Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Новости » Новости ПКРМ. ДОКЛАД секретаря ЦК ПКРМ тов. Старыша Константина «об общественно политической ситуации в стране и задачи партийных организаций»

Новости ПКРМ. ДОКЛАД секретаря ЦК ПКРМ тов. Старыша Константина «об общественно политической ситуации в стране и задачи партийных организаций» 

ДОКЛАД секретаря ЦК ПКРМ тов. Старыша Константина «об общественно политической ситуации в стране и задачи партийных организаций»
1687181568_pkrm-foto

Уважаемые товарищи!

Помните старую и невеселую шутку: мы думали, что это ад, но тут снизу постучали.

Вот уже 13 лет мы констатируем тотальную деградацию экономики, социальной сферы, демократии, государственности. После ухода Партии коммунистов в оппозицию в 2010 году, сменявшие друг друга режимы вносили свою посильную лепту в этот бесовской процесс систематического, последовательного, скрупулезного и, безусловно, осознанного уничтожения всего, на чем держалось здание Молдавского государства.

За эти годы мы прошли через коррупционную диктатуру первых «альянсов за евро», через олигархическую диктатуру Плахотнюка и его команды. Мы с болью и отчаяньем наблюдали, как разрушается все, с таким трудом созданное, восстановленное, построенное. Мы видели, как в результате усилий этих предательских режимов на глазах иссякает вера граждан в жизнеспособность государства. Рост числа сторонников унири, массовое бегство за рубеж – косвенные социологические последствия этого грандиозного разочарования. И нам казалось, что хуже уже не будет, поскольку не может быть. Оказывается, мы жестоко заблуждались. Это добро лимитировано возможностями. Зло же – беспредельно.

Сегодняшний режим Майи Санду и ее тоталитарной секты «хороших людей» не просто обобщил и усилил негативный опыт своих предшественников и прародителей в уничтожении собственной страны. Он многократно ускорил этот процесс, не скрывая уже ни своих истинных целей, ни своих грязных методов. Они упиваются безнаказанностью, гарантированной «коллективным Западом» в качестве платы за соучастие в санкционно-идеологической антироссийской истерии с самыми плачевными последствиями для остатков промышленности и сельского хозяйства в стране. Мы, конечно же, знаем массу примеров того, что западная поддержка по принципу «сукин сын, но наш сукин сын» часто бывает иллюзорной. Практически никто из латиноамериканских, азиатских, африканских диктаторов, которые пользовались благосклонностью США за непримиримость к коммунизму, Советскому Союзу, не дожил до спокойной и благополучной старости. Пол Пот, Франсуа Дювалье, Аугусто Пиночет, Анастасио Сомоса, Рафаэль Трухильо, Чарльз Тейлор, к масштабам которых уже подбирается тщедушная Майя Санду, были либо свергнуты, либо казнены, либо подвержены судебным преследованиям после отставки. Чаще всего это происходило с подачи их бывших хозяев.

Рано или поздно эта же судьба ожидает и нынешний диктаторский режим закомплексованных истеричек. Но сегодня у них карт-бланш на реализацию самых безумных, нелепых, разрушительных планов. Они знают: сегодня они могут творить все, что угодно, и им за это ничего не будет. Вседозволенность и безнаказанность на фоне вопиющей некомпетентности и прогрессирующего управленческого хаоса – этим запомнится бессмысленное и беспощадное правление ПАС.

Даже в том, что их вот так спустили с цепи, проявляется подлинная трагедия абсолютной несвободы, внешней зависимости и внешнего управления. При режиме ПАС, власть окончательно утратила свой национальный характер, а молдавский народ – конституционный статус единственного носителя государственного суверенитета. Главные государственные здания переполнены какими-то темными личностями с европейскими и американскими паспортами в карманах и статусом советников. Но советовать – это не главная их миссия. Скорее это надзиратели на лагерных вышках, которые строго следят за своими элитными заключенными, возомнившими себя президентами, министрами, депутатами правящего большинства. Шаг влево, шаг вправо – расстрел. Благо очередь на замену, состоящая из еще более радикальных безумцев, у посольства на улице Матеевича не иссякает. Каждый из этих подневольных обязан хотя бы раз в день сделать заявление об угрозе, якобы, исходящей от России, поставить под сомнение эффективность нейтралитета для обеспечения национальной безопасности, ну и что-нибудь еще в рамках смысловой шовинистской, если не нацистской парадигмы про «западный райский сад и восточные дикие джунгли», озвученной главой европейской дипломатии Жозепом Борелем. За это они получают свою пайку в виде кредитов, устраивают, правда, за наш счет, шумные пьянки на винзаводе под видом евросаммитов, оказывают морально-политическую и медийную поддержку.

Правда, если разобраться, то реальные, осязаемые дивиденды, которые получает страна в результате добровольного отказа от суверенитета, не так уж и велики. Кредитами наши власти затыкают бюджетные дыры. Они не порождают новых источников доходов, новых денег даже на собственное обслуживание, а ведь рано или поздно их придется возвращать с процентами. По всей видимости – нашим детям и внукам. Почему кредиты лукаво называют финансовой помощью – вообще не понятно. Видимо, чтобы сделать приятное хозяевам. Да, там попадаются и гранты, но их удельный вес составляет не более четверти внешних финансовых вливаний. Остальное – заимствования, которые, повторюсь, надо возвращать с процентами. Экономика бесконтрольно пикирует, а если честнее – то валится в пропасть. Внешний и внутренний долг правительства подходит к критическим значениям. 18 миллиардов леев – это фактически миллиард евро. Именно в таких цифрах сегодня выражается совокупная задолженность государства. Экс-премьер Ион Кику убедительно продемонстрировал, что постоянно растущие суммы на обслуживание этого колоссального долга не позволяет оперативно реагировать на возникающие проблемы. В частности, выплачивать субсидии аграриям, повышать пенсии до уровня инфляции, повышать зарплаты бюджетникам, а не только министрам. Но других экономических моделей, кроме заимствований, у нынешнего правительства, похоже, нет. Нельзя же всерьез считать прорывной экономической стратегией объявленные карикатурным министром экономики планы по отмене книги жалоб и предложений и путевых листов. А больше оттуда ничего не прозвучало. Отмена патентов и увеличение штрафов за нарушение правил дорожного движения – истеричная попытка обеспечить наполняемость бюджета на фоне полнейшего отсутствия понимания, что нужно делать с экономикой.

Сама экономическая деятельность обессмысливается. Самые высокие цены на энергоресурсы, самая высокая инфляция при самых низких доходах населения – все это про нас. И происходит это вовсе не из-за войны в Украине, а лишь из-за того, что наши власти бездумно присоединились к санкционной политике «коллективного Запада». Запад и сам страдает от введенных санкций. Но там хоть запас прочности, а у нас после 13 лет так называемого проевропейского правления никакого запаса нет. Именно это заставляет наших умников покупать российский газ по мутным схемам через посредников у третьих-четвертых стран, которые отродясь газодобычей не занимались. Именно это провоцирует инфляцию, именно это приводит к перекосу в торговом балансе страны в сторону импорта. Вырубка садов, виноградников – это еще и национальная ментальная, духовная трагедия. Больше того, мы, как самые послушные ученики, идем еще дальше. Например, в вопросах экспорта украинского зерна и другой сельхозпродукции мы превзошли даже своих учителей, которые защитили и своих производителей, и свой рынок. В результате аграрный сектор на грани банкротства, а трактора, правда без прежнего энтузиазма, стоят в центре столицы. И мы все, конечно, понимаем про солидарность. Но, может, иногда следует проявлять ее и в отношении собственных граждан?

Пресловутые реформы, в частности, юстиции, на которые были затрачены десятки миллионов кредитных евро, привели лишь к блокированию судебной системы после отчаянной попытки взять ее под политический контроль нахрапом, кавалеристским наскоком. Даже с евроинтеграцией, которая в исполнении фанатиков из ПАС обрела статус официальной идеологии или даже религии, как-то не складывается. Пафосный митинг на центральной площади, о котором уже все забыли, который стал, по сути дела, началом избирательной кампании Майи Санду, и саммит Европейского политического сообщества на винзаводе в Бульбоках, создавший массу неудобств для рядовых граждан, – вот и все, что произошло на этом «стратегическом» направлении. Да, много шума, да, упоминания в зарубежной прессе. Но что в сухом остатке? Да ничего ровным счетом. Молдова не получила никаких обнадеживающих сроков вероятного присоединения к Европейскому Союзу. Громкие заявления Санду и ее клевретов о том, что это может произойти к 2030 году, не были подтверждены ни одним из участников евросаммита. Больше того, румынский президент Клаус Иоханис даже призвал молдавские власти не строить особых иллюзий относительно близости европейского будущего. Что называется, жестко приземлил. Несмотря на то, что наши сановные холуи регулярно ездили в Бухарест целовать руку.

Знаете, за те деньги, что были потрачены на организацию этой массовой элитной пьянки, режим Санду мог бы претендовать на чуть большее, чем упоминание в иностранных средствах массовой информации. А так даже главный тезис: Молдова – член ЕС в 2030 году, с которым Санду, безусловно, пойдет баллотироваться на второй срок – не более чем пропагандистская фигура речи, не подкрепленная ни единым документом или даже устным свидетельством. Общественный скепсис по поводу непрекращающейся евроистерики режима выражается в ощутимом снижении рейтинга евроинтеграции, которое фиксируется в свежих социологических опросах. Получается, что власть, нагнетая евроинтеграционную тематику, добивается диаметрально противоположных результатов. То есть, они даже на единственном своем коньке и то удержаться не в состоянии. Коммунисты, при которых рейтинг евроинтеграции приближался к 80-ти процентам (и это без ущерба для многовекторной, разумной, основанной на национальных интересах внешней политики), делали это значительно лучше.

Это всегда вопрос целеполагания. Для нас процесс евроинтеграции был равен евромодернизции, то есть переустройства внутренней жизни в соответствии с высокими и требовательными европейскими стандартами в области экономического развития, социальных гарантий, демократии и права. С чем мы и довольно успешно справлялись. Для наших нынешних правителей это некая самоцель, идея-фикс, для реализации которой можно пожертвовать и экономикой, и социальной сферой, и демократией, и правом, и нормальной, спокойной, стабильной жизнью сограждан.

Надо сказать, справедливости ради, что и сами европейские стандарты, принципы, ценности за эти годы сильно девальвировались. Причитания Макрона о чрезмерном влиянии США на политику Евросоюза – не предвыборное лукавство, а констатация факта. Сам Евросоюз неоднороден, в нем то и дело вспыхивают конфликты – то из-за разного подхода к миграционной политике, то по военно-политическим и экономическим вопросам. В нем уже появились свои изгои. И все это лишь потому, что целый ряд государств, в том числе из нашего региона, был не готов к вступлению, поскольку изначально пребывал на правах бедных и вороватых родственников. Но, напомню, последние волны расширения ЕС также стали результатом давления США и НАТО. И вот сегодня все это приходится расхлебывать. В общем, этот европейский блеск заметно потускнел. И Молдова при всех свои статусах кандидата оказалась в собачьей упряжке, цель которой даже не тащить санки, а громко лаять в сторону России. Никакой другой роли странам бывшего Восточного партнёрства не предлагается. Грузия это поняла, перестала реагировать на окрики и удары палкой. Грузия восстановила авиасообщение с Россией, ее вина заняли первое место на магазинных полках в России. Ее лидеры четко заявляют, что не позволят втянуть свою страну в вооруженный конфликт. Молдова же продолжает надрываться, заходиться в лае, несмотря на ужасающий, трагичный пример Украины.

Если обобщить тему внешнего управления, под которым сегодня, безусловно, находится суверенная и независимая Молдова, можно достаточно уверенно сказать, что нас ведут по пути, по которому, начиная с 2014 года, вели Украину. Вплоть до подспудной дискредитации конституционного нейтралитета и провокационных, чреватых эскалацией конфликта заявлений в отношении Приднестровья, роль которого в Украине выполнял Донбасс. Чем заканчивается такой путь, во что превращаются пресловутые печеньки, которые Виктория Нуланд щедро раздавала на Майдане, увы, слишком хорошо известно. В лучшем случае это путь в никуда. О худшем варианте развития событий сегодня даже думать не хочется. Хотя это делать необходимо. И мы к этому вернемся.

Все совпадает до мельчайших деталей. В методичках сменили только название страны. Закрытие оппозиционных СМИ под предлогом борьбы с российской пропагандой. В Украине это сделали за полгода до начала боевых действий. В Молдове – в нынешнем году. С шизофренической формулировкой «за пропаганду войны через молчание о войне». И в Украине, и в Молдове это сделал не профильный надзорный орган. В Украине – Совет Национальной безопасности и обороны, в Молдове – Служба информации и безопасности. И там, и здесь на оставшихся телеэкранах лютует антироссийская пропаганда. В Украине, начиная с 14-го года ужесточено языковое законодательство: людям запрещено говорить на родном языке. Все школы, кроме украинских, закрыты. Включая, кстати, и румынские. В Молдове до этого еще не дошло. Но некоторые признаки обострения ситуации уже намечаются. Так, неоднократно депутаты правящей партии обвиняли представителей оппозиции в том, что они думают на – цитирую – «языке агрессора». То есть уже и думать на русском не приветствуется. В своей великой антиутопии «1984», в которой описывается тоталитарное общество, Джордж Оруэлл называл это «мыслепреступлением». Сколько от этой точки до ограничений? К творчеству Оруэлла мы еще вернемся, поскольку Молдова сегодня развивается в точном соответствии с его мрачными предсказаниями.

А пока вернемся к теме подозрительного сходства в эволюции ситуаций в Украине и в Молдове. Шпиономанию, охоту на ведьм, в стадии перманентной паранойи, Молдова тоже заимствует из новейшего украинского опыта. Расширение полномочий СИБа в части слежки за собственными гражданами, в том числе в их собственных жилищах, автомобилях, не говоря уже о прослушке – это прямой путь в тоталитаризм. Уже очень скоро СИБ получит также неограниченные цензурные возможности, и окончательно превратится в карательный орган и для инакомыслящих средств массовой информации, и для инакомыслящих граждан. Стремлением окончательно свернуть шею распространителям так называемой российской пропаганды пронизана новая стратегия развития СМИ. Но и этого им мало. Как и в Украине, в которой давно существут подобного рода полуофициальные структуры, в Молдове по инициативе Майи Санду появится некий орган, центр под названием «Патриот». Будете смеяться, но и его целью является противостояние русской пропаганде. Только догадываться можно, сколько бюджетных денег будет отмыто на «экспертах», представляющих дружественные правящей партии неправительственные организации. Казалось бы, все мало-мальски заметные российские СМИ давно закрыты. Так зачем, спрашивается, расширять полномочия одних и плодить другие структуры, которые будут заниматься одним и тем же – бороться с, якобы, тлетворно воздействующей на мозги молдаван российской пропагандой? Все значительно проще: работа всех этих карательных органов будет направлена не столько против зарубежных, в частности, российских СМИ, сколько против собственных граждан и средств массовой информации. И центр «Патриот», и Служба информации и безопасности, и Координационный совет по телерадио будут выискивать, вынюхивать любую крамолу – в изданиях, на каналах, в соцсетях и адресно уничтожать. Причем под российскую пропаганду будет подпадать любые публикации и мнения, не совпадающие с позицией правящей группировки. То есть, это не борьба с дезинформацией и пропагандой, а борьба с инакомыслием, политической и гражданской оппозицией режиму Санду.

Продолжим. Как и Украина, Молдова выходит из соглашений в рамках СНГ. Закрыта межгосударственная телекомпания МИР, наша страна больше не входит в Межпарламентскую ассамблею СНГ, денонсирован целый ряд важных соглашений. Со стороны это выглядит, будто режим стреляет себе в ногу, а то и в голову: теряя рынки в постсоветских странах, прежде всего в России, Молдова не приобретает новых. Сегодня сельскохозяйственный экспорт в Россию значительно расширяют страны средней и Центральной Азии, в частности – Таджикистан, а Молдова стремительно нищает. Это хорошо понимает министр сельского хозяйства Владимир Боля, который выступает против выхода из СНГ и потери традиционных рынков сбыта. Но он в абсолютном меньшинстве. Как и Украину в свое время, Молдову особо не спрашивают, что ей выгодно, а что нет.

Как и в Украине в свое время, еще до начала войны, в Молдове начали запрещать политические партии. Совершенно неважно, как мы с вами относимся к Партии «Шор». Мы можем констатировать, что в ее рядах состоят тысячи людей, у которых нет и не было проблем с законом; что за нее голосовали сотни тысяч избирателей. По Конституции, именно граждане, которые голосовали, в том числе, за Партию «Шор», являются носителем суверенитета Республики Молдова. Имеет ли право Конституционный суд перечеркивать свободный выбор государственного суверена? Очевидно – нет.

Означает ли это, что Конституционный суд является еще одной, захваченной правящим режимом государственной структурой? Очевидно – да. Давайте посмотрим на аргументацию частных адвокатов, нанятых правительством. Итак, самый сильный аргумент: «Шор назвал Майю Санду фашисткой, а это означает, что он тем самым пригласил Путина захватить Молдову». И Конституционный суд принимает подобного рода, не имеющие ничего общего с юриспруденцией, политико-пропагандистские аргументы, и выносит на их основании вердикт о запрете. Добавим сюда, что прочие аргументы, использованные правительством – подкуп избирателей, незаконное финансирование и так далее, не были подтверждены решениями судебных инстанций. То есть, любое проявление недовольства, оппозиционности по отношению к Санду и правящей партии приравнивается к национальному предательству в интересах России. Можно не сомневаться, что этот прецедент будет непременно использован в отношении других политических оппонентов режима. Мы не можем быть абсолютно спокойными за судьбу Партии коммунистов, даже зная, что она состоит из честных и порядочных людей, что у нее никогда не было внешнего финансирования, что она никогда не покупала голоса избирателей. Мы имеем дело с неадекватными людьми, дорвавшимися до всей полноты власти.

На этом аналогии с Украиной не заканчиваются. Пользуясь безоговорочной поддержкой Запада, режим Санду, по примеру киевских режимов последних лет, начинает формировать некие санкционные списки, которые автоматически принимаются как Евросоюзом, так и США. В публичном пространстве фигурируют фамилии все того же Шора, Плахотнюка, их ближайших соратников. Но уже говорят о том, что это лишь верхушка айсберга. Кого еще включили или включат в эти списки нам доподлинно неизвестно. Пресса пишет о политиках, предпринимателях, общественных деятелях, авторитетных юристах, скептически настроенных по отношению к режиму Санду. Эти списки являются открытыми и могут быть обновлены в любой момент. Иными словами, каждый гражданин Молдовы, кто по той или иной причине не нравится лично Майе Санду или другим представителям власти, может быть подвергнут санкциям не только в Молдове, но и на территории Соединенных Штатов и стран ЕС. Без необходимости предоставлять сколько-нибудь убедительные и обоснованные доказательства.

Как это было с осенними протестами. Несмотря на то, что за ними стоял все тот же Шор, у людей, безусловно, были и есть основания для выражения своего недовольства. Прежде всего – своим социальным положением. Большая часть сельского, да и городского населения сегодня живет за чертой крайней бедности. Митинги были многотысячными и мирными. За все это время никто из представителей правительства к протестующим не вышел. Вместо того, чтобы наладить диалог с беднейшими и отчаявшимися представителями молдавского общества, не озираясь на политиков, стоявших за протестами, была сфабрикована официальная версия, которая стала доминирующией как в контролируемом режимом информационном пространстве, таки на Западе. Благодаря простейшей манипуляции с подачи молдавского президента, социальные протесты превратились в геополитические. Якобы, истинной целью этих протестов является свержение законное, демократичной, проевропейской власти в интересах Кремля. И эту версию, хоть она и прозвучала из неназванных источников, тут же подхватили не только местные пропагандисты, но и ведущие западные издания, правые европейские и американские политики.

Понагнали жути. Тут вам и чеченские террористы под видом спасателей, помогавших разгребать завалы, образовавшиеся после землетрясений в Турции, тут вам и сербские и черногорские боевики, тут вам и некие представители ЧВК Вагнер… И эта бездоказательная версия была использована для закручивания гаек. Санду устроила истерику в парламенте, потребовав немедленно расширить полномочия спецслужб и усилить борьбу с так называемой российской пропагандой. И, разумеется, ретивые подчинённые бросились исполнять командирскую заруку. Мы помним, что в страну не впустили футбольных фанатов из Сербии и боксеров из Черногории, что спортивное телосложение на акциях протеста являлось поводом для жестких задержаний, что протестующие бабушки, как одна, получили статус «агентов Кремля» и лично Путина. Все это казалось и кажется смехотворным бредом. Но нашим властям и их патронам чем абсурднее, тем лучше. Не надо заморачиваться сбором реальных доказательств, или хотя бы правдоподобных версий. Все, что на эту тему появилось в публичном пространстве – шито белыми нитками и ничем не отличается от того, что демонстрировал режим Плахотнюка в подтверждении версии о, якобы, готовящемся покушении на всесильного олигарха. Все помнят видеокадры, на которых предполагаемые заговорщики рисуют прутиками в детской песочнице план захвата бункера Плахотнюка. Примерно того же уровня доказательства были представлены и в поддержку версии о государственном перевороте в интересах Москвы. Впрочем, совпадению удивляться не стоит: наверняка и в первом, и во втором случае это делали одни и те же люди.

Мы уже без удивления наблюдаем за тем, как режим Санду повторяет путь режима Плахотнюка. Как всякий диктаторский режим, правление Санду, пройдя фазу истерики, быстро впал в паранойю. Ему повсюду мерещатся заговоры. Удивительно просто, как много оказалось недругов у такой открытой, проевропейской и демократичной власти. Даже на уровне терминологии действующий режим начинает воспроизводить риторику известных тоталитарных режимов 30-х-40-х годов. «Манкурты», «пятая колонна», «агенты Кремля»… Чем это отличается от «безродных космополитов», «агентов Англии и Японии», «врагов народа» из нашего прошлого, признанного тоталитарным? Если вернуться к Джорджу Оруэллу, напомню набор главных лозунгов, имевших хождение в описанном им тоталитарном государстве. «Война – это мир», «Свобода – это рабство», «Незнание – сила». Неправда ли, очень и очень похоже на нашу с вами действительность.

 

И это ничем не отличается от того, что происходило и происходит в Украине. Сравнение представляется чрезвычайно важным, и я не случайно все время к этому возвращаюсь. По одной простой причине: если Молдову сегодня ведут украинским путем, то чем все может завершиться?

Мы были с вами неоднократными свидетелями заявлений киевских официальных лиц о готовности подсобить Молдове решить приднестровскую проблему. Военным, разумеется, путем. Приднестровье, напомню, является конституционной территорией Республики Молдова. И эта безвозмездная, якобы, помощь будет обозначать втягивание нашей страны в войну. Ни разу ни президент, ни министерство иностранных дел, ни оборонное ведомство не сделали сколько-нибудь внятных деклараций по этому поводу, не попытались их дезавуировать, не говоря уже об официальных демаршах по дипломатичной линии. А наиболее ретивые представители правящей партии горячо поддержали эту идею. Вспомним хотя бы о нашумевшем заявлении одного из депутатов ПАС о том, что Приднестровье является законной целью для ВСУ. Предположим, он выражал свое индивидуальное мнение. В таком случае, у него на языке то, что у остальных представителей власти на уме. Милитаризация идет полным ходом. Увеличение в разы военного бюджета, перевооружение, вызывающие панику сборы резервистов, бесконечные учения – в том числе на городских улицах – все это не только создает атмосферу напряженности и нервозности, но и говорит о серьезных военных приготовлениях. Министр иностранных дел, который как будто скоропостижно отупел и разом забыл о том, чему его учили в МГИМО, заявил, что главной целью внешней политики Республики Молдова является приобретение радара. Представляете, какие грандиозные и амбициозные цели ставит перед собой внешнеполитическое ведомство?! Много говорится о покупке системы ПВО. И – практически открыто – о необходимости сворачивания конституционного нейтралитета, которым, по изящному выражению спикера Гросу, «невозможно сбивать ракеты». И вот – смотрите – вопрос о помощи Молдове с подачи Йоханниса уже обсуждается в НАТО. А тут еще и Игорь Гросу параллельно – хоронит переговорный формат «пять плюс два».

К чему же мы готовимся? Мы ведь не можем всерьез обсуждать заявления наших самопровозглашенных вождей, что готовимся мы к отражению вооруженной агрессии России. Три с половиной тысячи бойцов, состоящих на службе в Национальной армии не в состоянии выполнить подобной задачи – ни радарами, ни системами ПВО, ни с ржавыми немецкими «Пираньями». Значит, существует иная цель, о которой до конца могут не знать даже сами руководители государства. Их, боюсь, и спрашивать не станут. Пока что в их задачу всходит нагнетание милитаристской и антироссийской истерии. В комбинации – это просто потенциальный коктейль Молотова. Достаточно взглянуть, к чему привела милитаристская и антироссийская политика соседнюю Украину.

Все это очень опасные игры, чреватые самыми пагубными последствиями для независимого и нейтрального Молдавского государства. Нам с вами, товарищи, хорошо понятно, что каждый лишний день, в течение которого страной рулит этот режим, приближает нас к негативной развязке. Мы все очень надеемся, что не к кровопролитной. Но и политические последствия правления ПАС и Санду будут критичными. Мы не знаем, какие планы зреют в небольших по объему головах Санду, Гросу, Речана. Но, судя по их действиям, они всерьез вознамерились окончательно расколоть общество на «хороших» своих и «плохих» остальных, разорвать все, что связывает нас с советским прошлым, окончательно зачистить оппозицию. Выход из Содружества Независимых Государств. Попытка отменить День Победы, а затем – перенос этого праздника по примеру все той же Украины на 8 мая и придание ему траурного характера. Формирование чуждой нашему обществу идеологической повестки. Репрессии в отношении оппозиционных партий, включая наших партнеров по блоку из Партии социалистов. Дискредитация протестного движения. Начавшиеся гонения на православную церковь по примеру той же Украины. Вот вам и общественный раскол, и смена геополитической и идеологической парадигмы, и война против оппозиции.

 

Возможно, и даже вероятно все это делается для того, чтобы беспрепятственно слить Молдову Румынии, обеспечив тем самым реализацию всех заявленных целей – включая НАТОвский зонтик безопасности и евроинтеграцию к 2030 году. И если кто-то думает, что наши нынешние начальники случайно говорят о мостах между Молдовой и Румынией во всех смыслах этого слова, или от нечего делать выпрашивают деньги на строительство европейской железнодорожной инфраструктуры, то он глубоко ошибается. И уж тем более неслучайной является противозаконная ликвидация молдавского языка в официальных документах и озвученная административно-территориальная реформа. Достаточно вспомнить, что Майя Санду заявила, что готова проголосовать за объединение с Румынией, но еще не созрели общественные предпосылки. Сегодня наш режим усиленно работает над тем, чтобы желание Майи Санду ликвидировать собственное государство совпало с общественным мнением. В эту парадигму вписывается даже нахальное, сделанное напоказ увеличение зарплаты министрам до 50-ти тысяч леев на фоне ужасающей нищеты. Окончательно разочаровать граждан в собственном государстве, заставить возненавидеть его – вот и вся их нехитрая цель.

Таким образом, приходится констатировать, что нынешняя молдавская власть несовместима с независимостью страны. Власть готова открыто противостоять доминирующему мнению подавляющего большинства молдавского общества, выступающего за суверенитет, нейтралитет, развитие отношений на постсоветском пространстве. Они рассчитывают переломить это мнение, либо уничтожить, изолировать наиболее активных его проводников.

Смена этого режима становится принципиально важной для всех, кто считает себя патриотом Республики Молдова.

Наша власть собственноручно возвращает нас к классической левой, коммунистической повестке. К борьбе за социальные права граждан, борьбе за мир, борьбе за демократию, борьбе за суверенитет. В этой повестке мы должны ощущать себя абсолютно комфортно. Но это огромная политическая и общественная работа.

Абсолютно правильным было решение начать прямой диалог с обществом. Мы не просто напоминаем о себе, о своем существовании. Наши встречи в селах по всей республике превращаются в заинтересованный разговор, своеобразное социологическое исследование, позволяющее нам понять настроения в обществе, а обществу оценить степень нашей готовности их реализовывать.

Из этих поездок, из этого общения мы уже можем сделать убедительные выводы о том, что и Майя Санду, и ПАС вернулись к своему ядерному электорату. Тут уж ничего не поделаешь: 20–25 процентов граждан страны всегда будут думать так же, как Санду. И это нормально. Поскольку 75–80 процентов избирателей – это достаточно обширное поле для плодотворной политической деятельности.

По этим встречам мы прекрасно знаем, насколько велик запрос на объединение левопатриотических сил, которые будут в состоянии сформировать перед страной и обществом антикризисную повестку, в которой найдется место и получению международных гарантий нейтралитета, по сути – мира и безопасности, и расширение поля внешнеполитической деятельности, и агрессивная социальная политика по преодолению бедности и неравенства; и хорошо продуманная программа экономического развития; и создание благоприятного фона для недопущения надвигающегося демографического и экологического коллапса; и – главное – возвращение к политике активного государственного строительства, объединение общества, создание идеологической базы для осознания себя единым многонациональным народом. Для левых партий это естественная, классическая повестка.

К сожалению, обстоятельства сложились таким образом, что на местные выборы ПКРМ идет самостоятельно. В ходе этих выборов нашим кандидатам придется конкурировать с возможными завтрашними союзниками, прежде всего – с Партией социалистов, с который мы состоим в одном блоке. Чрезвычайно важно, чтобы эта конкуренция была максимально корректной. Какой бы ценностью ни обладал мандат в районном, городском или сельском совете, борьба за него не должна превращаться в бои без правил. Мы должны думать о будущем.

В контексте высочайшего общественного запроса на объединение левых сил принципиально важным становится выдвижение единого кандидата на президентских выборах. Предлагается уже в ближайшее время начать консультации по этому вопросу. Насколько можно судить, кураторам режима важно сохранить на этом посту Майю Санду в качестве некоего символа несменяемости курса. Ради этого они готовы пожертвовать правящей ныне партией, тем более что она погрязла в аппаратных междоусобицах, коррупционных скандалах, начала делиться на враждующие друг с другом группировки. Таким образом, поражение Санду нанесет ошеломительный удар по всему режиму.

 

Считаем принципиально важным консолидацию всех, а не только левых оппозиционных сил вокруг идеи смены режима. В том числе – в ходе кредибельных протестов, широких публичных дискуссий, которые можно проводить в различных форматах – от двусторонних неформальных встреч до круглых столов и международных конференций.

Чрезвычайно важно пытаться скорректировать доминирующее мнение о диктаторском режиме Санду в самой Европе. Для этого мы возобновили активную деятельность в рамках Партии Европейских Левых, имеющих представительство в национальных парламентах стран ЕС, в Европарламенте, в Парламентской Ассамблее Совета Европы. Нам грех не воспользоваться этим инструментом для донесения иной правды о ситуации в Молдове. И мы уже начали этот процесс.

Важнейшая задача – начать контакты с общественными организациями, с активными гражданами, которые по тем или иным причинам не могут или не хотят вступать в ряды партии. Начать формирование института сторонников. Это откроет возможность обзавестись добровольными агитаторами, участниками протестных акций, создаст тот самый кадровый резерв, который может пригодиться в будущем. В качестве примера могу привести организацию «Гайдуки», созданную членом ЦК Адрианом Доментюком.

 

Все эти направления представляются принципиальными в свете подготовки к решающим политическим сражениям.

Благодарю вас за внимание.

01 июля 2023 года

 

 

 

 

 

 

 

Уважаемые товарищи!

Помните старую и невеселую шутку: мы думали, что это ад, но тут снизу постучали.

Вот уже 13 лет мы констатируем тотальную деградацию экономики, социальной сферы, демократии, государственности. После ухода Партии коммунистов в оппозицию в 2010 году, сменявшие друг друга режимы вносили свою посильную лепту в этот бесовской процесс систематического, последовательного, скрупулезного и, безусловно, осознанного уничтожения всего, на чем держалось здание Молдавского государства.

За эти годы мы прошли через коррупционную диктатуру первых «альянсов за евро», через олигархическую диктатуру Плахотнюка и его команды. Мы с болью и отчаяньем наблюдали, как разрушается все, с таким трудом созданное, восстановленное, построенное. Мы видели, как в результате усилий этих предательских режимов на глазах иссякает вера граждан в жизнеспособность государства. Рост числа сторонников унири, массовое бегство за рубеж – косвенные социологические последствия этого грандиозного разочарования. И нам казалось, что хуже уже не будет, поскольку не может быть. Оказывается, мы жестоко заблуждались. Это добро лимитировано возможностями. Зло же – беспредельно.

Сегодняшний режим Майи Санду и ее тоталитарной секты «хороших людей» не просто обобщил и усилил негативный опыт своих предшественников и прародителей в уничтожении собственной страны. Он многократно ускорил этот процесс, не скрывая уже ни своих истинных целей, ни своих грязных методов. Они упиваются безнаказанностью, гарантированной «коллективным Западом» в качестве платы за соучастие в санкционно-идеологической антироссийской истерии с самыми плачевными последствиями для остатков промышленности и сельского хозяйства в стране. Мы, конечно же, знаем массу примеров того, что западная поддержка по принципу «сукин сын, но наш сукин сын» часто бывает иллюзорной. Практически никто из латиноамериканских, азиатских, африканских диктаторов, которые пользовались благосклонностью США за непримиримость к коммунизму, Советскому Союзу, не дожил до спокойной и благополучной старости. Пол Пот, Франсуа Дювалье, Аугусто Пиночет, Анастасио Сомоса, Рафаэль Трухильо, Чарльз Тейлор, к масштабам которых уже подбирается тщедушная Майя Санду, были либо свергнуты, либо казнены, либо подвержены судебным преследованиям после отставки. Чаще всего это происходило с подачи их бывших хозяев.

Рано или поздно эта же судьба ожидает и нынешний диктаторский режим закомплексованных истеричек. Но сегодня у них карт-бланш на реализацию самых безумных, нелепых, разрушительных планов. Они знают: сегодня они могут творить все, что угодно, и им за это ничего не будет. Вседозволенность и безнаказанность на фоне вопиющей некомпетентности и прогрессирующего управленческого хаоса – этим запомнится бессмысленное и беспощадное правление ПАС.

Даже в том, что их вот так спустили с цепи, проявляется подлинная трагедия абсолютной несвободы, внешней зависимости и внешнего управления. При режиме ПАС, власть окончательно утратила свой национальный характер, а молдавский народ – конституционный статус единственного носителя государственного суверенитета. Главные государственные здания переполнены какими-то темными личностями с европейскими и американскими паспортами в карманах и статусом советников. Но советовать – это не главная их миссия. Скорее это надзиратели на лагерных вышках, которые строго следят за своими элитными заключенными, возомнившими себя президентами, министрами, депутатами правящего большинства. Шаг влево, шаг вправо – расстрел. Благо очередь на замену, состоящая из еще более радикальных безумцев, у посольства на улице Матеевича не иссякает. Каждый из этих подневольных обязан хотя бы раз в день сделать заявление об угрозе, якобы, исходящей от России, поставить под сомнение эффективность нейтралитета для обеспечения национальной безопасности, ну и что-нибудь еще в рамках смысловой шовинистской, если не нацистской парадигмы про «западный райский сад и восточные дикие джунгли», озвученной главой европейской дипломатии Жозепом Борелем. За это они получают свою пайку в виде кредитов, устраивают, правда, за наш счет, шумные пьянки на винзаводе под видом евросаммитов, оказывают морально-политическую и медийную поддержку.

Правда, если разобраться, то реальные, осязаемые дивиденды, которые получает страна в результате добровольного отказа от суверенитета, не так уж и велики. Кредитами наши власти затыкают бюджетные дыры. Они не порождают новых источников доходов, новых денег даже на собственное обслуживание, а ведь рано или поздно их придется возвращать с процентами. По всей видимости – нашим детям и внукам. Почему кредиты лукаво называют финансовой помощью – вообще не понятно. Видимо, чтобы сделать приятное хозяевам. Да, там попадаются и гранты, но их удельный вес составляет не более четверти внешних финансовых вливаний. Остальное – заимствования, которые, повторюсь, надо возвращать с процентами. Экономика бесконтрольно пикирует, а если честнее – то валится в пропасть. Внешний и внутренний долг правительства подходит к критическим значениям. 18 миллиардов леев – это фактически миллиард евро. Именно в таких цифрах сегодня выражается совокупная задолженность государства. Экс-премьер Ион Кику убедительно продемонстрировал, что постоянно растущие суммы на обслуживание этого колоссального долга не позволяет оперативно реагировать на возникающие проблемы. В частности, выплачивать субсидии аграриям, повышать пенсии до уровня инфляции, повышать зарплаты бюджетникам, а не только министрам. Но других экономических моделей, кроме заимствований, у нынешнего правительства, похоже, нет. Нельзя же всерьез считать прорывной экономической стратегией объявленные карикатурным министром экономики планы по отмене книги жалоб и предложений и путевых листов. А больше оттуда ничего не прозвучало. Отмена патентов и увеличение штрафов за нарушение правил дорожного движения – истеричная попытка обеспечить наполняемость бюджета на фоне полнейшего отсутствия понимания, что нужно делать с экономикой.

Сама экономическая деятельность обессмысливается. Самые высокие цены на энергоресурсы, самая высокая инфляция при самых низких доходах населения – все это про нас. И происходит это вовсе не из-за войны в Украине, а лишь из-за того, что наши власти бездумно присоединились к санкционной политике «коллективного Запада». Запад и сам страдает от введенных санкций. Но там хоть запас прочности, а у нас после 13 лет так называемого проевропейского правления никакого запаса нет. Именно это заставляет наших умников покупать российский газ по мутным схемам через посредников у третьих-четвертых стран, которые отродясь газодобычей не занимались. Именно это провоцирует инфляцию, именно это приводит к перекосу в торговом балансе страны в сторону импорта. Вырубка садов, виноградников – это еще и национальная ментальная, духовная трагедия. Больше того, мы, как самые послушные ученики, идем еще дальше. Например, в вопросах экспорта украинского зерна и другой сельхозпродукции мы превзошли даже своих учителей, которые защитили и своих производителей, и свой рынок. В результате аграрный сектор на грани банкротства, а трактора, правда без прежнего энтузиазма, стоят в центре столицы. И мы все, конечно, понимаем про солидарность. Но, может, иногда следует проявлять ее и в отношении собственных граждан?

Пресловутые реформы, в частности, юстиции, на которые были затрачены десятки миллионов кредитных евро, привели лишь к блокированию судебной системы после отчаянной попытки взять ее под политический контроль нахрапом, кавалеристским наскоком. Даже с евроинтеграцией, которая в исполнении фанатиков из ПАС обрела статус официальной идеологии или даже религии, как-то не складывается. Пафосный митинг на центральной площади, о котором уже все забыли, который стал, по сути дела, началом избирательной кампании Майи Санду, и саммит Европейского политического сообщества на винзаводе в Бульбоках, создавший массу неудобств для рядовых граждан, – вот и все, что произошло на этом «стратегическом» направлении. Да, много шума, да, упоминания в зарубежной прессе. Но что в сухом остатке? Да ничего ровным счетом. Молдова не получила никаких обнадеживающих сроков вероятного присоединения к Европейскому Союзу. Громкие заявления Санду и ее клевретов о том, что это может произойти к 2030 году, не были подтверждены ни одним из участников евросаммита. Больше того, румынский президент Клаус Иоханис даже призвал молдавские власти не строить особых иллюзий относительно близости европейского будущего. Что называется, жестко приземлил. Несмотря на то, что наши сановные холуи регулярно ездили в Бухарест целовать руку.

Знаете, за те деньги, что были потрачены на организацию этой массовой элитной пьянки, режим Санду мог бы претендовать на чуть большее, чем упоминание в иностранных средствах массовой информации. А так даже главный тезис: Молдова – член ЕС в 2030 году, с которым Санду, безусловно, пойдет баллотироваться на второй срок – не более чем пропагандистская фигура речи, не подкрепленная ни единым документом или даже устным свидетельством. Общественный скепсис по поводу непрекращающейся евроистерики режима выражается в ощутимом снижении рейтинга евроинтеграции, которое фиксируется в свежих социологических опросах. Получается, что власть, нагнетая евроинтеграционную тематику, добивается диаметрально противоположных результатов. То есть, они даже на единственном своем коньке и то удержаться не в состоянии. Коммунисты, при которых рейтинг евроинтеграции приближался к 80-ти процентам (и это без ущерба для многовекторной, разумной, основанной на национальных интересах внешней политики), делали это значительно лучше.

Это всегда вопрос целеполагания. Для нас процесс евроинтеграции был равен евромодернизции, то есть переустройства внутренней жизни в соответствии с высокими и требовательными европейскими стандартами в области экономического развития, социальных гарантий, демократии и права. С чем мы и довольно успешно справлялись. Для наших нынешних правителей это некая самоцель, идея-фикс, для реализации которой можно пожертвовать и экономикой, и социальной сферой, и демократией, и правом, и нормальной, спокойной, стабильной жизнью сограждан.

Надо сказать, справедливости ради, что и сами европейские стандарты, принципы, ценности за эти годы сильно девальвировались. Причитания Макрона о чрезмерном влиянии США на политику Евросоюза – не предвыборное лукавство, а констатация факта. Сам Евросоюз неоднороден, в нем то и дело вспыхивают конфликты – то из-за разного подхода к миграционной политике, то по военно-политическим и экономическим вопросам. В нем уже появились свои изгои. И все это лишь потому, что целый ряд государств, в том числе из нашего региона, был не готов к вступлению, поскольку изначально пребывал на правах бедных и вороватых родственников. Но, напомню, последние волны расширения ЕС также стали результатом давления США и НАТО. И вот сегодня все это приходится расхлебывать. В общем, этот европейский блеск заметно потускнел. И Молдова при всех свои статусах кандидата оказалась в собачьей упряжке, цель которой даже не тащить санки, а громко лаять в сторону России. Никакой другой роли странам бывшего Восточного партнёрства не предлагается. Грузия это поняла, перестала реагировать на окрики и удары палкой. Грузия восстановила авиасообщение с Россией, ее вина заняли первое место на магазинных полках в России. Ее лидеры четко заявляют, что не позволят втянуть свою страну в вооруженный конфликт. Молдова же продолжает надрываться, заходиться в лае, несмотря на ужасающий, трагичный пример Украины.

Если обобщить тему внешнего управления, под которым сегодня, безусловно, находится суверенная и независимая Молдова, можно достаточно уверенно сказать, что нас ведут по пути, по которому, начиная с 2014 года, вели Украину. Вплоть до подспудной дискредитации конституционного нейтралитета и провокационных, чреватых эскалацией конфликта заявлений в отношении Приднестровья, роль которого в Украине выполнял Донбасс. Чем заканчивается такой путь, во что превращаются пресловутые печеньки, которые Виктория Нуланд щедро раздавала на Майдане, увы, слишком хорошо известно. В лучшем случае это путь в никуда. О худшем варианте развития событий сегодня даже думать не хочется. Хотя это делать необходимо. И мы к этому вернемся.

Все совпадает до мельчайших деталей. В методичках сменили только название страны. Закрытие оппозиционных СМИ под предлогом борьбы с российской пропагандой. В Украине это сделали за полгода до начала боевых действий. В Молдове – в нынешнем году. С шизофренической формулировкой «за пропаганду войны через молчание о войне». И в Украине, и в Молдове это сделал не профильный надзорный орган. В Украине – Совет Национальной безопасности и обороны, в Молдове – Служба информации и безопасности. И там, и здесь на оставшихся телеэкранах лютует антироссийская пропаганда. В Украине, начиная с 14-го года ужесточено языковое законодательство: людям запрещено говорить на родном языке. Все школы, кроме украинских, закрыты. Включая, кстати, и румынские. В Молдове до этого еще не дошло. Но некоторые признаки обострения ситуации уже намечаются. Так, неоднократно депутаты правящей партии обвиняли представителей оппозиции в том, что они думают на – цитирую – «языке агрессора». То есть уже и думать на русском не приветствуется. В своей великой антиутопии «1984», в которой описывается тоталитарное общество, Джордж Оруэлл называл это «мыслепреступлением». Сколько от этой точки до ограничений? К творчеству Оруэлла мы еще вернемся, поскольку Молдова сегодня развивается в точном соответствии с его мрачными предсказаниями.

А пока вернемся к теме подозрительного сходства в эволюции ситуаций в Украине и в Молдове. Шпиономанию, охоту на ведьм, в стадии перманентной паранойи, Молдова тоже заимствует из новейшего украинского опыта. Расширение полномочий СИБа в части слежки за собственными гражданами, в том числе в их собственных жилищах, автомобилях, не говоря уже о прослушке – это прямой путь в тоталитаризм. Уже очень скоро СИБ получит также неограниченные цензурные возможности, и окончательно превратится в карательный орган и для инакомыслящих средств массовой информации, и для инакомыслящих граждан. Стремлением окончательно свернуть шею распространителям так называемой российской пропаганды пронизана новая стратегия развития СМИ. Но и этого им мало. Как и в Украине, в которой давно существут подобного рода полуофициальные структуры, в Молдове по инициативе Майи Санду появится некий орган, центр под названием «Патриот». Будете смеяться, но и его целью является противостояние русской пропаганде. Только догадываться можно, сколько бюджетных денег будет отмыто на «экспертах», представляющих дружественные правящей партии неправительственные организации. Казалось бы, все мало-мальски заметные российские СМИ давно закрыты. Так зачем, спрашивается, расширять полномочия одних и плодить другие структуры, которые будут заниматься одним и тем же – бороться с, якобы, тлетворно воздействующей на мозги молдаван российской пропагандой? Все значительно проще: работа всех этих карательных органов будет направлена не столько против зарубежных, в частности, российских СМИ, сколько против собственных граждан и средств массовой информации. И центр «Патриот», и Служба информации и безопасности, и Координационный совет по телерадио будут выискивать, вынюхивать любую крамолу – в изданиях, на каналах, в соцсетях и адресно уничтожать. Причем под российскую пропаганду будет подпадать любые публикации и мнения, не совпадающие с позицией правящей группировки. То есть, это не борьба с дезинформацией и пропагандой, а борьба с инакомыслием, политической и гражданской оппозицией режиму Санду.

Продолжим. Как и Украина, Молдова выходит из соглашений в рамках СНГ. Закрыта межгосударственная телекомпания МИР, наша страна больше не входит в Межпарламентскую ассамблею СНГ, денонсирован целый ряд важных соглашений. Со стороны это выглядит, будто режим стреляет себе в ногу, а то и в голову: теряя рынки в постсоветских странах, прежде всего в России, Молдова не приобретает новых. Сегодня сельскохозяйственный экспорт в Россию значительно расширяют страны средней и Центральной Азии, в частности – Таджикистан, а Молдова стремительно нищает. Это хорошо понимает министр сельского хозяйства Владимир Боля, который выступает против выхода из СНГ и потери традиционных рынков сбыта. Но он в абсолютном меньшинстве. Как и Украину в свое время, Молдову особо не спрашивают, что ей выгодно, а что нет.

Как и в Украине в свое время, еще до начала войны, в Молдове начали запрещать политические партии. Совершенно неважно, как мы с вами относимся к Партии «Шор». Мы можем констатировать, что в ее рядах состоят тысячи людей, у которых нет и не было проблем с законом; что за нее голосовали сотни тысяч избирателей. По Конституции, именно граждане, которые голосовали, в том числе, за Партию «Шор», являются носителем суверенитета Республики Молдова. Имеет ли право Конституционный суд перечеркивать свободный выбор государственного суверена? Очевидно – нет.

Означает ли это, что Конституционный суд является еще одной, захваченной правящим режимом государственной структурой? Очевидно – да. Давайте посмотрим на аргументацию частных адвокатов, нанятых правительством. Итак, самый сильный аргумент: «Шор назвал Майю Санду фашисткой, а это означает, что он тем самым пригласил Путина захватить Молдову». И Конституционный суд принимает подобного рода, не имеющие ничего общего с юриспруденцией, политико-пропагандистские аргументы, и выносит на их основании вердикт о запрете. Добавим сюда, что прочие аргументы, использованные правительством – подкуп избирателей, незаконное финансирование и так далее, не были подтверждены решениями судебных инстанций. То есть, любое проявление недовольства, оппозиционности по отношению к Санду и правящей партии приравнивается к национальному предательству в интересах России. Можно не сомневаться, что этот прецедент будет непременно использован в отношении других политических оппонентов режима. Мы не можем быть абсолютно спокойными за судьбу Партии коммунистов, даже зная, что она состоит из честных и порядочных людей, что у нее никогда не было внешнего финансирования, что она никогда не покупала голоса избирателей. Мы имеем дело с неадекватными людьми, дорвавшимися до всей полноты власти.

На этом аналогии с Украиной не заканчиваются. Пользуясь безоговорочной поддержкой Запада, режим Санду, по примеру киевских режимов последних лет, начинает формировать некие санкционные списки, которые автоматически принимаются как Евросоюзом, так и США. В публичном пространстве фигурируют фамилии все того же Шора, Плахотнюка, их ближайших соратников. Но уже говорят о том, что это лишь верхушка айсберга. Кого еще включили или включат в эти списки нам доподлинно неизвестно. Пресса пишет о политиках, предпринимателях, общественных деятелях, авторитетных юристах, скептически настроенных по отношению к режиму Санду. Эти списки являются открытыми и могут быть обновлены в любой момент. Иными словами, каждый гражданин Молдовы, кто по той или иной причине не нравится лично Майе Санду или другим представителям власти, может быть подвергнут санкциям не только в Молдове, но и на территории Соединенных Штатов и стран ЕС. Без необходимости предоставлять сколько-нибудь убедительные и обоснованные доказательства.

Как это было с осенними протестами. Несмотря на то, что за ними стоял все тот же Шор, у людей, безусловно, были и есть основания для выражения своего недовольства. Прежде всего – своим социальным положением. Большая часть сельского, да и городского населения сегодня живет за чертой крайней бедности. Митинги были многотысячными и мирными. За все это время никто из представителей правительства к протестующим не вышел. Вместо того, чтобы наладить диалог с беднейшими и отчаявшимися представителями молдавского общества, не озираясь на политиков, стоявших за протестами, была сфабрикована официальная версия, которая стала доминирующией как в контролируемом режимом информационном пространстве, таки на Западе. Благодаря простейшей манипуляции с подачи молдавского президента, социальные протесты превратились в геополитические. Якобы, истинной целью этих протестов является свержение законное, демократичной, проевропейской власти в интересах Кремля. И эту версию, хоть она и прозвучала из неназванных источников, тут же подхватили не только местные пропагандисты, но и ведущие западные издания, правые европейские и американские политики.

Понагнали жути. Тут вам и чеченские террористы под видом спасателей, помогавших разгребать завалы, образовавшиеся после землетрясений в Турции, тут вам и сербские и черногорские боевики, тут вам и некие представители ЧВК Вагнер… И эта бездоказательная версия была использована для закручивания гаек. Санду устроила истерику в парламенте, потребовав немедленно расширить полномочия спецслужб и усилить борьбу с так называемой российской пропагандой. И, разумеется, ретивые подчинённые бросились исполнять командирскую заруку. Мы помним, что в страну не впустили футбольных фанатов из Сербии и боксеров из Черногории, что спортивное телосложение на акциях протеста являлось поводом для жестких задержаний, что протестующие бабушки, как одна, получили статус «агентов Кремля» и лично Путина. Все это казалось и кажется смехотворным бредом. Но нашим властям и их патронам чем абсурднее, тем лучше. Не надо заморачиваться сбором реальных доказательств, или хотя бы правдоподобных версий. Все, что на эту тему появилось в публичном пространстве – шито белыми нитками и ничем не отличается от того, что демонстрировал режим Плахотнюка в подтверждении версии о, якобы, готовящемся покушении на всесильного олигарха. Все помнят видеокадры, на которых предполагаемые заговорщики рисуют прутиками в детской песочнице план захвата бункера Плахотнюка. Примерно того же уровня доказательства были представлены и в поддержку версии о государственном перевороте в интересах Москвы. Впрочем, совпадению удивляться не стоит: наверняка и в первом, и во втором случае это делали одни и те же люди.

Мы уже без удивления наблюдаем за тем, как режим Санду повторяет путь режима Плахотнюка. Как всякий диктаторский режим, правление Санду, пройдя фазу истерики, быстро впал в паранойю. Ему повсюду мерещатся заговоры. Удивительно просто, как много оказалось недругов у такой открытой, проевропейской и демократичной власти. Даже на уровне терминологии действующий режим начинает воспроизводить риторику известных тоталитарных режимов 30-х-40-х годов. «Манкурты», «пятая колонна», «агенты Кремля»… Чем это отличается от «безродных космополитов», «агентов Англии и Японии», «врагов народа» из нашего прошлого, признанного тоталитарным? Если вернуться к Джорджу Оруэллу, напомню набор главных лозунгов, имевших хождение в описанном им тоталитарном государстве. «Война – это мир», «Свобода – это рабство», «Незнание – сила». Неправда ли, очень и очень похоже на нашу с вами действительность.

 

И это ничем не отличается от того, что происходило и происходит в Украине. Сравнение представляется чрезвычайно важным, и я не случайно все время к этому возвращаюсь. По одной простой причине: если Молдову сегодня ведут украинским путем, то чем все может завершиться?

Мы были с вами неоднократными свидетелями заявлений киевских официальных лиц о готовности подсобить Молдове решить приднестровскую проблему. Военным, разумеется, путем. Приднестровье, напомню, является конституционной территорией Республики Молдова. И эта безвозмездная, якобы, помощь будет обозначать втягивание нашей страны в войну. Ни разу ни президент, ни министерство иностранных дел, ни оборонное ведомство не сделали сколько-нибудь внятных деклараций по этому поводу, не попытались их дезавуировать, не говоря уже об официальных демаршах по дипломатичной линии. А наиболее ретивые представители правящей партии горячо поддержали эту идею. Вспомним хотя бы о нашумевшем заявлении одного из депутатов ПАС о том, что Приднестровье является законной целью для ВСУ. Предположим, он выражал свое индивидуальное мнение. В таком случае, у него на языке то, что у остальных представителей власти на уме. Милитаризация идет полным ходом. Увеличение в разы военного бюджета, перевооружение, вызывающие панику сборы резервистов, бесконечные учения – в том числе на городских улицах – все это не только создает атмосферу напряженности и нервозности, но и говорит о серьезных военных приготовлениях. Министр иностранных дел, который как будто скоропостижно отупел и разом забыл о том, чему его учили в МГИМО, заявил, что главной целью внешней политики Республики Молдова является приобретение радара. Представляете, какие грандиозные и амбициозные цели ставит перед собой внешнеполитическое ведомство?! Много говорится о покупке системы ПВО. И – практически открыто – о необходимости сворачивания конституционного нейтралитета, которым, по изящному выражению спикера Гросу, «невозможно сбивать ракеты». И вот – смотрите – вопрос о помощи Молдове с подачи Йоханниса уже обсуждается в НАТО. А тут еще и Игорь Гросу параллельно – хоронит переговорный формат «пять плюс два».

К чему же мы готовимся? Мы ведь не можем всерьез обсуждать заявления наших самопровозглашенных вождей, что готовимся мы к отражению вооруженной агрессии России. Три с половиной тысячи бойцов, состоящих на службе в Национальной армии не в состоянии выполнить подобной задачи – ни радарами, ни системами ПВО, ни с ржавыми немецкими «Пираньями». Значит, существует иная цель, о которой до конца могут не знать даже сами руководители государства. Их, боюсь, и спрашивать не станут. Пока что в их задачу всходит нагнетание милитаристской и антироссийской истерии. В комбинации – это просто потенциальный коктейль Молотова. Достаточно взглянуть, к чему привела милитаристская и антироссийская политика соседнюю Украину.

Все это очень опасные игры, чреватые самыми пагубными последствиями для независимого и нейтрального Молдавского государства. Нам с вами, товарищи, хорошо понятно, что каждый лишний день, в течение которого страной рулит этот режим, приближает нас к негативной развязке. Мы все очень надеемся, что не к кровопролитной. Но и политические последствия правления ПАС и Санду будут критичными. Мы не знаем, какие планы зреют в небольших по объему головах Санду, Гросу, Речана. Но, судя по их действиям, они всерьез вознамерились окончательно расколоть общество на «хороших» своих и «плохих» остальных, разорвать все, что связывает нас с советским прошлым, окончательно зачистить оппозицию. Выход из Содружества Независимых Государств. Попытка отменить День Победы, а затем – перенос этого праздника по примеру все той же Украины на 8 мая и придание ему траурного характера. Формирование чуждой нашему обществу идеологической повестки. Репрессии в отношении оппозиционных партий, включая наших партнеров по блоку из Партии социалистов. Дискредитация протестного движения. Начавшиеся гонения на православную церковь по примеру той же Украины. Вот вам и общественный раскол, и смена геополитической и идеологической парадигмы, и война против оппозиции.

 

Возможно, и даже вероятно все это делается для того, чтобы беспрепятственно слить Молдову Румынии, обеспечив тем самым реализацию всех заявленных целей – включая НАТОвский зонтик безопасности и евроинтеграцию к 2030 году. И если кто-то думает, что наши нынешние начальники случайно говорят о мостах между Молдовой и Румынией во всех смыслах этого слова, или от нечего делать выпрашивают деньги на строительство европейской железнодорожной инфраструктуры, то он глубоко ошибается. И уж тем более неслучайной является противозаконная ликвидация молдавского языка в официальных документах и озвученная административно-территориальная реформа. Достаточно вспомнить, что Майя Санду заявила, что готова проголосовать за объединение с Румынией, но еще не созрели общественные предпосылки. Сегодня наш режим усиленно работает над тем, чтобы желание Майи Санду ликвидировать собственное государство совпало с общественным мнением. В эту парадигму вписывается даже нахальное, сделанное напоказ увеличение зарплаты министрам до 50-ти тысяч леев на фоне ужасающей нищеты. Окончательно разочаровать граждан в собственном государстве, заставить возненавидеть его – вот и вся их нехитрая цель.

Таким образом, приходится констатировать, что нынешняя молдавская власть несовместима с независимостью страны. Власть готова открыто противостоять доминирующему мнению подавляющего большинства молдавского общества, выступающего за суверенитет, нейтралитет, развитие отношений на постсоветском пространстве. Они рассчитывают переломить это мнение, либо уничтожить, изолировать наиболее активных его проводников.

Смена этого режима становится принципиально важной для всех, кто считает себя патриотом Республики Молдова.

Наша власть собственноручно возвращает нас к классической левой, коммунистической повестке. К борьбе за социальные права граждан, борьбе за мир, борьбе за демократию, борьбе за суверенитет. В этой повестке мы должны ощущать себя абсолютно комфортно. Но это огромная политическая и общественная работа.

Абсолютно правильным было решение начать прямой диалог с обществом. Мы не просто напоминаем о себе, о своем существовании. Наши встречи в селах по всей республике превращаются в заинтересованный разговор, своеобразное социологическое исследование, позволяющее нам понять настроения в обществе, а обществу оценить степень нашей готовности их реализовывать.

Из этих поездок, из этого общения мы уже можем сделать убедительные выводы о том, что и Майя Санду, и ПАС вернулись к своему ядерному электорату. Тут уж ничего не поделаешь: 20–25 процентов граждан страны всегда будут думать так же, как Санду. И это нормально. Поскольку 75–80 процентов избирателей – это достаточно обширное поле для плодотворной политической деятельности.

По этим встречам мы прекрасно знаем, насколько велик запрос на объединение левопатриотических сил, которые будут в состоянии сформировать перед страной и обществом антикризисную повестку, в которой найдется место и получению международных гарантий нейтралитета, по сути – мира и безопасности, и расширение поля внешнеполитической деятельности, и агрессивная социальная политика по преодолению бедности и неравенства; и хорошо продуманная программа экономического развития; и создание благоприятного фона для недопущения надвигающегося демографического и экологического коллапса; и – главное – возвращение к политике активного государственного строительства, объединение общества, создание идеологической базы для осознания себя единым многонациональным народом. Для левых партий это естественная, классическая повестка.

К сожалению, обстоятельства сложились таким образом, что на местные выборы ПКРМ идет самостоятельно. В ходе этих выборов нашим кандидатам придется конкурировать с возможными завтрашними союзниками, прежде всего – с Партией социалистов, с который мы состоим в одном блоке. Чрезвычайно важно, чтобы эта конкуренция была максимально корректной. Какой бы ценностью ни обладал мандат в районном, городском или сельском совете, борьба за него не должна превращаться в бои без правил. Мы должны думать о будущем.

В контексте высочайшего общественного запроса на объединение левых сил принципиально важным становится выдвижение единого кандидата на президентских выборах. Предлагается уже в ближайшее время начать консультации по этому вопросу. Насколько можно судить, кураторам режима важно сохранить на этом посту Майю Санду в качестве некоего символа несменяемости курса. Ради этого они готовы пожертвовать правящей ныне партией, тем более что она погрязла в аппаратных междоусобицах, коррупционных скандалах, начала делиться на враждующие друг с другом группировки. Таким образом, поражение Санду нанесет ошеломительный удар по всему режиму.

 

Считаем принципиально важным консолидацию всех, а не только левых оппозиционных сил вокруг идеи смены режима. В том числе – в ходе кредибельных протестов, широких публичных дискуссий, которые можно проводить в различных форматах – от двусторонних неформальных встреч до круглых столов и международных конференций.

Чрезвычайно важно пытаться скорректировать доминирующее мнение о диктаторском режиме Санду в самой Европе. Для этого мы возобновили активную деятельность в рамках Партии Европейских Левых, имеющих представительство в национальных парламентах стран ЕС, в Европарламенте, в Парламентской Ассамблее Совета Европы. Нам грех не воспользоваться этим инструментом для донесения иной правды о ситуации в Молдове. И мы уже начали этот процесс.

Важнейшая задача – начать контакты с общественными организациями, с активными гражданами, которые по тем или иным причинам не могут или не хотят вступать в ряды партии. Начать формирование института сторонников. Это откроет возможность обзавестись добровольными агитаторами, участниками протестных акций, создаст тот самый кадровый резерв, который может пригодиться в будущем. В качестве примера могу привести организацию «Гайдуки», созданную членом ЦК Адрианом Доментюком.

 

Все эти направления представляются принципиальными в свете подготовки к решающим политическим сражениям.

Благодарю вас за внимание.

01 июля 2023 года

Прочитано: 246 раз(а)
Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA