Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Новости 2 » 16.01.2014 Газета ПРАВДА. «Высота Василия Ланового». Статья про юбиляра, народного артиста СССР

16.01.2014 Газета ПРАВДА. «Высота Василия Ланового». Статья про юбиляра, народного артиста СССР 

26Василию Лановому 16 января исполнилось 80 лет. Некоторые наши читатели давно и не единожды напоминали мне о предстоящем юбилее, высказывая пожелание, чтобы я подготовил для «Правды» беседу с любимым артистом. Десять лет назад, перед его 70-летием, был у меня с ним большой разговор для газеты. Дал он предварительное согласие побеседовать и на сей раз, но ближе к дате решение своё изменил.

Может быть, сказались смерть сына и последовавший вскоре уход из жизни Юрия Яковлева, многолетнего партнёра по Театру имени Вахтангова? Во всяком случае услышал я от Василия Семёновича следующее:

— Очень трудно мне сейчас говорить, поэтому на просьбы об интервью всем отказываю. Извините. А если всё же захотите что-то написать, есть ведь мои книги, да и вам я немало рассказывал.

Всё так, однако жаль. У читателей много вопросов, у меня — тоже. Будем надеяться, что встреча наша, пусть и позднее, состоится. А пока, хотя бы кратко, попробую высказать то, о чём больше всего думаю в связи с личностью Ланового и его местом в нашей культуре, в современном нашем обществе.

Нелегко пойти против течения

По-моему, все знают, что горьковский вопрос «С кем вы, мастера культуры?» обрёл у нас за последнюю четверть века новую и особенно жгучую остроту. По какой линии произошёл раздел, формально никак не означенный, но весьма ощутимый? Самое главное — это отношение к советскому времени и к новоявленной власти.

Сколько же вдруг оказалось среди «служителей муз» злобных ненавистников всего советского! Чтобы уж вконец заклеймить тот строй и ту жизнь, даже специальное словечко придумали: «совок». А вот я никоим образом не представляю это хлёсткое слово, для меня одно из самых отвратительных, в устах Василия Ланового.

Хотя, думаю, нелегко ему было пойти против течения. Достаточно вспомнить, что говорил и писал на поднявшейся крутой антисоветской волне Михаил Ульянов, тогдашний руководитель Театра имени Вахтангова. Такое поведение некоторых бывших друзей по искусству Виктор Сергеевич Розов, не склонный вообще-то к резким выражениям, назвал паскудством. Однако же оно в «творческой среде» стало довлеющим, а если кто-то позволял себе иную позицию, мог оказаться чуть ли не в положении изгоя.

Мне запомнился целый ряд выпадов против Ланового в «демократической» прессе. Оскорбительных и ужасающе несправедливых, поскольку реальная причина виделась лишь одна: не желает «подстраиваться», остаётся самим собой. А потом выпал случай, когда я воочию стал свидетелем того, в какое состояние ввергнут выдающийся советский актёр.

Осенью 1995-го отмечался юбилей И.А. Бунина. Был вечер в Большом зале Московской консерватории, где с чтением произведений великого писателя выступали известнейшие артисты. Но… печать какой-то небрежности, если не сказать халтуры, лежала на многих выступлениях. Начать с того, что в большинстве чтецы выходили на сцену, держа книгу в руках, и не отрывались от текста. То есть они заранее просто не готовились — в советское время такое невозможно было на подобных вечерах.

Лановой выступил замечательно. Именно под его влиянием я и решил осуществить свой давний замысел — обратиться к исполнителям с вопросом: а почему в последние годы всё заметнее исчезает у нас интерес к серьёзному искусству художественного слова со сцены?

Задержались после вечера по моей просьбе пять человек, Василий Семёнович в их числе. Правда, я заметил, что сел он несколько на отшибе от других. И если все остальные были как бы взаимосвязаны и взаимоприятно оживлены, то Лановой находился в явно удручённом, раздражённом настроении. Мне показалось, что я его понимаю: неудачный вечер, проходивший к тому же в полузаполненном зале, вывел из себя. Но происшедшее затем убедило: причины гораздо шире и глубже.

Первым, отвечая на мой вопрос, начал говорить Сергей Юрский. Говорил обтекаемо, пытался изложить какие-то «технологические» объяснения кризиса жанра. К нему поспешил присоединиться Михаил Глузский — тот же туман. И тут Лановой, по моим наблюдениям едва сдерживавший себя, сорвался:

— Что вы толкуете? Разве в этом главное? Да всё в стране сейчас против настоящей культуры! Коренную причину надо лечить. Многие люди вынуждены думать о выживании, а не о художественном слове. Да и какой вкус им телевидение прививает…

Проговорив это с невероятно яростной страстью, он махнул рукой и вышел. Попытки мои вернуть его, успокоить, договориться о встрече на будущее ни к чему не привели.

К Павлу Корчагину относится теперь ещё лучше

Вот когда — не на экране или сцене, а в жизни — особенно остро ощутил я взрывной характер артиста. И, что ещё важнее, из неожиданного эмоционального всплеска на тему «Искусство и жизнь» понятна мне стала крайняя внутренняя напряжённость, в которой он пребывает.

Для напряжённости такой много к тому времени создалось причин и в жизни, и в искусстве. Но поражало то, что не только с лёгкостью, а прямо-таки с каким-то животным упоением воспринимают «новую реальность» многие коллеги Ланового, быстренько в эту реальность вписавшиеся. Один поспешил сжечь партбилет перед телекамерой, другим доставляло садистское наслаждение публично издеваться над своими былыми героями. На это возник спрос — и пожалуйста: предательство героев, за исполнение которых в театре и  кино актёры получали звания народных и заслуженных, стало повальным.

Мог бы Лановой соответствующий капиталец таким способом нажить? О да, ещё какой! Он же стал Павлом Корчагиным в знаменитом фильме режиссёров А. Алова и В. Наумова. Уж это, если о советском времени говорить, всем героям герой — самый советский, самый коммунистический. Так и вдарь по нему, Василь Семёныч, покрепче, наотмашь. Чего тебе стоит…

А он? Цитирую: «Иногда ехидные журналисты меня спрашивают: «Ну и как теперь относишься к Павке Корчагину?» А теперь я к нему отношусь ещё лучше, в тысячу раз лучше. Говорю: дай бог каждому из вас иметь детей, которые во что-то святое верили бы так, как верило это поколение».

Я спросил, что значила и что значит для него эта роль, повлияла ли как-то на его личность. Ответ: «Понимаете, в определённом смысле вся идеология государства строилась на мыслях Павки Корчагина, то есть Николая Островского, и мы были воспитаны на этом. Все поколения Советского Союза были воспитаны на этой книге! Естественно, не могло обойти это и меня. Если говорить о влиянии роли на актёра, я не могу сказать, что все роли на меня влияли. Всё-таки актёр — лицедей, «делает лица». А если бы все роли влияли, то неизвестно, что было бы с самим актёром. Но Павка в этом ряду стоит всё-таки особливо, потому что это необыкновенный по силе образ и, повторюсь, это была идеология государства. Мы те фильмы делали с чистыми руками, у нас сомнения на сей счёт не было».

Добавлю одно замечание. Если признать истиной, что все мы родом из детства, то сильнейшим детским впечатлением стала для Василия первая встреча с романом «Как закалялась сталь». А произошла она в украинском селе во время немецкой оккупации. Школьный учитель Николай Иванович приносил эту книгу в класс и, закрыв ножкой стула дверь, потихоньку читал ребятам. Они были предупреждены: если кто-то узнает об этом, то немцы его повесят. Никто не узнал. А учитель позднее ушёл в партизанский отряд.

Так вот не может предать Лановой ни того учителя, ни своё детство, ни великую книгу и поставленный по ней выдающийся фильм.

Жизнь собственную предать он не может

Да, речь фактически о его жизни, основная часть которой пришлась на советские годы. Именно они формировали его и сделали тем, кто он есть.

Задайтесь хотя бы таким вопросом: а кто он по национальности, Василий Лановой? Украинец, корни в том самом селе Стрымба на стыке Одесской и Винницкой областей, откуда родом отец его и мать. Но ведь сам-то он родился в Москве и всю жизнь здесь прожил, за исключением трёх лет немецкой оккупации, когда оказался у дедушки с бабушкой, приехав к ним на летние каникулы в июне 1941-го.

А если рождение и без малого вся жизнь, всё творчество, от самых первых шагов до сего дня, — в Москве, не есть ли он тот самый «москаль», каких проклинают ныне на киевском Майдане? Вот о чём — о русском, украинском, советском — очень хотелось бы мне поговорить с Василием Семёновичем, если состоится всё-таки желанная наша встреча. Когда-то, незадолго до ухода из жизни, интересно и глубоко размышлял на эту тему в беседе со мной Сергей Фёдорович Бондарчук, тоже славный украинец и выдающийся деятель русской, советской культуры, по праву вошедший, как и Лановой, в истинную (не фиктивную!) элиту страны. Будем понимать под этим реально лучших, реально самых заслуженных.

Впрочем, слова «элита», ставшего расхожим в последнее двадцатилетие, я всё равно не приемлю, поскольку есть в нём явный оттенок некоей «врождённой избранности» да и самозванства, когда звучит оно сплошь и рядом среди самих этих «элитариев», или «звёзд» — ещё одно льстивое словечко для самовозвышения пустоты.

Тема, опять же большая тема, которую стоило бы обсудить с Лановым! Согласитесь, если взять внешний его облик, то большего аристократа на сцене и экране, пожалуй, не найти. Воплощённое изящество, стройность, лёгкость движений, изысканная тонкость манер. Блистательный Вронский в «Анне Карениной» и лощёный Анатоль Курагин в «Войне и мире» — точнейшие попадания. Но вспомните при этом, что перед вами не граф и не князь, а крестьянский внук, сын рабочего и работницы Московского химического завода. Он с золотой медалью окончил советскую школу, и знаменитый Дворец культуры при столичном Автозаводе имени Сталина дал ему, как и тысячам других юных талантов, путёвку в большое искусство. Где теперь тот Автозавод и что ныне тот Дворец?..

А для Ланового это — святое. Было и остаётся. На всю жизнь. Как святы для него герои Великой Отечественной, которым посвятил он одну из лучших своих работ — в фильме «Офицеры». Как святы любимые поэты и писатели, слово которых несёт он в душе и пламенно передаёт своим слушателям, на высочайшем уровне мастерства. Он даже сыновей назвал именами Пушкина и Есенина — Александр и Сергей.

Не знаю сегодня лучшего исполнителя пушкинских стихов. Вершина — «Пророк». Да и вообще, я думаю, нет ныне равных ему в искусстве художественного слова. Не случайно уже много лет возглавляет соответствующую кафедру в Театральном училище имени Щукина. Вот что говорил мне в нашей беседе:

«Считаю, что приобщать людей, особенно молодёжь, на фоне нынешней бесконечной «попсы» дурацкой к великой русской поэзии — это обязательное задание. Я этим занимаюсь абсолютно сознательно. Хотя трудно сегодня. В прошлые времена мы имели по 20—30 абонементов по всей стране. Это была целая индустрия культуры, которую теперь просто уничтожили, стёрли».

Однако в пору, когда кино и театр не всегда удовлетворяют предлагаемым материалом, для Ланового художественное чтение, где он сам определяет свой репертуар, стало весьма значительным средством самовыражения. И полем борьбы. Так, в 1993-м, когда исполнилось сто лет со дня рождения «лучшего, талантливейшего поэта нашей советской эпохи» (сталинское определение), Лановой, как никто другой, поднял его слово. Говорит об этом:

«Мне пришлось защищать, спасать Маяковского. Они, «демократы», собрались на Таганке и начали гнобить поэта. И когда я им прочёл трагические, великие, мировые стихи, очень недовольно они сдавались. А ведь это великая поэзия начала ХХ века!»

Маяковский вместе с Пушкиным звучит у него постоянно. В том числе на вечерах «Правды» и КПРФ. Согласитесь, для актёра в созданных условиях такие выступления — знаковые.

Много значит в его жизни общественный фонд «Армия и культура», который он возглавляет почти двадцать лет. Выступления в «горячих точках», в госпиталях, в воинских частях… «Раньше, — говорит, — этим занималось государство, но в 1991 году оно всё скинуло с себя. То, что в наших силах делать по этой части, мы делаем. Но, конечно, государство должно браться, как всегда у нас было».

О военном поколении: «Это поколение — святое. Обманутое в последние годы. Люди вынесли на своих плечах чудовищную войну, победили страшного врага — и в результате им сказали, что… не надо было этого делать».

Может быть, самая больная, самая пронзительная для него тема!.. В советское время ему довелось читать авторский текст к двадцатисерийной документальной киноэпопее «Великая Отечественная», которая в Соединённых Штатах шла под названием «Неизвестная война». Увы, им-то неизвестная, но в маленького Васю фашистский солдат выпустил очередь из автомата, и он просто чудом остался жив. Долго заикаясь с тех пор, что чуть не стало преградой к полюбившейся сцене. Наверное, и это, личное, сказалось в том, что работа над «Великой Отечественной» заняла совершенно особое место в его творчестве и абсолютно справедливо удостоена была высшей награды — Ленинской премии.

Его искусство органически сплавлено с прожитой жизнью. Как же предать это сегодня?

Из всего, что он мне говорил и что я читал за его подписью, понимаю: очень многое в нынешнем состоянии культуры тяжко удручает его. Он по-настоящему страдает, видя, например, чем заполнен телеэкран. Как выразился однажды, кричать во весь голос хочется. И вот вывод актёра героико-романтического плана, артиста советской формации:

«Нравственное оскудение, а то и потеря героя — неестественное состояние для искусства. Человек всегда хочет видеть рядом с собой людей благородных, честных, сильных духом, верных, способных на подлинные человеческие чувства, на совершение поступков, двигающих общество вперёд. И герой, несущий добро и справедливость, способный пробудить спящую совесть, поднять людей на правое дело, вечен, как вечны сами понятия добра и зла».

Читаю это и думаю: хорошо, что есть всё же на изрядно оскудевшей, загрязнённой и заболоченной территории современного искусства неприступная высота Ланового! Художественная, гражданская и нравственная высота. Как ориентир, как залог обращения к истинно прекрасному.

Виктор КОЖЕМЯКО.

http://kprf.ru/activity/culture/127174.html


comments powered by HyperComments

Прочитано: 159 раз(а)
Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Фененко
Юрий Вячеславович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Волович
Николай Викторович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA