивоваров в теледебатах: «Жаль, я не был белым офицером в 17-м году, дал бы приказ пойти на Смольный и перевешать всю эту шваль» (кстати, до 1918 г. белых офицеров не было). Но среди революционеров и в Красной Армии было немало образованных людей, раскол часто происходил внутри семей.

Ленин ненавидел интеллигенцию

Из всего наследия Ленина хватаются за одно высказывание, употреблённое им в сердцах в письме Горькому. И не вспоминают значительно более частые его высказывания о необходимости привлекать на свою сторону буржуазную интеллигенцию, об установлении для неё пайков и пр. Ленин понимал: пусть многие из этих людей нас не любят, но они очень нужны стране.

Русская интеллигенция была физически уничтожена

Так нередко буквально пишут. Точнее, признают, что была уничтожена, кроме какой-то части, которой посчастливилось эмигрировать. Но всякий даже из ныне живущих людей старшего поколения знал то или иное количество интеллигентов дореволюционной формации, а их потомки и сейчас среди нас. И в любой энциклопедии множество биографий учёных, инженеров, врачей, получивших образование до революции, а потом служивших Советской власти.

Вот один из примеров. Недавно выпустили вторым, дополненным и доведённым до современности изданием «Хронику рода Достоевских», где охвачено несколько сот родственников писателя и их супругов. Типичные судьбы русских интеллигентов. В 20—30-е годы многие из них испытывали трудности, но из двухсот примерно людей погиб в заключении один, бывший видным меньшевиком, большой срок заключения перенёс ещё один, несколько человек арестовывались на небольшие сроки, от нескольких дней до нескольких лет. Ни одна женщина не была репрессирована вообще. Больше всего пострадавших во время Гражданской войны, но это война, а в Отечественную войну (на фронте или при бомбёжках) погибло большее число. Почти нет и эмигрантов.

Эмиграция — счастье

В советское время постоянно говорили, как было и продолжает быть плохо русским эмигрантам, начиная с 20-х годов и до 70—80-х. Теперь обратные утверждения: твердят, что у «истинных интеллигентов» был один выбор: эмиграция или гибель на родине. Но, как и в предыдущем случае, нет никаких доказательств неизбежности гибели.

Вот пример. Когда высылали группу настроенных против власти интеллигентов в 1922 году, то лично Ленин беспокоился о том, чтобы среди высланных был литературовед А.Г.Горнфельд. Однако по каким-то причинам он остался в Петрограде — Ленинграде и жил там до смерти (перед самым началом войны), продолжая работать и печататься. А эмигрантская жизнь всегда достаточно тяжела, кто-то вписывался в западное общество и чего-то добивался, но большинство нет.

«Ленин подложил атомную бомбу под здание, именуемое Россией»

Так, как известно, сказал наш президент. Мифы часто противоречивы. Ленина и его соратников одновременно обличают за «геноцид» народов и языков, кроме русского, и за развал страны с помощью ленинской формулировки «право наций на самоопределение вплоть до отделения». Но угнетение меньшинств при царском строе было значительным, и в 1917 году нельзя уже было удержать Польшу и Финляндию в составе государства. А право на самоопределение давало возможности для развития экономики, культур, языков. Что же касается «геноцида», то Ленин ещё до революции писал: «Демократическое государство безусловно должно признать полную свободу родных языков и отвергнуть всякие привилегии одного из языков» (подобные идеи высказывали в начале ХХ в. не только большевики: жёсткая языковая политика царской власти вызывала протест у многих). После революции новая власть поставила задачу осуществить эти идеи. Ведущим органом для решения этой задачи в первые годы после революции (до 1922) был специальный наркомат по делам национальностей во главе с И.В.Сталиным. Он формулировал в 1918 году задачи государственной политики так: «Никакого обязательного „государственного” языка — ни в судопроизводстве, ни в школе! Каждая область выбирает тот язык или те языки, которые соответствуют национальному составу её населения. Причём соблюдается полное равноправие языков как меньшинств, так и большинств во всех общественных и политических установлениях». В самые тяжёлые периоды Гражданской войны предпринимались меры по развитию делопроизводства, судопроизводства, школьного обучения, издания книг и газет на малых языках Советской России. Это никак не похоже на геноцид.

Нет различий между идеями коммунизма и фашизма

Такой взгляд преобладает сейчас в США и Европе, включая страны бывшего социалистического лагеря и Прибалтику, но распространён и в России. Официальная пропаганда здесь осторожнее, но «просвещённое общество» откровенных западников говорит: «По сравнению с преступлениями большевиков нацистские акции бледнеют». «Тоталитарные формы правления напрочь убивают свободу и творческую активность человека… Такое государство обречено» (В.Иноземцев). Не то, что этим ставится задача оправдания фашизма, это как бы точка отсчёта. Верно сказано: «Требовалось так убедительно заклеймить коммунизм, что оправдание фашизма вышло как бы само собой».

* * *

В целом «пещерный» антикоммунизм, несмотря на усилия официальной и либеральной пропаганды, не свойствен большинству граждан России. По данным Левада-центра, отрицательно к Ленину относится лишь 9% опрошенных. Но существеннее другое: положительное отношение к нему с начала века снизилось с 39 до 26% за счёт тех людей, кому всё равно. Временная дистанция между нами и революционерами увеличивается, и о тех временах знают всё меньше. И важно дать новым поколениям правильное представление о нашем прошлом, а для этого надо решительно бороться с мифами.

Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA