Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Новости 2 » 25.09.2014 Новости КПРФ. Независимый экономист Владислав Жуковский: Кризис в рыбной отрасли – это кризис всей экономической политики государства

25.09.2014 Новости КПРФ. Независимый экономист Владислав Жуковский: Кризис в рыбной отрасли – это кризис всей экономической политики государства 

55Российская рыбная отрасль, как и вся российская экономика в целом и высокотехнологичные несырьевые производства в частности, является крайне перспективной и многообещающей, однако страдает от бесхозяйственности, безответности, халатности и непрофессионализма властей. Тот самый случай, когда проводимая государством макроэкономическая политика ставит крест на всех перспективах и возможностях, делая бессмысленными созидательную деятельность и развитие производства.

Независимый экономист Владислав Жуковский 

Обладая колоссальными водными и биологическим ресурсами и имея возможность удовлетворить свои внутренние потребности в рыбе почти в ройном объёме, Россия оказалась не способна себя прокормить, вынуждена закупать за рубежом готовую продукцию и поставлять на экспорт сырьё.

По итогам 2013г. внутреннее производство рыбы на 10% превысило объём внутреннего потребления: 4,4 против 4 млн. тонн. При этом объём экспорта рыбы из России приблизительно в полтора раза превышает объём импорта – 1,5 против 0,9 млн. тонн.

Другими словами, российская рыбная промышленность, существенная часть которой находится в тени, вообще не контролируется Росстатом и Росрыболовством (если не считать коррупционные схемы) и не отчитывается перед Росстатом (реальный объём вылова и производства рыбы достигает 6-6,5 млн. тонн), способна целиком и полностью удовлетворить внутренние потребности российского внутреннего рынка, прокормить всю страну, обеспечить рыбой рядовых покупателей, ресторанную сферу и пищевую промышленность и даже останется не менее одной 400 тысяч тонн рыбы, которую можно продать за рубеж.

Если бы российские чиновники захотели вывести из теневого сектора оставшиеся 50% рыбного промысла, то Россия могла бы в 1,5 раза нарастить объёмы экспорта рыбной продукции при полном удовлетворении внутренних потребностей российской экономики в рыбе.

Что имело бы смысл сделать совершенно точно, так это запретить ввоз на территорию России товарной рыбы – готовой рыбной продукции, на долю которой приходится свыше 95% физического импорта. Лишь 5% суммарного импорта обеспечивается поставками аквакультур, т.е. мальков рыб, которые используются для искусственного разведения и выращивания на территории России. Правительство должно дать переходный период сроком 3, максимум 5 лет, в течение которого отечественная производители искусственно выращенной рыбы должны обеспечить производство аквакультур внутри России. После чего импорт мальков разводимых на территории России рыб уместно вовсе прекратить.

Не меньше вопросов вызывает ситуация в сфере внешнеторговых операций – по сути дела, рыбная промышленность является уменьшенной копией российской сырьевой, низкопередельной, экспортноориентированной экономики. Для рыбной промышленности характерен экспорт продукции низкой глубины переработки с крайне низким уровнем добавленной стоимости, тогда как импортируется главным образом обработанная готовая продукция, зачастую производимая из российского же сырья.

Так, 90% российского экспорта в физическом выражении приходится на вывоз мороженой рыбы. Прежде всего, речь идёт об экспорте замороженного минтая (свыше 800 тыс. тонн в год), трески, сельди, ставриды и тихоокеанского лосося. И всего лишь 4-5% всего экспорта (менее 60-70 тыс. тонн) приходится на вывоз за рубеж рыбного филе. Если верить официальным отчётам Федеральной таможенной службы (ФТС), то окажется, российские компании вовсе не осуществляют экспорт охлаждённой рыбы, для которой характерна наиболее высокая цена. С экспортом рыбных консервов и произведённых из рыбы продуктов питания ситуация ещё хуже – Россия рассматривается как европейскими, так и азиатскими рыбоперерабатывающими производителями исключительно в качестве поставщика сырья и продукции низких переделов.

С импортом ситуация строго противоположная – Россия является одним из крупнейших в мире импортёров готовой рыбной продукции. В 2013г. на территорию России было завезено свыше 140 тыс. тонн охлаждённой рыбы, среди которой подавляющая часть пришлась на сёмгу и форель, которую россияне приобретают в магазинах, а рестораны у оптовых поставщиков. Порядка 120 тыс. тонн пришлось на рыбное филе: телапию, сельдь и пангасиус. Подавляющая часть импорта пришлась на менее качественную и полезную мороженую рыбу – свыше 510 тыс. тонн (57% всего импорта). Наибольший объём замороженной рыбы пришёлся на мойву, атлантическую сельдь, скумбрию, лососевые и даже кильку.

Другими словами, в силу проводимой федеральными властями политики Россия была вынуждена закупать за рубежом в огромном количестве не какие-то редкие виды рыбы, а те самые, которые в избытке добывались на Дальнем Востоке (а это свыше 80% суммарной добычи рыбы в России), однако которые в силу таможенного и налогового режима, дорогих кредитов, коррупционных поборов, произвола перекупщиков, неразвитости логистики, дефицита транспортных мощностей и высокой стоимости транспортировки было гораздо легче продавать прямо в море Японии, Китаю, Южной Корее и другим азиатским странам, чем ввозить на территории России и продавать её внутри страны.

Подобного рода парадоксальная и неприемлемая кризисная ситуация в рыбной отрасли России сложилась ещё в 1990-е годы и практически никоим образом не изменилась в период «тучных нулевых»: до сих пор 80-85% добываемой в России рыбы реализуется прямо в море азиатским перекупщикам, не попадая на территорию России. Государство собственноручно и вполне осознанно выдавило производителей рыбы в теневой сектор, подавило у них всякие стимулы к глубокой переработке сырья и производству готовой рыбной продукции, а потому именно органы государственной власти несут полную ответственность за сложившуюся кризисную ситуацию и дефицит российской рыбы на внутреннем рынке.

Сложность ситуации состоит ещё и в том, что структура экспорта и импорта рыбной продукции различаются настолько сильно, а внутренняя переработка рыбы настолько слабо развита, что сегодня в течение 2-3 месяцев заместить выпадающую рыбную продукцию из США, ЕС, Норвегии и Японии будет крайне сложно. Теоретически возможно, при наличии реальной государственной поддержки, контроле за ценами, организации транспортно-логистического плеча и договорённостей с оптово-розничными сетями, что они будут осуществлять закупку российской рыбы и рыбной продукции у отечественных производителей в определённом объёме и по определённой цене.

Однако российским чиновникам гораздо проще, понятней и приятней открыть российский рынок для рыбы из стран Латинской Америки и Азии, чья продукция в большинстве своём является ещё более вредной и опасной для здоровья россиян. С этой точки зрения показательна ситуация с рыбными консервами: экспорт консервированной продукции из России не превышает 25 тыс. тонн, тогда как импорт составляет 130 тыс. тонн. Нарастить объёмы внутреннего производства в 5,5-6 раз вполне можно. Однако для этого необходимы капитальные вложения в размере нескольких десятков миллиардов рублей в развитие, модернизацию и расширение производства, чего как не наблюдалось долгие годы, так и не наблюдается сегодня после введения санкций.

Кроме того, те же самые рыбные консервы не попали в список санкций, так что вероятность форсированного подъёма отечественной рыбоперерабатывающей промышленности в условиях наплыва импорта стремится к нулю. Судя по всему, Россия продолжит оставаться поставщиком рыбного сырья и импортёром готовой продукции.

Сложившаяся ситуация в рыбной отрасли в связи с санкциями вызывает целый ряд опасений. Во-первых, подавляющее большинство рыбных заводов работает на импортном, чаще всего европейском оборудовании. Велика вероятность того, что в ответ на действия России страны ЕС введут запрет на поставки станков, машин и оборудования для пищевой и рыбной промышленности, что рискует парализовать работу производителей рыбы.

Во-вторых, имеется критическая зависимость от аквакультур: точно так же, как Россия, долгие годы захлёбывавшаяся от притока нефтедолларов, на 90% зависит от импортного семенного картофеля (и большинства других сельхозкультур), так и в рыбной промышленности на 95% отрасль зависит от закупаемых за рубежом (прежде всего, в ЕС) мальков. Запрет на их ввоз случайно ввело Правительство ещё в начале августа текущего года. Однако затем спешно отменило, осознав масштабы зависимости России от импортных аквакультур. Тем не менее, вполне возможно, что их ввоз ограничат сами страны ЕС в ответ на запрет закупок рыбы в ЕС.

В-третьих, в отрасли элементарно нет жизненно необходимых для модернизации и наращивания производства инвестиций: Правительство одной рукой обещает помочь производителям, а другой повышает ключевую процентную ставку, задирает стоимость кредитных ресурсов, безудержно повышает тарифы естественных монополий, ужесточает удушающее бюджетное правило и проводит политику секвестра бюджета.

В-четвёртых, есть серьёзная проблема с торговыми сетями и оптовыми покупателями, которые не хотят работать с отечественными производителями: их не устраивают низкие объёмы поставок рыбы, сложная логистика, слабые маркетинг и реклама, нарушение сроков поставки, слабый контроль за качеством продукции. Кроме того, крупным торговым сетям гораздо выгоднее покупать рыбу за рубежом, так как это создаёт для них окно возможностей по уклонению от уплаты налогов, завышение цен, вывозу капитала в оффшорные юрисдикции. С этой точки зрения российские производители рыбы для них менее интересны, так как усложняется процесс махинаций и вывоза капитала в рамках внешнеэкономической деятельности.

В-пятых, критическая ситуация сложилась в сфере транспорта и логистика: зачастую гораздо дешевле и менее рискованно привезти рыбу из Вьетнама, Таиланда и тем более Норвегии, чем поставлять российскую рыбу с Дальнего Востока и Севера. В отрасли наблюдается острейший дефицит транспортных мощностей и пропускной способности: проблема не только в том, чтобы произвести продукции, но и суметь доставить её на другой конец России через 7-9 тыс. километров.

В-шестых, далеко не факт, что России хватит рыбных ресурсов для наращивания внутреннего производства и увеличения доли отечественной продукции – крайне слабые показатели продемонстрировала так называемая лососевая путина: по состоянию на конец августа 2014г. в водах Дальнего Востока выловлено порядка 211 тыс. тонн красной рыбы, что без малого в два раза (на 110 тыс. тонн) меньше сопоставимого года аналога (в данном случае 2012г.). Предприятия рыбной промышлености на Дальнем Востоке уже заявили, что поднимают цены на рыбу на 10-15%. Заметно лучше обстоят дела с выловом кеты, нерки и кижуча – по этим видам рыб улов оказался не хуже ожиданий.

Позитива пока немного, но и он есть: дальневосточные железнодорожники отчитываются о том, что по состоянию на середину августа количество отправленных в европейскую часть России вагонов-рефрижераторов с рыбой выросло в 2,5-3 раза. По некоторым ж/д станциям фиксируется рост грузовых перевозок практически в 5-6 раз. Это внушает хоть какой-то оптимизм с точки зрения того, что меньший объём рыбы будет реализован в море и поступит на территорию России. Однако, во-первых, важна цена вопроса – Росстат уже отчитался о росте цен на рыбу практически на 15% за первые семь месяцев 2014г.

Во-вторых, количество далеко не всегда перерастает в качество – глубина переработки сырья остаётся прежней. В-третьих, количественные показатели так же не столь оптимистичны – удельный вес отечественной рыбы не демонстрирует признаков заметного роста. В-четвёртых, никто не отменял конкуренцию с поставщиками из стран Латинской Америки и Азии, которым Правительство РФ в спешном порядке и практически бесконтрольно выдаёт разрешения на поставку рыбы и рыбной продукции на российский рынок, закрывая глаза на качество импортируемой рыбы.

источник


comments powered by HyperComments

Прочитано: 212 раз(а)
Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                        Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Фененко
Юрий Вячеславович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Волович
Николай Викторович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС
Сайт создан в "ИР-Медиа"

Создание сайта агентство IR MEDIA