Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Новости 2 » 6.01.2014. Новости КПБ. Газета «КОММУНИСТ». В.ЕГОРЫЧЕВ: «HISTORIA EST MAGISTRA VITAE!..»

6.01.2014. Новости КПБ. Газета «КОММУНИСТ». В.ЕГОРЫЧЕВ: «HISTORIA EST MAGISTRA VITAE!..» 

Прошлое застывает в календарях и время от времени посылает нам свои позывные. Однако не все события вмещаются в даты. Грозные сороковые вошли в судьбы поколений – избавили народы и страны от угрозы порабощения и уничтожения, научили ценить свободу и оставили за нами извечное право людзьмi звацца.

gitler-i-stalin

Кто спас мир от фашистского варварства, этот вопрос не возникал. История вершилась на глазах у миллионов. Незадолго до ухода из жизни президент США Рузвельт обнадежил встревоженную Америку: СССР не оставит гитлеровской Германии выбора – она приговорена к окончательному поражению. Не менее категоричен был Черчилль. В послании Сталину британский премьер-министр писал в конце 1944 года: «Я воспользуюсь случаем, чтобы повторить завтра в палате общин то, что я сказал раньше, — именно русская армия выпустила кишки из германской военной машины». Ярый антикоммунист и русофоб мог бы поубавить свой пыл, но что было делать, когда англичане не меньше, чем поляки или французы, восторгались мужеством советских солдат-освободителей. Поэт-фронтовик Александр Твардовский где-то за Бугом записал в дневнике: «Вот Европа, а спасибо все по-русски говорят».

Это был момент истины. Но не для всех. Кое-кто копил в себе зависть и злость, выжидал, когда человеческая память подернется серой пленкой, и взрыхлял почву для «большой лжи».

Начнем с наиболее авторитетного источника, библии германского фашизма – «Майн кампф». «Когда мы сегодня говорим о новых землях и территориях в Европе, то обращаем свой взор в первую очередь к России, — писал Гитлер. – Это громадное государство на востоке созрело для гибели… Мы избраны судьбой стать свидетелями катастрофы, которая будет самым веским подтверждением расовой теории».

Вскоре после вторжения 22 июня 1941 года Гитлер в кругу своих приближенных нагло заявил: «Эти народы (Советского Союза.- В. Е.) имеют одно – единственное оправдание своего существования – быть полезными для нас в экономическом отношении».

Рейхсфюрер СС Гиммлер ставил задачу добиваться того, чтобы «на русской территории население в своем большинстве состояло из людей примитивного полуевропейского типа». Эта масса «расово неполноценных тупых людей» не должна доставлять много забот германскому руководству, которое хотело распоряжаться толпами послушных и дешевых рабов.

В концентрированном виде вся программа обретения и освоения «жизненного пространства» на Востоке и уничтожения славян была изложена в там называемом генеральном плане «Ост».
…Известны сотни сенсационных ограблений. Дерзкие нападения на банки и музеи преследовали одну цель – наживу. Добытчики не пытались присвоить чужую славу и меньше всего заботились о своей репутации. Этот пробел восполнили политические взломщики. В 1961 году Совет национальной безопасности США принял директиву – развернуть психологическое наступление на Советский Союз. Ошельмовать и показать, что «он не был архитектором победы» — битву с фашизмом выиграли западные демократии… Шулеры шли ва-банк. В этой грязной игре надеялись отмыться от коричневых пятен и замести следы своего соучастия в развязывании Второй мировой войны. Гитлер не сам пришел к власти. Его вбросили в европейский котел как детонатор направленного взрыва.

Для американских ультра 22 июня 1941 года стало подарком небес — исполнялись их сокровенные мечты. Газета «Геральд», орган комитета «Америка превыше всего», вынесла на первую страницу аршинный аншлаг: «Народы Европы в борьбе с русскими коммунистами. Семнадцать государств присоединились к германской империи для крестового похода против СССР». Этого дня в Вашингтоне ждали почти два с половиной десятилетия. В декабре 1917 года на стол президенту Вильсону лег секретный меморандум «Инквайри». Бомба вместилась в одну строку: «Германия должна продвигаться на Восток и установить контроль над Россией». Хозяин Белого дома, показной святоша и занудный моралист, которого наградили званием «миротворца», обещал немцам миллионные кредиты, поставки сырья и свободный выход на мировые рынки, если они примут американский план. Клиенты думали недолго. Для кайзеровских генералов и магнатов Рура это был едва ли не единственный шанс возродить военную мощь рейха и взять реванш за поражение.

В январе 1919 года открылась Парижская мирная конференция. Вильсон призвал своих коллег «проявить умеренность» и отказаться от требования полной демилитаризации поверженной Германии. Предложил создать рейхсвер в составе 60 дивизий и дать ему возможность пополнять свои арсеналы. Французский премьер-министр Клемансо возражал и добивался максимального ослабления агрессивного соседа, но Вильсон при поддержке главы британского правительства Ллойд-Джорджа настоял на своем. В ходе закулисных контактов с германской делегацией американцы дали принципиальное согласие на аншлюс Австрии и присоединение к рейху Судетской области.

Военная машина нуждается в смазке. Из США хлынули займы, и Германия немедленно приступила к производству танков и полевых орудий, а к середине двадцатых годов создала авиационную промышленность. Заводы «Фокке-Вульф», «Дорнье», «Хейнкель», «Юнкерс», «Мессершмитт» выпускали новые машины, которые спустя пятнадцать лет ворвались в наше воздушное пространство… Всё шло по плану, но оставался нерешённым вопрос, кто его реализует. В 1922 году американский дипломат Смит спросил об этом генерала Людендорфа и получил ответ: «уничтожить марксизм» способны лишь фашисты, их приход к власти «станет началом национального пробуждения Европы». После знакомства с Гитлером Смит доложил Вашингтону: этот «баснословный демагог» и фанатичный антикоммунист сплотит немецкий народ и создаст мощные ударные силы, нацеленные на СССР.

Крупнейшие финансисты США, делавшие бешеные деньги на оружейном бизнесе, торопили Белый дом с «кадровыми решениями». Осенью 1931 года денежные магнаты собрались на совещание и вынесли вердикт: пора отдавать Германию в руки нацистов. В Берлин выехал банкир Уорберг, которому «совет мудрецов» поручил запустить механизм передачи власти. «Летучий посол» встретился с Гитлером и Герингом, провел переговоры с представителями германского капитала и замкнул «вольтову дугу» — промышленная элита согласилась на установление фюрерского режима. 30 января 1933 года предводитель «коричневых» был назначен рейхсканцлером. Спустя три дня Гитлер пригласил к себе генералитет и объявил, что главной внешнеполитической целью является захват восточных территорий.

Задымился бикфордов шнур, и Европа с завязанными глазами шла к катастрофе. В марте 1936 года Гитлер ввел войска в Рейнскую зону Франции. В соответствии с Версальским договором Англия должна была выдворить непрошеных гостей, но после консультации с Вашингтоном Лондон одобрил «самозахват». Парижу разъяснили: «Германия вовсе не агрессор, а всего лишь предприняла прогулку в собственный палисадник…». Спустя два года немецкие танки выехали в Вену, и на очереди была Прага. Прежде чем оккупировать всю Чехословакию, Гитлер заявил о претензии на Судетскую область. СССР и Франция были готовы остановить агрессора, но американский посол в Париже Буллит пригрозил, что США не дадут французам «ни одного солдата, ни одного су кредита», если они ввяжутся в драку. Мюнхенский сговор развязал руки Гитлеру, и Чехословакия была обречена.

Вашингтонский любимец вошёл в раж и потребовал от Польши отдать Данциг вместе с «коридором». Запахло порохом, но США не изменили себе. Буллит внушал польским дипломатам, что не следует горячиться: «Спорные вопросы разрешаются путем войны между Германией и Россией». Не удалось, однако, «канализировать» агрессию. Кровь залила всю Европу. Это не смутило американских подстрекателей: танковые клинья Гитлера разорвут в клочья ненавистную «красную империю». Ради этого затевалась всемирная бойня… От улик не убежишь!

Американские зачинщики войны были уверены, что им и только им достанутся лавры победителя. Гитлер внёс в их сценарий досадные коррективы – топчет Францию, забрасывает фугасами Британские острова, но это не повлияет на исход схватки. Призером станет тот, кто сидит на мешке с золотом и подсчитывает чужие потери… На второй день после нападения Гитлера на СССР сенатор Трумэн, который вскоре стал вице-президентом, а затем въехал в Белый дом, цинично, но чётко изложил геополитическую стратегию США: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают как можно больше». Эти «качели» были бы ни к чему, если бы Гитлер не сорвался с поводка. В беседе с внуком Бисмарка Черчилль зло упрекнул несостоявшегося партнера: «Вы, немцы, недоумки. Надо было сосредоточиться на России, а Британия обезопасила бы тылы». Под тыловым прикрытием имелось в виду удержать от резких движений Францию – не позволить ей создавать «неприятности» для вермахта.

Когда немцы рвались к Москве, Молотов встретился с Рузвельтом и поставил вопрос об открытии второго фронта. В специальном коммюнике, подписанном президентом США, были названы сроки: в 1942 году западные союзники высадятся в Европе. Это должно было облегчить военное бремя СССР: с июня 1941-го Советский Союз в тяжелейшем единоборстве перемалывал сухопутные и военно-воздушные силы фашистской Германии. Именно русский фронт президент США Рузвельт тогда называл «самой большой опорой». Но прошел год и второй, а США и Англия тянули время. Им хотелось продлить германо-советский поединок, как этого требовала «формула Трумэна…».

Вал войны покатился на Запад, и «сидельцы», наконец, спохватились. Победы под Сталинградом и на Курской дуге развеяли сомнения в исходе войны. И вот тогда в коридорах власти на Темзе и Патомаке все чаще начинают обращаться к теме: не исчерпала ли себя антигитлеровская коалиция? Например, управление стратегических служб США предоставило вниманию Квебекской конференции Ф.Рузвельта и У.Черчилля ( август 1943 года) несколько вариантов действия. Один из них прямо гласил: «Попытаться повернуть против России всю мощь еще не побежденной Германии». Авторы, естественно, оговаривали, что после принятия этой предательской в отношении СССР альтернативы не все пойдет как по маслу. Ибо, во-первых, будет непросто убедить общественность Великобритании и Соединенных Штатов в необходимости разрыва с Советским Союзом. А, во-вторых, тогда англосаксам придется «взяться без помощи России за трудную и, может, невыполнимую задачу нанесения поражения Германии…».

В тот момент руководители двух вышеназванных держав от наглого предательства воздержались. И вскоре после открытия Второго фронта они, наконец, прочувствовали масштабы военных тягот, которые нес на своих плечах советский народ.

6 июня 1944 года состоялась высадка англо-американских войск в Нормандии. Командующий союзным флотом адмирал Рамсэй был поражен тем, как десанты «фантастически легко и беспрепятственно преодолели Ла-Манш. Удивляться было нечему. В операции, которой руководил американский генерал Эйзенхауэр, участвовали 39 дивизий, 12 отдельных бригад, 10 отрядов «коммандос» и «рейнджерс», около семи тысяч кораблей и транспортных судов, 6000 танков и самоходных орудий, 11 тысяч боевых самолетов, высадилось почти три миллиона солдат. Этой махине противостояли всего три дивизии вермахта. Сломить сопротивление противника казалось делом несложным. Его основные силы – 236 дивизий и 18 бригад – пытались удержать Восточный фронт.

В приветственной телеграмме Рузвельту Черчилль не скрывал своего восторга: «Славные и гигантские победы, которые одержали во Франции войска Соединенных Штатов и Англии, значительно меняют ситуацию. Вполне возможно, что победа, завоеванная нашими армиями в Нормандии, затмит своим величием все, чего достигли русские». Рационалист до мозга костей забыл мудрый совет: не надо пересказывать свои сновидения. Впрочем, трудно было не размечтаться! Союзники были так самоуверенны, что расписали свои действия на три месяца вперед – день за днем, как на штабных маневрах.

Но в конце 1944 года наступление захлебнулось. В районе Арденн немцы нанесли мощный контрудар – расчленили и рассеяли авангардную группировку. Нарастала паника, и Черчилль обратился к Сталину с просьбой оказать экстренную помощь. Сократив сроки подготовки к активным действиям и не считаясь с погодой, Красная Армия в январе 1945 года перешла в наступление по всему фронту от Балтики до Карпат. Немцам ничего не оставалось, как перебросить штурмовую танковую группу из Арденн для защиты Берлина…

История все взвесила и оценила. Никто не умаляет вклад союзной армии в разгром гитлеровской Германии, но, как сказал Рузвельт, не отвергнуть простой факт: стойкий и самоотверженный советский народ нанес агрессору больший урон, чем остальные государства Объединенных Наций вместе взятые. С черного хода проникнуть в музей боевой славы и «приватизировать» священные реликвии – это диверсия на грани преступления. Английский общественный деятель Пирс Рид осудил и высмеял фальсификаторов: «Поражение Гитлера было предрешено не боями в пустынях Северной Африки или на берегах Нормандии, а в Сталинграде, Ленинграде и Курске. Для Гитлера Англия и Северная Африка имели периферийное значение. Он был побежден в России».

Скажем больше: на заключительном этапе войны соперничество двух тенденций в англо-американской политике обострилось. В данном контексте весьма показателен конфликт вокруг «дела Вольфа». Иначе говоря, сепаратных, за спиной СССР, переговоров эмиссаров США и Англии в Швейцарии с обергруппенфюрером СС Карлом Вольфом в марте-апреле 1945 года. Это дело сейчас нередко квалифицируют как наиболее крупную политическую операцию против курса Франклина Рузвельта.

А 12 апреля 1945-го Рузвельт скончался. И уже через полтора месяца его преемник Гарри Трумэн поставил под сомнение полезность любых соглашений с Москвой. «Это сотрудничество, — заявил он, — нужно ломать сейчас или никогда». (выделено мною. – В.Е.). Военным практикам стоило большого труда урезонить нового главнокомандующего. Сошлись на том, что союзнические отношения с СССР будут прекращены после капитуляции Японии… Напомним читателю дальнейшую историю.

В июле 1945 года Черчилль потерпел на выборах сокрушительное поражение. Это был тяжкий и совершенно неожиданный для него удар. В час высшего торжества, когда он выступал в ореоле славы вождя британского народа, когда казалось, авторитет его достиг апогея, избиратели отвергли Черчилля и возглавляемую им партию консервантов.

Зимой экс-премьер едет в США. Там он встречается с Трумэном, руководителями конгресса, госдепа. Именно в ходе этих встреч возникает идея публичного выступления Черчилля по проблемам мировой политики и определяется общая линия доклада. Несколько недель знаменитый англичанин провел на курорте во Флориде, где шлифовал свою речь. Когда все было готово, он вместе с Трумэном отправился в город Фултон (штат Миссури), где и произнес в Вестминстерском колледже 5 марта 1946 года свою печально известную речь.

Как обычно, Черчилль держался на трибуне с большущим апломбом. Вначале он объявил, что намерен сообщить, в чем состоит задача человечества и как ее решить. Затем по привычке не удержался от заявления, что во второй половине 30-х годов, когда приближалась мировая война, лишь он один давал правильные советы по ее предотвращению.

Основной же смысл «фултонской речи» сводился к следующему: СССР, мол, является главной угрозой безопасности и свободе народов мира, а посему человечество должно объединиться под англо-американским руководством и предотвратить надвигающуюся угрозу силой.

Черчилль также употребил выражение «железный занавес», которое затем на несколько десятилетий вошло в политический лексикон. Между тем известный общественный деятель того времени Палм Датт заметил: «Во всем мире считают, что этот термин был изобретен Черчиллем. В действительности он был впервые приведен еще Геббельсом в статье, напечатанной в газете «Дас Рейх» 25 февраля 1946 года… Если бы за каждое употребление этих слов западные политики платили гонорар их подлинному автору, тень Геббельса стала бы теперь самой богатой тенью в аду».

Но самое главное конечно, не в терминах. А в этом, что данная постановка вопроса означала: Черчилль и Трумэн рассматривали речь как манифест политических лидеров западного мира. Оратор, повторимся, заявил, что всем угрожает прямая опасность новой мировой войны и тирании и что первопричиной угрозы является Советский Союз.

Черчилль предложил «простой» выход, высказавшись за применение угрозы силы или самой силы, дабы продиктовать Сталину условия Запада. Наверное, не нужно было иметь семь пядей во лбу, чтобы осознать четкую подоплеку: применить силу против СССР надо срочно, пока США, а не Советы имеют атомную бомбу…

Так собственно, начиналась «холодная война», которая, думается, в несколько откорректированном виде продолжается и по сей день, порой превращаясь из «холодной» в «горячую».
В интервью Сталина газете «Правда» (14.03.1946 г.) по поводу речи Черчилля говорится: « Господин Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира. Немецкая расовая теория привела Гитлера и его друзей к тому выводу, что немцы, как единственно полноценная нация, должна господствовать над другими нациями. Английская расовая теория приводит господина Черчилля и его друзей к тому выводу, что нации, говорящие на английском языке, как единственно полноценные, должны господствовать над остальными нациями мира.

По сути дела, господин Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда все будет в порядке, — в противном случае неизбежна война…

Рост влияния коммунистов нельзя считать случайностью. Он представляет вполне закономерное явление. Влияние коммунистов выросло потому, что в тяжёлые годы господства фашизма в Европе коммунисты оказались надежными, смелыми, самоотверженными борцами против фашистского режима, за свободу народов…

Коммунисты вполне заслуживают доверие народа. Так выросло влияние коммунистов в Европе. Таков закон исторического развития.

Конечно господину Черчиллю не нравится такое развитие событий, и он бьет тревогу, апеллируя к силе. Но ему так же не нравилось появление советского режима в России после Первой мировой войны. Он также бил тогда тревогу и организовывал военный поход «14 государств» против России, поставив себе целью повернуть назад колесо истории. Но история оказалась сильнее черчиллевской интервенции, и донкихотские замашки господина Черчилля привели к тому, что он потерпел тогда полное поражение. Я не знаю, удастся ли господину Черчиллю и его друзьям организовать после Второй мировой войны новый поход против «Восточной Европы». Но если им удастся, — что маловероятно, ибо миллионы «простых людей» стоят на страже дела мира, — то можно с уверенностью сказать, что они будут биты так же, как они были биты в прошлом, 26 лет тому назад».

В сорок пятом никто не решился бросить ком грязи в советского солдата. Газета «Нью-Йорк геральд трибюн» назвала Красную Армию освободительницей Европы: «Без принесенных ею безграничных жертв освобождение от жестокого ярма нацизма было бы просто невозможно». Но спустя шесть десятилетий губернатор Калифорнии Шварценеггер, который воспитывался в семе закоренелого нациста, заявил, что в его родной Австрии «ненавидели советских оккупантов». Слова голливудского «терминатора» подхватили все радио- и телеканалы, и никто не одёрнул злопыхателей. У американцев ампутировали память.

Правителям всегда были нужны ущербные, духовно опустошённые люди. В романе «Буранный полустанок» Чингиз Айтматов описал, как в давние времена завоеватели производили рабов: надевали на голову пленника «шири» — повязку из сырой кожи; она, высыхая под палящим солнцем, сжималась после страшной пытки превращала человека в манкурта. Забывал, откуда родом, что с ним было в прошлом, какое имя носил…

Сегодня всех норовят сделать беспамятными и «пластичными». Для этого не надо подвергать жертву мучениям. «Шири» заменяют кинокадры и телевизионные картинки. Американские драмоделы сочинили фильм о Сталинградской битве «Враг у ворот», который, кстати прокручивался на российских телеканалах. В этой поделке все построено на фальши. Защитников города на Волге везут через всю страну в арестантских вагонах с решётками на окнах. Их набили битком, и они днём и ночью стоят, как истуканы. После приезда бойцов вооружают – одним дают винтовки, другим патроны… берега реки усеяны трупами, раненых переправляют на левый берег только «за большие деньги», озверевшие комиссары и особисты расстреливают солдат даже за самокрутку (выдал врагу позиции!). Герою фильма энкавэдисты выбили зубы, затем вставили ему протез и вручили снайперскую винтовку. В перерывах между сражениями пьяные красноармейцы устраивают с боевыми подругами безобразные пляски… На фоне этих примитивных дикарей немцы смотрятся, как джентльмены. Подтянуты, элегантны и бесконечно добры к местным жителям…

Посыл предельно ясен – опорочить и «размазать» тех, кто выдержал свирепые бомбежки и обстрелы, не дрогнул и заставил «цивилизованных варваров» выходить из окопов и бункеров с поднятыми руками. После просмотра этой кинофальшивки ( а их сотни!) понятно, почему 95 процентов молодых американцев и англичан уверены, что Германия была их союзницей, а Советский Союз – врагом. Эта слепота подстерегает «детей перестройки». Социологические опросы обнаружили, что в большинстве постсоветских республик юнцы не знают, когда была Великая Отечественная война и кто в ней победил. Ничего удивительного. Заморские спонсоры позаботились о том, чтобы на экраны выходили такие ленты, как «Секретный эшелон», «На безымянной высоте», «Диверсант», «Штрафбат», «Московская сага» и «Сволочи». Их можно резать и склеивать в любом порядке. Повсюду одни и те же персонажи: командиры-душегубы, политработники-тупицы, особисты-изуверы. Солдат морят голодом и посылают на верную смерть… Впечатление такое, будто отечественное телевидение готовит своего рода Антипобеду.

Впрочем, кто-то может удивиться, узнав, что со взятием Берлина война между СССР и Германией официально не закончилась. Она продолжалась еще 10 лет – до тех пор, пока Советский Союз в одностороннем порядке не заявил о прекращении состояния войны.

«Президиум Верховного Совета СССР считает ненормальным, что хотя со времени прекращения военных действий с Германией прошло около 10 лет, Германия всё ещё находится в состоянии раскола и не имеет мирного договора, а германский народ продолжает оставаться в неравноправном положении по отношению к другим народам.

Президиум Верховного Совета СССР констатирует, что политика Соединённых Штатов Америки, Англии и Франции, направленная на ремилитаризацию Западной Германии и ее включение в агрессивные военные группировки, нашедшая свое выражение в лондонском и парижском соглашениях, не позволила достигнуть необходимой договоренности о восстановлении единства Германии на миролюбивых и демократических основах и заключить мирный договор с Германией.

Президиум Верховного Совета настоящим указом объявляет:
1. Состояние войны между Советским Союзом и Германией прекращается и между ними устанавливаются мирные отношения.
2. Все возникшие в связи с войной юридические ограничения в отношении германских граждан, рассматривавшихся в качестве граждан вражеского государства, утрачивают свою силу».
(Указ Президиума Верховного Совета СССР «О прекращении состояния войны между Советским Союзом и Германией». 26.01.1955). Информация к размышлению, однако…

На Западе разучились читать, и «потрошители истории» редко прибегают к помощи ангажированных и проплаченных литераторов. У нас еще остались читающая публика, и в момент распада СССР «ловцы душ» успели завербовать обласканных Советской властью мастеров пера, оказавшихся перевёртышами. В. Астафьев сказал, что 9 Мая россиянам «ничего праздновать, а тем более нечем гордиться». В. Васильев (ему вторит «остепененный» священнослужитель(!) Г. Митрофанов и К0) называет предателя Власова «выдающимся военачальником», а Д.Гранин «откровенно признается», что наши бойцы были никудышными воинами. Да и выигранных сражений не припомнить! «Исследователь» Б.Соколов писал в «Известиях»: «Нынче на Прохоровском поле стоит памятник в честь мнимой победы советского оружия. Не правильно ли сделать его памятником скорби всем нашим соотечественникам, погибшим в Курской битве?». Обливают помоями наших полководцев. Досталось даже маршалу Жукову, перед которым, кстати, преклонялся Эйзенхауэр.

Не отставали от этой братии и белорусские «перестройщики». В своей книге «Прожито» А.Адамович объяснил, почему мы дошли до Берлина: «неприязнь и ненависть к Сталину» перекинулась каким-то образом на Гитлера, и тот пострадал вместо кремлёвского диктатора. Без комментариев и диагноза. Думается, читатель может пополнить список пакостников наследия Клио.

Давно отгремели бои. Но битва продолжается – против фальсификаторов, лжецов, очернителей, замахнувшихся на Великую Победу. Мы стояли за правое дело и отстоим его. Наших отцов и дедов кое-кто упрекает сегодня за службу «тоталитарному режиму», за то, что верили в коммунизм и отрицали Бога. Но если все-таки представить, что где-то есть Всевышний, то они, эти прямодушные, чистые сердцем и душой «грешники», были бы, я думаю, ближе и понятнее Богу, чем некоторые богомольные фарисеи, у которых на губах молитва, а за душой – алчность и обман.

Что ж, если по правде и справедливости, то, как говорится, не исключено. Но это, скорее всего, к вопросу о мифах.

И напрасно враги надеются,
Будто у нас набекрень умы.
Были наши отцы гвардейцами,
Их фамилии носим мы!

Единственное, что вызывает боль и сожаление, — исковерканные души и замутненные умы, ставшие добычей растлителей. Нас несло могучее и чистое течение, но пошла встречная муть. На «перестроечной» волне всплыла донная нечисть, впитавшая в себя миазмы русофобии и антисоветчины. Знамя Правды непобедимо! Мы верны своим корням и не позволим отщепенцам манипулировать священной памятью народа.

Автор:
Владимир ЕГОРЫЧЕВ, кандидат исторических наук, член Союза писателей Беларуси


comments powered by HyperComments

Прочитано: 187 раз(а)
Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Фененко
Юрий Вячеславович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Волович
Николай Викторович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA