Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Актуальное пособие для современной классовой борьбы К 80-летию VII конгресса Коммунистического Интернационала

Актуальное пособие для современной классовой борьбы К 80-летию VII конгресса Коммунистического Интернационала

Одно из самых значимых событий лета нынешнего года для международного коммунистического движения — 80-летие VII конгресса Коммунистического Интернационала. Честно говоря, документы VII конгресса Коминтерна сегодня не входят в число настольных книг партийного актива и КПРФ, и других партий, входящих в состав СКП—КПСС, да и всего международного коммунистического движения. В истории последних 80 лет были полосы, когда казалось, что их место на почётной полке архива. Но история — не устремлённая в небо стрела, маршрут её прогресса витиеват, он, как минимум, проходит по спирали. Снова небосклон затягивают коричневые тучи, снова в повестку дня напрашивается тезис об антифашистском фронте. И изложенные на VII конгрессе постулаты генерального секретаря Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала (ИККИ) Г.Димитрова вновь превращаются в рабочий инструмент борющихся компартий.

В истории Коминтерна было семь конгрессов. У каждого из них своя особенность, своя отметина. И всё же два из них наиболее значимы. Прежде всего II конгресс, состоявшийся в 1920 году. К нему был приурочен замечательный труд В.И.Ленина «Детская болезнь „левизны” в коммунизме». Безусловное историческое значение II конгресса в том, что он задал курс на большевизацию международного коммунистического движения. Другой конгресс, оставивший неизгладимый след в мировой истории, состоялся в июле-августе 1935 года. Он задал коммунистическому движению планеты антифашистскую направленность. Именно на VII конгрессе Коминтерна был определён курс на создание народных фронтов антифашистских сил вплоть до формирования правительств единого фронта. Это не был отказ от революционного, большевистского характера коммунистических партий, являвшихся в те годы секциями Коминтерна, это не было отречение от марксистско-ленинского учения о диктатуре пролетариата.

В то же время, кажется, кроме «Правды», редко какая коммунистическая газета всерьёз анализировала минувшим летом значение события, к которому было приковано внимание всех коммунистов планеты восемь десятилетий назад. Так, может, материалы VII конгресса Коммунистического Интернационала во втором десятилетии XXI века не актуальны? Как найти правильный ответ на этот вопрос? Думается, лакмусовой бумажкой здесь может быть установление реального факта: поражён ли современный мир раковой опухолью фашизма?

Капитализм вошёл в системный кризис

В.И.Ленин не только развивал разработанную К.Марксом теорию кризисов перепроизводства. Он обращал внимание ещё на один тип кризисов, который в работах его последователей оказался в тени. Речь идёт о кризисах, связанных с переходом от «мирной» к немирной стадии существования буржуазной системы.

В ленинских работах впервые указание на этот тип кризиса мы встречаем в написанном им манифесте ЦК РСДРП «Война и российская социал-демократия», увидевшем свет 1 октября 1914 года. В нём говорилось: «Крах II Интернационала есть крах оппортунизма, который выращивался на почве особенностей миновавшей (так называемой „мирной”) исторической эпохи…». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 26. С. 20). Примечательно, что далее даётся характеристика ситуации не только во II Интернационале, но и в капиталистическом обществе в целом. В частности, в качестве признаков «мирной» эпохи Ленин отмечал:

— господство в обществе буржуазного реформизма;

— отрицание классовой борьбы, замена её проповедью сотрудничества классов;

— проповедь «буржуазного шовинизма под названием патриотизма»;

— фетишизация буржуазного парламентаризма и буржуазной легальности.

Эти атрибуты общественной атмосферы характеризовали Европу периода, предшествовавшего Первой мировой войне. При этом переход от «мирного» к немирному состоянию буржуазного общества хоть и был связан с началом войны, но не им определялся: «Чрезвычайно важно при этом иметь в виду, что смена эта произведена не чем иным, как непосредственным развитием, расширением, продолжением самых глубоких и коренных тенденций капитализма и товарного производства вообще. Рост обмена, рост крупного производства — вот эти основные тенденции, наблюдаемые в течение столетий абсолютно во всём мире». (Там же. Т. 27. С. 95)

Теме кризиса капиталистической системы, вызываемого переходом от «мирной» эпохи к немирной, Ленин уделял серьёзное внимание при подготовке своего выдающегося труда «Империализм, как высшая стадия капитализма». Об этом убедительно свидетельствуют «Тетради об империализме». Характеристика системного кризиса капитализма в период скачка от «мирной» стадии развития к немирной содержится в работах «Карл Маркс», «Крах II Интернационала» и ряде других. В основе таких кризисов лежит переход от экономических («мирных») к неэкономическим (немирным) способам передела мира. Причём такой передел носит не локальный, а региональный, а то и глобальный характер. «Мирный» период развития капитализма не означает эпоху бесконфликтности. Поскольку конкуренция является неотъемлемой чертой капитализма, то и в этот период продолжается передел собственности, передел мира. Но в «мирный» период сохраняется неизменным качественное соотношение классовых сил в глобальном масштабе.

Он заканчивается тогда, когда передел собственности перестаёт ограничиваться рамками капиталистического класса, когда на первое место выходит не его передел между транснациональными компаниями или отдельными капиталистическими государствами, а когда центр тяжести переносится к открытому противостоянию антагонистических классов и полярных общественно-политических систем или группировок государств. При этом надо иметь в виду, что качественные изменения в межклассовых отношениях не сводятся к социальным революциям. Они в такой же мере включают в себя и контрреволюции. Их диалектическое единство сохраняется до тех пор, пока новое общественное жизнеустройство, то есть социализм, не победит окончательно в глобальном масштабе, то есть до тех пор, пока не исчезнут предпосылки для реставрации капитализма в какой-либо стране мира.

Такой системный кризис, связанный с переходом от «мирной» стадии развития капитализма к немирной был присущ 1930-м годам. Этот системный кризис в капиталистических странах был чреват не только проявлениями фашизма, но и приходом

фашистских партий к власти и установлением фашистских режимов. Уже

в самом начале своего доклада

на VII конгрессе Коминтерна Г.Димитров обращал внимание на эту связь:

«В условиях разразившегося глубочайшего экономического кризиса, резкого обострения общего кризиса капитализма, революционизирования трудящихся масс фашизм перешёл к широкому наступлению. Господствующая буржуазия всё больше ищет спасения в фашизме в целях осуществления исключительных грабительских мер против трудящихся, подготовки хищнической империалистической войны…

Империалистические круги пытаются переложить всю тяжесть кризиса на плечи трудящихся. Для этого им нужен фашизм.

Они стараются разрешить проблему рынков за счёт порабощения слабых народов, увеличения колониального гнёта и нового передела мира путём войны. Для этого им нужен фашизм.

Они стремятся опередить нарастание сил революции путём разгрома революционного движения рабочих и крестьян и военного нападения на Советский Союз — оплот мирового пролетариата. Для этого им нужен фашизм». (Димитров Г. Избранные произведения. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1957. Т. 1. С. 377—378).

Годом ранее, в Отчётном докладе XVII съезду ВКП(б) И.В.Сталин также подчёркивал системный характер кризиса, охватившего капитализм: «Результатом затяжного экономического кризиса явилось небывалое доселе обострение политического положения капиталистических стран как внутри этих стран, так между ними.

Усиление борьбы за внешние рынки, уничтожение последних остатков свободной торговли, запретительные таможенные пошлины, торговая война, война валют, демпинг и многие другие аналогичные мероприятия, демонстрирующие крайний национализм в экономической политике, обострили до крайности отношения между странами, создали почву для военных столкновений и поставили на очередь войну, как средство нового передела мира и сфер влияния в пользу более сильных государств». (Сталин И.В. Соч. Т. 13. С. 291).

Не случайно на VII конгрессе Коминтерна вслед за вопросом «Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала в борьбе за единство рабочего класса против фашизма» обсуждался столь же актуальный вопрос «Подготовка империалистической войны и задачи Коммунистического Интернационала», с докладом по которому выступал товарищ Эрколи (Пальмиро Тольятти).

Начало Второй мировой войны ни у кого не оставило сомнений, что «мирная» фаза развития капитализма перешла в немирную. Но системные кризисы время от времени поражают капиталистическую систему и после Второй мировой войны. Первый «мирный» этап развития капитализма последовал за революционным периодом, связанным с формированием социалистического лагеря. Между двумя социально-экономическими системами сложилось определённое сосуществование. При этом, с одной стороны, каждая из них была прежде всего сосредоточена на решении собственных проблем, с другой — между ними началась «холодная война». А завершился он, когда началось революционное крушение мировой колониальной системы. Это был не только передел мира в пользу прогрессивных сил и укрепление социалистической системы, но и одновременный передел отношений собственности, в результате которого существенно сократилось пространство экономической системы империализма.

После этого начался второй послевоенный «мирный» период развития капитализма, в течение которого капитализм, с одной стороны, перестраивал свои мирохозяйственные связи в изменившихся условиях, с другой — создавал новую («постиндустриальную») материально-техническую базу производительных сил. Это был период сосуществования двух мировых социально-экономических систем и становления двух — социалистического и капиталистического — типов глобализации. Он сменился контрреволюционным наступлением мирового капитала сначала на антиимпериалистические силы освободившихся от колониализма государств, а затем — серией буржуазных контрреволюций в республиках СССР и социалистических странах Европы.

Когда контрреволюционная атака империализма была в основном завершена, начался третий послевоенный «мирный» этап развития капитализма. После победы контрреволюций продолжил (временно) набирать силу лишь капиталистический тип глобализации, несмотря на сохранение ряда стран, продолживших социалистическое строительство. Эти процессы привели к распылению сил международного коммунистического движения и ослаблению коммунистических партий в большинстве стран. Международная буржуазная контрреволюция привела также к новому всплеску оппортунизма. В результате в 1990-е годы рабочее и коммунистическое движение спало до минимальных отметок. Компартии противостояли буржуазии в основном по ею же установленным правилам.

О завершении периода «мирного» развития капитализма в наши дни говорит и то, что, во-первых, империализм систематически провоцирует в разных странах внутренние конфликты с последующим использованием вооружённых средств передела мира. Во-вторых, европейская социал-демократия (германская и французская в первую очередь) перешла во внешней политике с пацифистских позиций на агрессивно-империалистические.

В-третьих, в России (она — слабое звено в цепи капитализма) и ряде так называемых цивилизованных стран ширится требование либералов вернуть в процедуры буржуазной демократии имущественный ценз. В-четвёртых, налицо выход фашизма на первую линию защиты капиталистического жизнеустройства.

Ленинская идея о системных кризисах при переходе от «мирной» стадии развития капитализма к немирной и плодотворна, и актуальна. Прежде всего она позволяет точнее понять особенности современной стадии капитализма и полнее осознать те опасности, которые несёт всевластие частной собственности и в национальном, и в глобальном масштабе. Знание специфики момента помогает успешнее осуществить инвентаризацию политических средств, которые соответствуют задачам классовой борьбы.

«Коричневые пятна» становятся всё обширнее и гуще

Факты убеждают: сегодня обсуждавшийся на VII конгрессе вопрос «Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала в борьбе за единство рабочего класса против фашизма» чрезвычайно актуален, а поднятые в докладе Г.Димитрова темы сегодня прямо-таки горячие.

Во-первых, всеядный империализм пережевал плоды передела мира, последовавшего на рубеже 1980—1990-х годов в результате реставрации капитализма в большинстве стран, образовывавших мировую социалистическую систему. Сейчас ему для самосохранения требуется новый передел мира. В Политическом докладе ЦК XV съезду КПРФ прямо указывалось: «Происходит полное порабощение капитала производственного, промышленного капиталом банковским, спекулятивным». Во время «мирного» этапа на первое место вновь вырвался финансовый капитал. Непривычные к буржуазному мироустройству соотечественники в начале 1990-х годов были уверены, что он способен «делать деньги из воздуха». Сейчас они понемногу начали понимать виртуальный механизм приращения финансового капитала в пору нашествия информационных технологий, но по-прежнему не сомневаются, что он мало связан с реальным производством. Немудрено, что оторванный от создания действительных потребительных стоимостей (а именно в них видят смысл экономики и отдельные люди, и целые народы), финансовый капитал становится наиболее реакционным и социально воинственным.

Во-вторых, реакционность и агрессивность мирового финансового капитала уже на глазах трансформируется в «коричневую чуму». Заведующий Международным отделом ЦК КПРФ Андрей Филиппов и сотрудница этого отдела Яна Рогова, анализируя распространение фашистской заразы в Западной Европе, указывали: «Два десятилетия назад часто можно было слышать о выходках фашиствующих молодчиков в ходе демонстраций, стычках с левыми и т. д. Тогда больше говорили об угрозе возрождения фашизма (неонацизма). Тогда ещё никто не бил тревогу по поводу активизации ультраправых и националистических организаций. Сегодня их присутствие в политическом пространстве является уже фактом. Во многих странах Европы ультраправые националисты, объединившиеся в партии, стали частью политической системы своих государств. В Италии это — „Новая сила” и „Лига Ломбардини”, в Германии — Национал–демократическая партия, „Золотая заря” в Греции, „Партия шведов” в Швеции, испанская „Национальная демократия” и, конечно, „Национальный фронт” во Франции. Их депутаты заседают как в национальных законодательных органах, так и в Европейском парламенте. Их молодчики устраивают факельные шествия по улицам европейских городов.

Что касается Восточной Европы, то там даже невооружённым глазом можно заметить сходство с ненавистными и, казалось бы, навсегда преданными забвению символами фашизма. Например, на эмблеме украинского национал-радикального батальона

„Азов” — Wolfsangel (волфсангель – волчья ловушка) и „чёрное солнце”. Эти знаки использовались танковой дивизии СС „Дас Райх» („Государство”, „Рейх”) и другими подразделениями СС и гитлеровского вермахта. Подобная символика, популярная в нацистской Германии, используется в факельных шествиях эстонской „консервативной” молодежной организации „Sinine Дratus” („Синее возрождение”) и интернет-заявлениях её руководителя Яака Мэдисона (сейчас члена эстонского парламента), который заявляет о том, что в фашистской идеологии можно-де „найти полезные вещи для сохранения национального государства”.

Радикализм добрался до высших органов власти многих стран „старой” и „новой” Европы. Так, в правительстве Эстонии представлена пронацистская партия „Объединение Отечества и Res Publica”, а в правительстве Латвии — ультранационалистическая правая партия „Всё для Латвии!” — „Отечеству и свободе”. Одной из главных идеологических основ для обоих является реабилитация коллаборационизма, откровенного сотрудничества с германским нацизмом во время Второй мировой войны. При этом сознательно игнорируются и факты истории, и обязательства, принятые государством, являющимся членом Евросоюза и НАТО.

При этом неофашистские „идеологи” обещают своим сторонникам по партии и всему обществу, что прежде считавшиеся противозаконно созданными нацистской Германией в Эстонии или Латвии подразделения „Ваффен СС” в ближайшее время будут юридически признаны неотъемлемыми структурами вооружённых сил этих стран, а все их участники будут включены в национальный пантеон истории». («Коричневые пятна» расползаются по планете // «Правда», 31 июля — 3 августа 2015 г.)

Двоюродные младшие братья фашизма проводят массовые шествия во Франции и Германии, Австрии и Греции, они небезуспешно борются за парламентские мандаты разного уровня — от региональных до всеевропейских. Они отождествляют с фашизмом коммунизм и запрещают партии наследников Коминтерна и антифашистского Сопротивления. Они легально проводят международные симпозиумы в «цивилизованных» странах (в том числе приступили к «освоению» РФ). «Коричневые пятна» всё плотнее затягивают Европу и Америку.

Наиболее броским проявлением неофашизма стала братская Украина. Выступая в сентябре 2015 года на празднике газеты португальских коммунистов «Аванте!», первый секретарь ЦК Коммунистической партии Украины Пётр Симоненко говорил:

«К огромному сожалению, мы вынуждены констатировать, что в XXI веке фашизм и нацизм снова поднимают голову. И главным их финансовым спонсором и идейным вдохновителем, как и столетие тому назад, выступает крупный империалистический капитал, который, спасаясь от кризисов, развязал первую и вторую мировые войны и готов сегодня развязать третью.

актуально, звучат выводы и оценки VII Конгресса III Интернационала … о том, что господствующая буржуазия всегда ищет выход из тяжелейших кризисов путём разорения народных масс, обрекая на голод и вымирание десятки миллионов безработных, снижая до неслыханных размеров жизненный уровень трудящихся. Ищет спасение в фашизме, в установлении открытой, террористической диктатуры наиболее реакционных, наиболее шовинистических и наиболее империалистических элементов финансово-промышленного капитала.

С огромным сожалением и с болью в сердце, коммунисты Украины вынуждены констатировать, что сегодня оплотом буржуазной реакции на европейском континенте, гнездом неофашизма и неонацизма выступает наша многострадальная Родина».

Приведённые руководителем украинских коммунистов данные дают основание допускать, что сегодня роль международного центра распространения «коричневой чумы» стали выполнять Соединённые Штаты Америки, реализуя курс «фашизм на вывод». П.Н.Симоненко рассказывал:

«С целью распространения своего влияния на Евразийское пространство и создания очага напряжённости вокруг России, гигантские усилия Запада, прежде всего США и НАТО, были направлены на то, чтобы переформатировать сознание украинцев, особенно молодёжи, расколоть нашу страну по этническому, языковому, религиозному признакам, возвести национализм и русофобию в ранг государственной идеологии. При этом особое внимание уделялось героизации пособников гитлеровских фашистов — вояк ОУН-УПА, батальонов СС „Галичина”, „Роланд” и других подразделений, воевавших на стороне Гитлера.

Через многочисленные так называемые некоммерческие организации (НКО), создаваемые и финансируемые иностранными правительствами, в первую очередь Госдепом США, а также разнообразными „благотворительными” фондами, как, например, фонд Сороса, за два десятилетия в Украине была сформирована „пятая колона”, представители которой заполонили собой государственные структуры и местные органы власти.

Это прямо подтвердила заместитель госсекретаря госпожа Нуланд, заявив что на „продвижение демократии в Украине” только США направили более пяти миллиардов долларов из своей государственной казны. Этого не скрывает даже президент Барак Обама, который в одном из выступлений сказал, что Соединенные Штаты непосредственно приняли участие в передаче власти на Украине и в кровавых событиях на Майдане в феврале 2014 года.

Кроме того, страны, сателлиты США в Европе, предоставляли свои базы для подготовки нацистских боевиков, поощряя насилие и антикоммунизм, приветствуя акты вандализма в отношении памятников советского периода и монументов советским воинам».

Примечательно, что современные украинские ультранационалисты с гордостью (а точнее: с наглостью) утверждают, что являются преемниками предателей, сотрудничавших в годы Великой Отечественной войны с гитлеровскими оккупантами и принимавшими участие в их зверствах. Так, американская русскоязычная газета «Еврейский мир» в номере от 18 ноября 2011 года сообщала: «Расследование злодеяния в Бабьем Яре указывало на то, что расстрел евреев осуществляли украинские полицейские из „Буковинского Куриня”». Это подтверждает современный украинский националист Олег Тягнибок: «Я горжусь тем, что в Бабьем Яре было всего 300 немцев на 1400 украинских полицейских».

О фашистском характере режима М.Саакашвили многократно говорилось в документах Единой коммунистической партии Грузии и выступлениях её председателя Темура Пипия.

Выступая с докладом на XI съезде Коммунистической партии Белоруссии, первый секретарь её Центрального Комитета И.В.Карпенко отмечал: «Наша партия ещё в 2010 году заметила тенденцию развития международной политики по реанимации национал-фашистской идеологии, определив её как либерально-националистический реванш. В принятой на сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ 3 июля 2009 года резолюции „Воссоединение разделенной Европы: поощрение прав человека и гражданских свобод в регионе ОБСЕ в ХХI веке” либералы предприняли попытку покончить с коммунистической идеологией, а также дали отмашку для сведения политических счётов с бывшим СССР и его правопреемником — Россией».

Чётко охарактеризовал социальную базу современного неофашизма-неонацизма известный деятель международного коммунистического движения, ветеран Прогрессивной партии трудового народа Кипра, 20 лет возглавлявший её ЦК, Димитрис Христофиас: «Бедность, нищета и отчаяние средних слоев общества, а также части трудящихся вновь становятся причиной возникновения неофашистских и неонацистских движений. Примеров тому много. Эти фашистские движения, появляющиеся не только в странах периферии Евросоюза (таких, как Греция), но и в крупных империалистических центрах, подобных Германии, США, Великобритании, не только играют на чувстве возмущения простых людей творящейся социальной несправедливостью, но и пользуются тем, что рабочее и коммунистическое движение расколото на множество фрагментов. Такая ситуация стала результатом разрушения Советского Союза и Содружества социалистических государств».

Было бы опрометчиво в современных условиях утверждать, будто нет никаких оснований допускать возможность проявления фашизма в условиях Российской Федерации. К сожалению, в нашей стране есть и заинтересованные в установлении реакционного режима буржуазные силы (они одинаково влиятельны как среди пропутинской «государственнической», так и антипутинской неолиберальной ветвей российского компрадорского капитала). О необходимости бдительности говорят данные уже цитированной статье А.Филиппова и Я.Роговой в «Правде»: «Было бы непозволительным самообманом делать вид, будто „коричневая чума” обходит стороной нашу страну. Увы! На Международном русском консервативном форуме, проходившем в марте этого года в Санкт-Петербурге, засветились и российские националисты из „Русского национального культурного центра — Народный дом”, волгоградского социально-патриотического клуба „Сталинград” и ряд других подобных организаций.

Правда, если начать изучать декларируемые в официальных документах цели их создания, то может сложиться впечатление их абсолютной благопристойности и благородства. Их сайты пестрят патриотическими статьями и фотографиями „символов” русской и российской героической истории. Но глядя на подобные декорации, невольно задаёшься вопросом, что же все эти замечательные господа-товарищи делают на откровенно „коричневых” мероприятиях? Что это, провокация или реализация чьего-то хитрого замысла в какой-то большой игре? Ответы на эти вопросы нам ещё только предстоит выяснить…

Ещё более любопытно, что многие отечественные СМИ среди организаторов Форума называли партию „Родина”. Широко оповещалось, что в открытии этого сомнительного мероприятии будет принимать участие её председатель, депутат Государственной думы из фракции „Единая Россия” Алексей Журавлев. Однако он в зале заседания Международного русского консервативного форума так и не появился. Вероятно, кто-то из высоких кукловодов подсказал ему, что ещё не пришло время публично появляться в этой компании.

Последние события в „Родине” говорят о том, что очень велика вероятность ещё услышать «барабанный бой” из её рядов. СМИ сообщают, что идёт процесс формирования её новой дочки — молодёжного крыла „Родины” — коалиции молодёжных патриотических сил ТИГР (какое впечатляющее и будоражащее память название, напоминающее о кровопролитных сражениях Великой Отечественной войны!). Новый командующий „армией ТИГРов” Владимир Лактюшин заявил, что особое внимание в своей работе организация будет уделять футбольным фанатам. Сам же Владимир Лактюшин был часто замечен на различных националистических мероприятиях».

О необходимости бдительности в отношении российских националистов говорилось и в докладе Президиума ЦК КПРФ октябрьскому (2014 г.) Пленуму ЦК КПРФ. В нём в духе

VII конгресса Коминтерна подчёркивалось: «Мы должны резко усилить международную борьбу с националистической идеологией, вместе с другими прогрессивными силами развернуть широкую антивоенную, антинатовскую кампанию. И главное, мы должны крепить пролетарский костяк борьбы за другой мир, за справедливость, за социализм».

Предпосылки

Георгий Димитров в докладе на VII конгрессе чётко вскрыл классовый характер антифашистской борьбы: «Защита непосредственных экономических и политических интересов рабочего класса, защита его против фашизма должна быть исходным пунктом и составлять главное содержание единого фронта во всех капиталистических странах. Мы не должны ограничиваться только голыми призывами к борьбе за диктатуру пролетариата, а должны находить и выдвигать такие лозунги и формы борьбы, которые бы вытекали из жизненных потребностей масс. Из уровня их боеспособности на данном этапе развития.

Мы должны указывать массам, что им делать сегодня, чтобы защититься от капиталистического грабежа и фашистского варварства». (Димитров Г. Избранные произведения. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1957. Т. 1. С. 398—399).

Такова истинная, объективная диалектика новаторства и преемственности в классовой борьбе, диалектика общих исторических закономерностей и специфики текущего момента. Надо признать, что путь к ней не бывает прямым и лёгким.

VI конгресс Коминтерна проходил с 17 июля по 1 сентября 1928 года. Он подтвердил приверженность линии международного коммунистического движения, которая была спрессована в формуле «класс против класса». Секции Коминтерна ориентировались на подготовку к возможному возникновению острого общественно-политического кризиса в капиталистических странах. Но «великая депрессия» 1929—1933 годов поставила миллионы трудящихся Запада в положение, когда они должны были искать не столько средства борьбы за свои интересы, сколько средства выживания. Другое важнейшее положение VI конгресса Коминтерна было сформулировано в его тезисах о борьбе с военной опасностью: «Защита Союза Советских Социалистических Республик от международной буржуазии отвечает классовым интересам и является долгом чести международного пролетариата».

События начала 1930-х годов были настолько бурными, что побуждали по-новому взглянуть на ключевые положения деятельности международного коммунистического движения. Требовался более глубокий диалектический подход. Он был вызван прежде всего появлением новой, крайне реакционной социально-политической силы глобального масштаба. Небывалый мировой экономический кризис рубежа 1920—1930-х годов привёл к ослаблению не только пролетариата, но и буржуазии. Укрепились позиции лишь финансового капитала, но ради сохранения своего господства он сдвигался в политике на крайние правые позиции и обеспечивал приход к власти фашистских сил.

Экономическим интересам финансовых воротил полностью соответствовала идеология расового неравенства, военной экспансии и всевластия реакционной государственной машины. И при поддержке финансово-промышленных групп фашистские режимы устанавливались в Европе от Атлантики до Балтики: в Италии, Германии, Испании, Португалии, Венгрии, Австрии, Румынии, Латвии, Литве, Эстонии… «Фашизм у власти, — говорил Г.Димитров в докладе на VII конгрессе Коминтерна, — есть … открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала». (Там же. Т. 1. С. 376). Это было 2 августа 1935 года.

Трудный путь к конгрессу

Между тем в книге «Политбюро ЦК РКП(б)—ВКП(б) и Коминтерн. 1919—1943. Документы» читаем выписку из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 26 мая 1934 года:

«Слушали:

  1. О порядке дня конгресса Коминтерна (т. Сталин).

Постановили:

Поручить тт. Кагановичу, Сталину и Куйбышеву обсудить вопрос и решить от имени Политбюро».

Члены Президиума Исполкома Коминтерна И.Пятницкий и Д.Мануильский 17 мая 1934 года, посылая И. Сталину подготовленный ими первоначальный вариант повестки дня конгресса, в сопроводительном письме просили дать «указания … не позже

1 июня, ибо XIII пленум обязал Президиум Исполкома Коминтерна „не позже 1 июня опубликовать порядок дня”».

Комиссия Политбюро оперативно внесла серьёзную правку в проект. Политический секретариат ИККИ, предлагая повестку дня конгресса, фактически рекомендовал сохранить прежний курс Коминтерна и в отношениях с входящими в него партиями, и в воинственном отторжении социал-демократии. (См.: Политбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) и Коминтерн. 1919—1943. Документы. — М.: РОСПЭН, 2004. С. 714—716). Фактически выходило, что руководящая группа ИККИ была не намерена считаться с предлагаемыми Г. Димитровым существенными изменениями отношений внутри международного коммунистического движения, так и с курсом на приоритетное противостояние коммунистов фашистской угрозе.

Так, первый пункт повестки предлагалось назвать так, чтобы подтвердить прежний характер отношений между руководством ИККИ и входящими в Коминтерн партиями, официально считавшимися его секциями: «О мировом положении и задачах секций Коммунистического Интернационала (Отчётный доклад о деятельности

ИККИ). Докладчик т. Мануильский». Комиссия Политбюро во главе со Сталиным внесла в этот пункт кардинальное изменение. Поддерживая инициативы перестройки ИККИ, предлагаемые Г.Димитровым, комиссия пришла к выводу, что при обсуждении первого пункта необходимо сосредоточиться не на задачах отдельных партий, а на анализе работы Коминтерна как организующего центра международного коммунистического движения. Поэтому было предложено назвать первый вопрос предельно просто: «Отчётный доклад Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала». Одновременно был предложен и другой докладчик — член президиума и секретарь ИККИ, немецкий коммунист Вильгельм Пик.

Отмеченные тенденции нашли отражение и в изменении формулировки четвёртого вопроса. Товарищи из политсекретариата ИККИ предлагали такое его названия: «Итоги пролетарской диктатуры и социалистического строительства в СССР и их уроки для международного пролетариата. Докладчик от ПБ ЦК ВКП(б)». Комиссией Политбюро ЦК ВКП(б) редакция названия пункта была осуществлена по тому же принципу, что и с первым вопросом повестки дня конгресса: «Итоги строительства социализма в СССР». Вот здесь докладчиком был предложен член президиума, секретарь ИККИ, член ЦК ВКП(б) Дмитрий Мануильский, в повседневные обязанности которого входили связи между руководством ВКП(б) и ИККИ.

Вопрос о советской революции в Китае комиссия предложила в качестве отдельного пункта не рассматривать.

Наиболее принципиальные изменения коснулись ключевых пунктов повестки дня конгресса. Политсекретариат ИККИ предлагал назвать доклад Г.Димитрова так: «Наступление фашизма, распад II Интернационала, борьба Коммунистического Интернационала за массы, за революционное единство рабочего класса». Такое название явно не способствовало объединению рабочих-коммунистов и рабочих-социал-демократов, на чём настаивал Димитров и в чём его поддерживал Сталин и его соратники. Поэтому комиссия Политбюро ЦК ВКП(б) дала докладу то название, под которым он и вошёл в историю: «Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала в борьбе за единство рабочего класса против фашизма».

Было изменено название и второго ключевого доклада. Комиссия Политбюро ЦК ВКП(б) отвергла «узкое» толкование ожидавшейся войны: «Угроза империалистической войны против СССР». Советское руководство стремилось к тому, чтобы прогрессивные силы планеты видели угрозу войны не только для Советского Союза, но и для всего человечества. Была предложена соответствующая формулировка: «Подготовка империалистической войны и задачи Коммунистического Интернационала». Вместо трёх докладчиков — член ЦК Компартии Японии Окано (Сандзо Носака), руководителя Компартии Великобритании Гарри Поллита и Вильгельма Пика — предлагалось поручить этот доклад члену Президиума ИККИ, генеральному секретарю ЦК Коммунистической партии Италии Пальмиро Тольятти (Эрколи).

Предложения по повестке дня

VII конгресса Коминтерна были приняты Президиумом ИККИ 28 мая. Такая спешка свидетельствует о том, что проведение VII конгресса Коминтерна планировалось не позднее осени 1934 года.

Однако в конце августа 1934 года Политбюро ЦК ВКП(б) обсуждало «Вопрос ИККИ». Постановили: «Считать целесообразным отложить созыв конгресса Коминтерна до марта 1935 года». 5 сентября Президиум ИККИ так обосновал решение о переносе открытия конгресса: «…ввиду того, что исключительная сложность нынешнего международного положения требует предварительного обсуждения во всех секциях КИ политических и тактических проблем». Более того, в руководстве и Коминтерна, и ВКП(б) в 1934 году происходила серьёзная переоценка складывающейся международной ситуации, в частности — опасности фашизма и угрозы войны. В итоге пришли к выводу, что подготовленные к конгрессу документы нуждаются в серьёзных исправлениях.

VI конгресс был безусловно прав, что защита СССР от капиталистической агрессии «отвечает классовым интересам… международного пролетариата», ибо является важнейшим условием борьбы за социализм в мировом масштабе. Но наступление фашизма требовало видоизменения классовой борьбы. Демагогия фашизма привела к тому, что он получил поддержку части «взбесившейся» от непредсказуемости экономического кризиса мелкой буржуазии. В результате формула «класс против класса», предполагавшая противостояние полярных социальных сил при нейтрализации мелкой буржуазии, а то и поддержке ею пролетариата, перестала соответствовать новой расстановке сил. Социально-классовым водоразделом стало отношение к фашизму и войне. В этих условиях резко возрастало значение учёта соотношения сил в каждой стране для сплочения всех антифашистов.

6 октября 1934 года возглавлявший работу ИККИ Г.Димитров в письме

И.Сталину писал:

«Ознакомившись ближе с положением в Коминтерне, я пришёл к выводу, что сдвиги, происходящие в мировом рабочем движении, и задачи, стоящие перед Коминтерном в особенности в деле борьбы за единство рабочего класса против фашизма и угрозы войны, требуют срочного пересмотра и изменения методов работы руководящих органов Коминтерна…

…я считаю необходимым изложить Вам те положения, на основе которых, по моему мнению, должен быть произведён пересмотр методов работы руководящих органов Коминтерна.

Намечая эти предложения, я руководствовался следующими двумя моментами:

1) Невозможностью оперативно руководить из Москвы всеми секциями Коминтерна, находящимися в самых разнообразных условиях (партии легальные и нелегальные, партии в метрополиях и колониях, партии в высокоразвитых индустриальных странах и партии преимущественно в аграрных странах и т. д.).

2) Необходимостью усилить общее идейно-политическое руководство коммунистическим движением со стороны Коминтерна, как мировой партии пролетариата, в то же самое время систематически развивая самостоятельность и инициативу его секций и помогая созданию большевистского руководства на местах. Основная наша слабость как раз и состоит в отсутствии на местах твёрдого, уверенного и самостоятельного руководства».

Далее Г.Димитров предлагал:

  1. Центр тяжести работы руководства Коминтерна перенести на разрешение основных вопросов политики и тактики, концентрируя главные усилия на укреплении руководства самих секций…
  2. Содействуя развитию инициативы и ответственности самих секций, руководство Коминтерна в особенности должно:

а) помогать созданию и укреплению подлинно большевистских руководств на местах, росту и воспитанию партийных кадров;

б) оказывать действенную помощь партиям в деле агитации и пропаганды и в их идеологической борьбе с политическими противниками.

в) систематически работать над руководящими иностранными товарищами, содействуя их политическому росту и выдвижению их на руководящие посты в Коминтерне… (См.: там же. С. 714—715).

И.В.Сталин вскоре отвечает: «…Я целиком согласен с Вами насчёт пересмотра методов работы органов КИ, реорганизации последних и изменения их личного состава. Я уже говорил Вам как-то об этом во время беседы с Вами в ЦК ВКП(б).

Теперь дело в том, чтобы придать положениям Вашего письма конкретный вид, наметить новые органы работы КИ, наметить их личный состав и определить момент, к которому следовало бы приурочить практическое осуществление этого дела.

Надеюсь, скоро увидимся и поговорим обо всём этом подробно.

Не сомневаюсь, что Политбюро ЦК ВКП(б) поддержит Вас.

Привет!

И.Сталин». (Там же. С. 713—714).

Однако придать перестройке Коминтерна «конкретный вид» было непросто. 27 февраля 1935 года руководители компартий Германии, Франции и Чехословакии предлагают перенести конгресс на вторую половину мая. Из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта узнаём, что руководство нашей партии предложило «созвать конгресс Коминтерна на 15 июля с. г.». (Не забудем: местом проведения конгресса определена Москва. — В.Т.).

Президиум ИККИ принял это предложение. Фактически же конгресс открылся 25 июля 1935 года. (См.: там же. С. 719). Все эти переносы — убедительное свидетельство напряжённой работы по подготовке VII конгресса Коминтерна. И её результатом стали новаторские выводы. Главный из них: единство рабочего класса может формироваться не только на партийной, но и на классовой внепартийной основе, и такой основой способен стать антифашизм.

С трибуны VII конгресса Г.Димитров говорил: «Товарищи! Миллионы рабочих и трудящихся в капиталистических странах ставят вопрос: как помешать приходу фашизма к власти и как свергнуть победивший фашизм? Коммунистический Интернационал отвечает: первое, что должно быть сделано, с чего необходимо начать, это создание единого фронта, установление единства действий рабочих на каждом предприятии, в каждом районе, в каждой области, в каждой стране, во всём мире. Единство действий пролетариата в национальном и международном масштабе — вот могучее орудие, которое делает рабочий класс способным не только к успешной обороне, но и к успешному контрнаступлению против фашизма, против классового врага». (Там же. Т. 1. С. 394).

Далее докладчик развивает свою мысль: «Могучий единый фронт пролетариата оказал бы громадное влияние на все другие слои трудового народа — на крестьянство, на городскую мелкую буржуазию, на интеллигенцию. Единый фронт внушил бы колеблющимся слоям веру в силу рабочего класса». (Там же. Т. 1. С. 395).

При этом Димитров не уходит от ключевого вопроса: «Возможно ли осуществить это единство действий пролетариата в отдельных странах и во всём мире?». И решительно отвечает: «Да возможно. И возможно уже сейчас. Коммунистический Интернационал не ставит единству действий никаких условий, за исключением одного, элементарного, для всех рабочих приемлемого, а именно: чтобы единство действий было направлено против фашизма, против наступления капитала, против угрозы войны, против классового врага». (Там же).

Но угроза капиталистической реакции требовала не ограничиваться формированием единого фронта пролетариата. Требовалось сформировать «создание широкого народного антифашистского фронта на базе пролетарского единого фронта. Успех этой борьбы пролетариата тесно связан с установлением боевого союза пролетариата с трудящимся крестьянством и основной массой городской мелкой буржуазии, составляющей большинство населения даже промышленно развитых стран».

В борьбе за антифашистское единство лидер Коминтерна не останавливается на полпути. «Мы готовы разделить ответственность даже тогда, когда речь будет идти о создании правительства на основе единого фронта,.. мы учитываем, что может наступить такое положение, когда создание правительства пролетарского единого фронта или антифашистского народного фронта станет не только возможным, но и необходимым в интересах пролетариата (аплодисменты), и мы в этом случае без всяких колебаний выступим за создание такого правительства». Важное значение имеет последовавшее тут же уточнение: «Я говорю здесь не о правительстве, которое может быть образовано после победы пролетарской революции… Речь идёт не о таком случае, а о возможном образовании правительства единого фронта накануне и до победы советской революции». (Там же. Т. 1. С. 430).

Единые фронты необходимы и сегодня

Всё ощутимее растёт потребность в создании единых народных фронтов в бывших республиках СССР. Более того, на постсоветском пространстве накапливается некоторый опыт воплощения в жизнь рекомендаций VII конгресса Коммунистического Интернационала. Начнём с наиболее трагического — с Украины.

Там проблема создания единого антифашистского фронта встала в полный рост из-за необходимости противостоять махрово расцветшему неонацизму. Выступая 27 декабря 2014 года с докладом на 49-м съезде Коммунистической партии Украины, первый секретарь ЦК КПУ П.Н.Симоненко заявил: «Происходящее в нашей стране, является новым подтверждением того, что в условиях обострения общего кризиса капиталистической системы, нарастания протестных настроений в обществе наиболее реакционные и агрессивные круги империалистической буржуазии делают ставку на неонацистские, фашиствующие элементы. С их помощью они открыто стремятся установить террористическую диктатуру, направленную на подавление демократических свобод и прогрессивных общественных движений. На Украине в качестве государственной утверждается человеконенавистническая идеология фашизма. Её составными частями являются воинствующий антикоммунизм, национализм, расизм, а политической практикой — насилие, утверждение тотальной власти государства, всеобщего контроля над личностью, милитаризация всех сфер жизни общества, агрессия, разжигание шовинистических настроений. При этом активно используются неустойчивость, колебания в сторону реакции различных слоев мелкой буржуазии и деклассированных элементов, политически незрелой, зомбированной молодёжи».

Верхом цинизма и беззакония стала так называемая люстрация, которая используется для сведения счётов и внесудебной расправы с неугодными правящему режиму людьми. На съезде отмечалось, что насилие чинят различного рода группы боевиков — «народных люстраторов». В стране никто: ни губернатор, ни мэр города, ни прокурор, ни священнослужитель (не говоря о рядовых гражданах) — не может чувствовать себя в безопасности.

Вопиющим попранием Конституции явился роспуск фракции КПУ в Верховной Раде Украины, запрет коммунистической символики, участия партии в выборах, преследование коммунистов и попытка запретить не только партию, но и коммунистическую идеологию.

Вероятно, первым шагом на пути к созданию единого антифашистского фронта можно считать создание на Украине «Левой оппозиции». В учредительном собрании этого всеукраинского общественного объединения участвовали 18 левых и левоцентристских партий. В сентябре в его состав вошли ещё три организации. Инициаторами «Левой оппозиции» выступили Коммунистическая партия Украины и Партия прогрессивных социалистов.

Специфику насильно навязанного в России капитализма чётко охарактеризовал VI октябрьский (2014 г.) Пленум ЦК КПРФ, в постановлении которого записано: «КПРФ оценивает реставрированный в России капитализм как регрессивный и паразитический, олигархический и компрадорский. Как следствие, он нежизнеспособен и исторически обречён». Но этот выверенный прогноз автоматически не реализуется. Обречённый эксплуататорский строй цепляется за любую возможность продлить своё существование.

Свою бесперспективность реставрация капитализма проявила в РФ уже тем, что она оказалась совершенно не способной освоить доставшиеся ей от советского социализма производительные силы. Сложившаяся в стране экономическая структура не в состоянии модернизировать хозяйственный комплекс. Отечественный капитал сосредоточен в основном в двух сферах: экспортно-сырьевой и банковско-спекулятивной. Образовавшийся за четверть века финансовый капитал не заинтересован в создании высокотехнологичных производств.

«Новая» буржуазия, захватившая командные высоты в экономике и политике, имеет крайне узкую базу, лишающую её возможности для манёвров. В последнее десятилетие налицо конфликт двух ветвей компрадорского капитала. Одна из них — капиталисты-«государственники». Они состоят в унии с властью и надеются отхватить самые жирные куски предназначенной к новой приватизации собственности. Другую часть составляют представители капитала, которые были в фаворе в 1990-е годы. Поскольку у нынешней властной верхушки они в опале, то ими принята поза либералов-антигосударственников. В то же время у них нет существенных отличий в отношении к пролетариату. «Правые государственники» (так учёные Института социологии РАН определили приверженцев «путинской» модели капиталистического жизнеустройства) и правые либералы (сюда попали сторонники Касьянова — Немцова — Каспарова — В. Рыжкова и пр.) являются одинаковыми приверженцами сверхэксплуатации наёмной рабочей силы.

Несущественны их отличия и в отношении к демократии. Среди правых либералов всё популярнее становится идея введения в избирательное законодательство имущественного ценза. Что касается демократизма «правых государственников», то ему была дана чёткая оценка XV съездом КПРФ. Выступая на нём с политическим докладом, Председатель ЦК КПРФ Г.А.Зюганов говорил: «Россия стремительно эволюционирует от зачатков демократии ко всё более жёсткой системе личной власти. Учитывая непригодность нынешнего режима к созидательной деятельности, вариант буржуазной диктатуры становится одним из вероятных сценариев развития ситуации». В подтверждение этого тезиса на съезде говорилось о наращивании полицейской машины, росте рядов репрессивных органов и увеличении затрат на их оснащение. Докладчик, задавшись вопросом: «На что же рассчитывает чиновно-олигархический спрут?», сам же недвусмысленно отвечал: «От внутренней угрозы он планирует защититься дубинками ОМОНа». Исходя из такой характеристики, партия вправе сделать вывод, что любое заигрывание с такой властью было бы ничем иным, как социал-соглашательством.

А вот ещё одна выразительная характеристика правящего режима нынешней РФ: «Лавирование между олигархами — одних поддержать, других посадить. Лавирование между разными группами буржуазии. Лавирование, наконец, между эксплуататорами и эксплуатируемыми. Постоянная игра идёт и с разными политическими сценариями в рамках либерализма: либо предельно коррумпированный либерализм олигархии, либо либеральная диктатура пиночетовского типа, либо „оранжевая революция” либеральных сил». После этих слов Г.Зюганова как не вспомнить страстные изобличения фашизма в докладе Г.Димитрова на VII конгрессе Коминтерна: «В чём же источник влияния фашизма на массы? Фашизму удаётся привлечь массы потому, что он апеллирует к их особенно наболевшим нуждам и запросам. Фашизм не только разжигает глубоко укоренившиеся в массах предрассудки, но он играет и на лучших чувствах масс… Фашизм действует в интересах крайних групп империалистов, но выступает он перед массами под личиной защитника обиженной нации и взывает к оскорблённому национальному чувству, как например германский фашизм, увлекший за собой мелкобуржуазные массы лозунгом „против Версаля”».

Российский режим сползает вправо. Невдалеке «коричневая пропасть». Так не пришло ли время вспомнить призыв к антифашистам создавать единый фронт борьбы трудящихся? Или антифашистская идея спрятана в призыве создать правительство народного доверия (не путать с правительством национального согласия и коалиционным правительством, которые неизбежно обречены быть придатком буржуазии)?

Но тут, кстати, вспомнить VII конгресс Коминтерна, определивший стратегическую линию поведения коммунистов при формировании правительства народного единства. При этом мы не вправе пренебречь мудрым предостережением товарища Димитрова: «Так как это движение единого фронта есть боевое движение против фашизма и реакции, то оно будет постоянной двигательной силой, толкающей правительство единого фронта на борьбу против реакционной буржуазии. Чем сильнее развернётся это массовое движение, тем большая сила будет в распоряжении правительства для борьбы против реакционеров. И чем лучше это массовое движение будет организовано снизу, чем шире будет сеть внепартийных классовых органов единого фронта на предприятиях, среди безработных, в рабочих кварталах, среди мелкого люда города и деревни, тем большей будет гарантий против возможного вырождения политики правительства единого фронта». (Димитров Г. Избранные произведения. Т. 1. С. 433—434). Следовательно, условием создания правительства народного единства является формирование боевого единого фронта широких масс трудящихся под руководством рабочего класса. А эту задачу, кроме коммунистов, решать некому. «Чтобы добиться … подлинного народного фронта, — говорил в заключительном слове на конгрессе Димитров, — коммунисты должны провести огромную политическую и организационную работу в рабочих массах». (Там же. Т. 1. С. 460). Но пока она не решена, хождение в буржуазное правительство для коммунистов не имеет смысла. Но об этом подробнее речь пойдёт ниже.

Есть немало оснований рассматривать современную модель общественно-политического устройства Республики Беларусь как воплощение идей единого народного фронта, который возглавляют его фактический приверженец президент А.Г.Лукашенко и формируемое им правительство. Эта модель строилась на постулатах, отвергающих концепции «либерального фашизма». В докладе на XI съезде КПБ И.В.Карпенко заявил: «Избиратели должны хорошо знать, куда зовут народ политические динозавры, воспитанные госдепом США ещё со времен горбачёвской перестройки. Истинные цели, которые преследует пятая колонна в соответствии с планами ЦРУ, превратить Беларусь в Сомали, Ливию, Ирак, Афганистан или Украину. Всевозможные американских структуры ещё в начале 90-х годов прошлого века старались сформировать в Беларуси прослойку национал-предателей, которые были призваны … из белорусского народа обеспечить поток искателей „счастья” на западных плантациях и обслуживать солдат очередного рейха».

Компартия, как и народ Беларуси, поддерживает предложенный главой государства политический и социально-экономический курс развития страны, так как их ценности и идеалы практически совпадают. В основе государственной политики, отмечалось на съезде КПБ, лежат социальная справедливость, труд (а не спекулятивный финансовый капитал), социальные гарантии детям, молодым семьям, инвалидам, ветеранам, малообеспеченным слоям населения. В Белоруссии самое низкое социальное расслоение. Соотношение доходов 10% самых богатых и самых бедных не превышает 4—5 раз, в то время как в Европе оно достигает 8—10 раз, а в России — почти 20 раз.

«Мы не раз заявляли, — отмечалось на съезде КПБ, — об ответственности коммунистов за судьбу своей страны. Сегодня наша партия также готова брать на себя долю ответственности и участвовать во всех общественных процессах от выработки и принятия властных управленческих решений до их реализации на практике. Более того, наша партия уже присутствует во власти: она представлена в парламенте, в органах местного самоуправления и в исполнительных структурах».

В рамках сотрудничества с общественными объединениями «Белая Русь», «Белорусский республиканский союз молодежи», «Белорусский союз офицеров», «Белорусский союз ветеранов войны в Афганистане», Белорусская ветеранская организация и Белорусский союз женщин, Белорусский фонд мира, а также лево-патриотическими партиями и профсоюзами, коммунисты во время президентской избирательной кампании инициировали проведение заседаний Координационных советов патриотических сил для их взаимодействия на всех этапах подготовки и проведения президентских выборов.

Итак, три бывших республики-сестры, три братских народа… Может быть, их снова сблизит идея единого антифашистского фронта, тем более — правительства народного единства?

 

Димитровские постулаты

 

Нет, на VII конгрессе Коминтерна не ставился вопрос об установлении диктатуры пролетариата. Там были даны более скромные ориентиры: на основе единства рабочего класса и антифашистских сил существенно ограничить всевластие капитала. При этом Г.Димитров предупреждал: «Но мы открыто говорим массам: окончательного спасения это правительство не может принести. Оно не в состоянии свергнуть классовое господство эксплуататоров… Следовательно, необходимо готовиться к социалистической революции». (Димитров Г. Избранные произведения. Т. 1. С. 436). В то же время на конгрессе не было даже намёков на призыв к хвостизму по отношению к буржуазной политике. Георгий Димитров, призывая к созданию единых антифашистских фронтов и правительств народного единства, провозглашал: «Мы заявляем открыто: мы хотим единства действий рабочего класса для того, чтобы пролетариат окреп в своей борьбе против буржуазии, чтобы, сегодня защищая свои повседневные интересы против наступающего капитала, против фашизма, он был бы в состоянии завтра создать предпосылки для своего окончательного освобождения». (Там же. Т. 1. С. 396).

Лидер Коммунистического Интернационала был диалектиком ленинской выделки, он утверждал, что единство антифашистских сил требует их полной независимости от буржуазии «потому, что весь опыт рабочего движения … показал, что политика классового сотрудничества, политика зависимости от буржуазии ведёт к поражению рабочего класса и победе фашизма. И только путь непримиримой классовой борьбы против буржуазии, путь большевиков является верным путём к победе». Сформулировав это принципиальное положение, Г.Димитров тут же добавил: «Буржуазия скорее утопит рабочее движение в море крови, чем позволит пролетариату мирным путём установить социализм». (Там же. Т. 1. С. 447—448). Увы, 80 лет, прошедших после этих слов, подтвердили их истинность.

В заключительном слове на VII конгрессе Коминтерна Димитров подчёркивал: «Единый фронт пролетариата и антифашистский народный фронт связаны живой диалектикой борьбы», так как невозможна реальная деятельность народного фронта без единства действий самого рабочего класса, ибо он «является ведущей силой этого народного фронта». (Там же. Т. 1. С. 459).

Но чтобы на практике быть авангардом народного фронта, рабочий класс должен решить рях непростых задач, прежде всего «добиться установления единого фронта не только в области политической, но и в области экономической для организации борьбы против наступления капитала, сломить своим напором сопротивление единому фронту со стороны реформистской конфедерации труда; добиться осуществления профсоюзного единства … на основе классовой борьбы». В этом важнейшем направлении работы коммунистов Димитров нашёл полную поддержку у Сталина. Он цитирует в докладе сталинский тезис о том, что «основная задача коммунистических партий … состоит в том, чтобы развить и довести до конца кампанию о единстве профдвижения, войти всем коммунистам поголовно в профсоюзы. Повести там систематическую терпеливую работу по делу сплочения рабочего класса против капитала и добиться, таким образом, того, чтобы коммунистические партии могли опереться на профсоюзы».

Курс на создание народных фронтов требует коренного улучшения деятельности коммунистических партий. Г.Димитров формулирует ключевую задачу коммунистов предельно конкретно: «Мы хотим, чтобы наши партии в капиталистических странах выступали и действовали как настоящие политические партии рабочего класса, чтобы они на самом деле играли роль политического фактора в жизни своей страны, чтобы они всегда вели активную большевистскую массовую политику, а не ограничивались одной пропагандой и критикой, и голыми призывами к борьбе за пролетарскую диктатуру». (Там же. Т. 1. С. 450).

Говоря о содержании и формах единого фронта, руководитель ИККИ особо подчёркивал: «Мы должны неустанно подготовлять рабочий класс к быстрой смене форм и методов борьбы при изменении обстоятельств. По мере роста движения и укрепления рабочего класса, мы должны идти дальше — подготовить переход от обороны к наступлению на капитал, держа курс на организацию массовой политической стачки. При этом обязательным условием такой стачки должно быть вовлечение в неё основных профсоюзов каждой данной страны». (Там же. Т. 1. С. 399).

Поскольку такая постановка задачи требует от партийных вожаков напряжённой, постоянной, последовательной работы, то генеральный секретарь ИККИ обратил свой взор к кадрам коммунистических партий. В заключительном слове на конгрессе был поставлен принципиальный вопрос: «Каким основным критерием должны мы руководствоваться при подборе кадров?». Он так ответил на него:

«Первое — глубочайшая преданность делу рабочего класса, верность партии, проверенная … перед лицом классового врага.

Второе — теснейшая связь с массами: жить интересами масс, чувствовать пульс жизни масс, их настроения и запросы. Авторитет руководителей наших партийных организаций должен быть прежде всего основан на том, что масса видит в них своих вожаков, убеждается на собственном опыте в их способности быть руководителями, в их решимости и самоотверженности в борьбе.

Третье — умение самостоятельно ориентироваться в обстановке и не бояться ответственности за решения… Только тот настоящий большевистский руководитель, кто не теряет голову в моменты поражения, не зазнаётся в моменты успеха, кто проявляет несокрушимую твёрдость в проведении решений. Лучше всего кадры развиваются и растут тогда, когда они ставятся перед необходимостью самостоятельно разрешать конкретные задачи борьбы и чувствуют на себе всю ответственность за это.

Четвёртое — дисциплинированность и большевистская закалка как в борьбе против классового врага, так и в непримиримости ко всем уклонам от линии большевизма». (там же. Т. 1. С. 476–477).

Тема борьбы с оппортунизмом тоже не ушла в прошлое. Нельзя не согласиться с Г.Димитровым, что «мы должны всемерно усиливать свою бдительность и борьбу против правого оппортунизма и против всех его конкретных проявлений, имея в виду, что опасность его будет нарастать по мере развёртывания широкого единого фронта. Уже имеются тенденции, заключающиеся в … примирении с социал-демократической идеологией». (Там же. Т. 1. С. 445).

VII конгресс Коминтерна решительно осудил и проявления сектантства в коммунистическом движении. Димитров отмечал: «Мы будем решительно бороться против всех „левых” демагогов, которые пытаются использовать разочарование социал-демократических рабочих для создания новых социал-демократических партий и интернационалов,.. углубляющих раскол рабочего класса». (Там же. Т. 1. С. 449)

Решив в основном вопросы сплочения рабочего движения и единства коммунистических сил, можно, по мнению Георгия Димитрова, приступать к решению практической задачи формирования правительства народного единства. Оно должно принципиально отличаться от всех социал-демократических и подобных им правительств (их в Европе в 1930-е годы часто льстиво называли «рабочими правительствами»), так как они «представляют собой орудие классового сотрудничества с буржуазией в интересах сохранения капиталистического строя». Лидер Коминтерна подчёркивал: «В то время как социал-демократическое правительство представляет собой орудие классового сотрудничества с буржуазией в интересах сохранения капиталистического строя, правительство народного единства является органом сотрудничества революционного авангарда пролетариата с другими антифашистскими партиями в интересах всего трудового народа, правительством борьбы против фашизма и реакции. Ясно, что это две вещи в корне различные». (Там же. Т. 1. С. 433).

* * *

Завершить эти заметки хотелось бы конкретным предложением «сиюминутной значимости». А что если по случаю 80-летия VII конгресса Коммунистического Интернационала включить доклад Г.Димитрова на нём в качестве одной из тем для изучения в системе партийной учёбы? Ведь этот документ фактически уже вошёл в классику марксизма-ленинизма.

Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA