Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Приднестровье, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония, Южная Осетия
Вы находитесь: Главная » Новости 2 » 2.12.2013. Новости КПБ. В.ГРИНКЕВИЧ: ДЕМОКРАТИЯ И ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА

2.12.2013. Новости КПБ. В.ГРИНКЕВИЧ: ДЕМОКРАТИЯ И ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА 

В ноябре месяце 1918 года (95 лет назад) вышла в свет работа В.И.Ленина «Пролетарская революция и ренегат Каутский». Брошюра была написана в разгар начавшейся уже гражданской войны в ответ на статью лидера II Интернационала, германского социал-демократа Карла Каутского «Диктатура пролетариата».

forum-user_foto-e2f990431594d1861c7cd68090e22651

Что же побудило Владимира Ильича Ленина взяться за написание этой работы, учитывая, что и своих дел было выше крыши? Тем более, когда успех самой Октябрьской социалистической революции еще не был окончательно предопределен. Саботаж внутрихозяйственной жизни, объявленный противниками революции, а также военная контрреволюция, начатая бывшими царскими генералами и поддержанная иностранной интервенцией, набирали силу и требовали ответных мер.

Но лидера большевиков волновало не только внутриполитическое положение дел в стране. Не менее важным для молодой Советской России было и то, как относятся пролетарские массы других стран к Октябрьской социалистической революции, как оценивают действия большевиков лидеры европейской социал-демократии? И если трудящиеся Европы, Азии и других континентов всячески приветствовали молодую Советскую республику, то среди европейской социал-демократии такого единства не было. А могло ли быть иначе?

В конце XIX века европейское марксистское движение разделилось на две основные ветви – «революционный» марксизм и «ревизионизм». Представители последнего (Эдуард Бернштейн и Карл Каутский) стали все более и более подвергать учение Карла Маркса и Фридриха Энгельса «ревизии», на основании «нового исторического опыта», накопленного социал-демократией.

Наблюдая за практическим развитием капиталистических отношений, прежде всего в европейских странах, социал-демократы пришли к следующим, как им казалось, важнейшим выводам:
во-первых, отрицали факт растущей нищеты пролетариата по мере развития капитализма и обострения в связи с этим классовой борьбы. Наоборот, считали они, имущественная пропасть между капиталистами и пролетариями уничтожается, а классовые противоречия притупляются;

во-вторых, указывали на то, что по мере развития капитализма, пролетариат завоевывает все больше и больше экономических и политических прав и свобод, и значит только при условии демократии, а не ее уничтожения, возможно завоевание пролетариатом господства, и что эта же демократия делает все более и более невозможным «диктатуру буржуазии», следовательно, нет никакой необходимости и в «диктатуре пролетариата»;

в-третьих, полагали, что социализм должен зародится внутри демократического буржуазного общества и «мирно врасти» в него.

Карл Каутский в своей работе «Диктатура пролетариата», написанной в августе 1918 года, оценил критически действия большевиков и высказался против диктатуры пролетариата ссылаясь на то, что идея революций и пролетарской диктатуры – продукт эпохи примитивного состояния рабочего движения, что пролетариат может освободить себя, лишь став большинством нации и достигнув в условиях «буржуазной демократии» достаточной зрелости и цивилизованности. «Существуют лишь две возможности, — внушал Каутский, — либо демократия, либо гражданская война». Ратуя за «всеобщую демократию» и «всеобщее классовое примирение» эксплуататоров и эксплуатируемых он не разделял классового подхода к самой демократии, считал, что демократия не выражает интересы определенного класса, она стоит над ними.

В.И.Ленин, до конца оставаясь марксистом, дал резкий отпор оппортунизму и ревизионизму Каутского и доказывал неизбежность и необходимость диктатуры пролетариата. «В капиталистическом обществе, — писал В.И.Ленин,- при сколь-нибудь серьезном обострении заложенной в его основе классовой борьбы, не может быть ничего среднего, кроме диктатуры буржуазии или диктатуры пролетариата».

Как видим, спор лидера европейского оппортунизма и лидера большевиков носил принципиальный характер и лишь время и историческая практика должны были рассудить, кто же, в конце концов, оказался прав?

Сегодня, когда прошло уже почти сто лет с того времени, мы можем подвести некоторые итоги исторического развития общественных отношений и сделать следующий вывод: в принципиальных вопросах оказался прав В.И.Ленин. Вместе с тем, по некоторым отдельным моментам стоит прислушаться и к Карлу Каутскому. Рассмотрим в начале доводы лидеров европейского оппортунизма и попробуем дать на них ответы.

Признавая в целом действительно рост относительного благополучия пролетарских масс (людей наемного труда) в европейских странах, нельзя не отметить, что это благополучие есть не столько результат примирения эксплуататоров с эксплуатируемыми, сколько результат усиливающейся эксплуатации Западными странами других, более отсталых государств. Благодаря развитию внешних рынков, их захвата крупным Западным капиталом, европейская буржуазия имела возможность получать сверхприбыль и делится этой прибылью с работниками наемного труда, подкупать верхушку рабочего класса. Но как только положение дел начало меняться и Западный капитал, освоив экономическое пространство других стран, в особенности стран Индокитая, стал бумерангом возвращаться обратно, вытесняя транснациональные компании с насиженных мест, положение дел начало меняться. Доходы рабочих и служащих в европейских странах больше уже не увеличиваются, а в ряде стран даже уменьшаются; экономика никак не может выбраться из рецессии, а рост государственного долга стран Евросоюза становится угрожающим для самой экономики; безработица стала увеличиваться в арифметической прогрессии достигнув сегодня в среднем 12% (в ряде государств 20-25%), среди молодежи этот показатель еще хуже 30-35% (в Испании и Греции 50-55%); классовая борьба стала не притупляться, а все больше и больше нарастать. Имущественная пропасть между пролетариями и капиталистами не уменьшается, а все больше увеличивается. Сегодня в мире 2 160 миллиардеров владеют собственностью равной 6,4 трлн. долларов, поистине астрономической суммой. Из них в европейских странах проживает 248 миллиардеров с совокупным состоянием 1 трлн. долларов. С каждым годом количество миллиардеров в мире растет примерно на 10%, и это на фоне продолжающегося роста бедности. Так в европейских странах на грани бедности проживает уже порядка четверти населения. Вот оно «сближение» класса эксплуататоров и класса эксплуатируемых, о котором так мечтал Карл Каутский.

Может ли эти принципиальные противоречия разрешить сам капитализм? Нет, не может. Поскольку эти противоречия он сам и породил. Так кто же прав? Маркс, Энгельс и Ленин или Каутский и его сторонники?

Если взять второй и третий постулаты апологетов ревизионизма и оппортунизма, то нельзя не отметить, что действительно с развитием капитализма и производительных сил в целом, уровень развития демократических институтов и самой демократии увеличился. Пролетариату и левому движению в целом удалось значительно усилить свое влияние на экономические и политические процессы в своих государствах (особенно в европейских странах). Пролетариат и левые европейские партии имеют возможность получить большинство в национальных парламентах и формировать правительства. Но почему эти правительства (к примеру, Франции) не идут по пути строительства социализма? Что им в этом мешает? А мешает им только одно, вера в теорию Каутского, что возможно не только улучшить положение трудящихся, но и коренным образом изменить само общественное устройство на основе буржуазной демократии, ее слияния во «всемирную демократию» и консенсуса между капитализмом и социализмом. Но что такое буржуазная демократия?

Буржуазная демократия – это демократия для буржуазии, в интересах буржуазии, демократия для меньшинства, владеющего собственностью и властью. И выражается эта демократия ни чем иным, кроме диктатуры буржуазии, диктатуры капиталистов-собственников.

Эту азбуку марксизма не хотел понять Каутский, не хотят ее понять и его последователи. Хотя здесь ничего сложного нет. Представим себе на минуту, что собрание акционеров ООО «Заря капитализма» решила большинством голосов увеличить себе зарплату и уменьшить доходы владельцам этой компании (в компании, условно, работает сто человек). Что из этого выйдет? Ровным счетом ничего. Потому, что наблюдательный совет, куда входят в основном собственники акционерной компании (к примеру, десять человек) примет совсем другое решение – уменьшить доходы наемных работников этой компании. Кто окажется победителем в этом споре? Сто акционеров, работающих в этой компании и владеющих в совокупности 10 % (условно) акционерного капитала, или десять собственников-капиталистов, владеющих 90 % капитала? Ответ очевиден. Но если 10% диктуют свою волю 90% работникам компании – это нормально? Это демократично? Да, нормально, да, демократично с точки зрения класса капиталистов-собственников. Потому, что диктатура буржуазии при капитализме — это тоже нормально. Потому, что при капитализме голосуют не сами физические лица, а их акции, при капитализме прав тот, у кого есть собственность, и чем больше доля собственности, тем выше общественное положение самого капиталиста. Но нормально ли это с точки зрения здравого смысла? А здравый смысл подсказывает, что должно бы быть совсем наоборот, 90% работников компании должны диктовать свою волю 10 % капиталистов-собственников. Но это уже не диктатура буржуазии, а диктатура пролетариата. Следовательно, без диктатуры пролетариата ничего поменять при капитализме в принципиальном отношении просто невозможно. Без диктатуры пролетариата, без диктатуры большинства над меньшинством не может быть и пролетарской демократии, демократии в интересах людей наемного труда, вынужденного при капитализме продавать свою умственную и физическую силу в обмен на минимальный прожиточный минимум.

Если правительства и национальные парламенты США, ФРГ, Франции и т.д. одобряют военные действия блока NATO в Египте и Ливии, то как это соотнести с «всемирной демократией» Каутского? Может граждане Ливии и Египта провели национальные референдумы и сами обратились к странам NATO вмешаться в их внутренние дела? Нет, ничего подобного не было. Так почему же отдельные, пусть даже наиболее развитые государства, позволяют себе такие вольности? Потому, что мы живем в условиях буржуазной демократии и диктатуры буржуазии.

Так нужно ли бояться диктатуры пролетариата, диктатуры в интересах большинства? Буржуазные идеологи постоянно поют нам одну и ту же песню: с диктатурой пролетариата вновь может начаться гражданская война и насилие одного класса над другим. А мы хотим мирного процесса. Но кто же его не хочет? Разве социалисты или коммунисты против мирного решения вопроса? Разве мы против того, чтобы сам класс капиталистов-собственников добровольно поделился частной собственностью на средства производства с теми, кого он эксплуатирует? С теми, кто создает эту собственность? Разве любой здравомыслящий человек, выросший до уровня материалистического понимания хода истории, против такого подхода и мирного решения вопроса? Но где и когда такое происходило и может ли подобное вообще произойти?

Если мы несколько пофантазируем и теоретически допустим, что Сулейман Керимов, владеющий 21,7 % Уралкалия (что составляет на сегодня около 4,0 млрд. долларов), замученный угрызениями совести, вдруг откажется от 16,7% акций, оставив себе только 5% (на безбедное проживание), и захочет их безвозмездно передать трудовому коллективу ОАО «Уралкалий». Что из этого получится? Попадут ли эти акции трудовому коллективу? Никогда. Эти акции будут размещены на российской фондовой бирже и вновь проданы другому капиталисту-собственнику. А класс капиталистов просто посмеется над самим Керимовым. Почему такое произойдет? Потому, что и в России, и во всех остальных странах СНГ без исключения в основе экономики лежат (в той или иной степени) капиталистические общественные отношения, определяющие основу, фундамент экономики, а этот фундамент, в свою очередь, определяет и форму политического устройства в виде буржуазной демократии, демократии в интересах меньшинства, в интересах класса капиталистов. А буржуазная демократия выражается ни чем иным, кроме диктатуры буржуазии, диктатуры капиталистов-собственников над всеми остальными классами и общественными слоями населения. Поэтому вопрос состоит не в том, чтобы отдельные капиталисты отказались от своего привилегированного положения, это ни к чему привести не может. Вопрос состоит в том, чтобы весь класс капиталистов-собственников не мог эксплуатировать людей наемного труда, чтобы эксплуатация труда капиталом в принципе была невозможной. А решить этот вопрос в рамках буржуазной демократии невозможно. Решить этот вопрос можно только в рамках пролетарской демократии, демократии в интересах большинства, в интересах построения более прогрессивного строя – социализма. А степень насилия при диктатуре пролетариата (о чем так беспокоится класс капиталистов) зависит не столько от самого пролетариата, сколько от степени сопротивления класса эксплуататоров коренному переустройству общества.

Так кто же оказался прав? Маркс, Энгельс и Ленин или К.Каутский и его сторонники? Если бы оказался прав Каутский, то сегодня не было бы ни диктатуры пролетариата, ни диктатуры буржуазии, а была бы «всемирная демократия над классами»; не было бы ни эксплуататоров, ни эксплуатируемых, а сами трудящиеся определяли бы свою судьбу; не было бы войн, насилия и террора. Увы, всего этого не произошло и не могло произойти в условиях буржуазной демократии, а идеи Каутского оказались всего лишь фантазией, иллюзией, в основе которых – идеалистическое понимание хода истории. А ведь Карл Каутский не всегда был идеалистом, в своих более ранних произведениях он был сторонником материализма и марксизма. К примеру, в своей работе «Путь к власти» Каутский писал: «Раз пролетариат представляет собой единственный революционный класс нации, то отсюда следует, что всякое крушение современного строя, будь оно морального, финансового или военного характера, означает собой банкротство всех буржуазных партий, которые за все это ответственны, и что единственный выход из создавшегося тупика – есть установление власти пролетариата». А что такое власть пролетариата? Может ли быть установлена власть пролетариата без диктатуры пролетариата? Нет, не может, потому что любая власть может быть властью только с использованием государственного аппарата, являющегося инструментом «насилия» в интересах господствующего класса. Поэтому задача и состоит в том, чтобы пролетариат вновь подчинил себе государственный аппарат и провел идеи социализма в жизнь.

Если в чем-то и прав Каутский, то только в одном – для установления диктатуры пролетариата необходимо самому пролетариату: во-первых, составлять большинство нации; во-вторых, достигнуть в условиях «буржуазной демократии» достаточной зрелости и цивилизованности. Если вести речь о России 1917 года, то необходимо отметить, что большинство населения тогда составляло крестьянство (более 70%). Поэтому диктатура пролетариата в Советской России приняла свою специфическую форму в виде диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства, именно поэтому зарождение нового социалистического строя сопровождалось в то время очень жестким противостоянием класса эксплуататоров и класса эксплуатируемых. Уровень сознательности и уровень культуры рабочего класса и беднейшего крестьянства оставляли желать лучшего (грамотность населения России составляла в 1914 году всего лишь 27%). При этом не стоит забывать, что крестьяне и рабочие в царской России были самыми бесправными и угнетенными классами. До аграрной реформы 1906-1910 гг. крестьяне могли быть подвержены даже телесным наказаниям, на них не распространялся суд присяжных, помещики считали крестьян своей собственностью. Рабочих и крестьян не мог в то время никто защитить от произвола властей (в начале ХХ века в России не было профессиональных союзов, а рабочий день был одним из самых продолжительных в мире 11-14 часов в сутки). Все это не могло не вызвать сильного озлобления среди низших общественных слоев царской России.

Но сегодня дело обстоит совсем иначе. Пролетарии составляют действительное большинство любой современной нации (я не беру в расчет отдельные африканские государства) и обладают достаточным уровнем сознательности, образования и культуры, чтобы возглавить дело продвижения социализма, которое невозможно без диктатуры пролетариата.

А что касается зарождения социализма внутри капиталистических государств и «мирного его врастания», теории так называемой «конвергенции» и «консенсуса», то здесь можно сказать только одно – когда волк и ягненок ищут консенсус, то они его быстро найдут. Волк съест ягненка и на этом консенсус закончится. Когда Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев, не имея твердых идейных убеждений и живший подсказками наших «заокеанских друзей», попытался найти консенсус между социализмом и капитализмом, то не осталось ни социализма, ни СССР, ни самого Горбачева. Но сам Западный капитал остался очень доволен, поскольку «приобрел» себе дополнительное экономическое пространство, которое ранее принадлежало СССР и странам социалистического лагеря. А расширение рынков для капитализма есть важнейшее условие его существования. Поэтому и здесь теория Каутского потерпела полное фиаско. Именно поэтому В.И.Ленин назвал лидера европейских оппортунистов «ренегатом», отступником от своих прежних марксистских взглядов. Именно поэтому партии левого движения должны бескомпромиссно и решительно вести борьбу против всяких проявлений оппортунизма и ревизионизма. Именно поэтому мы всегда должны помнить слова В.И.Ленина: «Мы можем уступить в чем угодно, но только не в идеологии».

Автор:
Владимир ГРИНКЕВИЧ
Номер газеты:


comments powered by HyperComments

Прочитано: 132 раз(а)
Руководители Центрального Совета СКП-КПСС                                                                                              Все персональные страницы →

Зюганов
Геннадий Андреевич

Председатель
Центрального
Совета СКП-КПСС

Тайсаев
Казбек Куцукович

Первый зам. председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Симоненко
Петр Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Карпенко
Игорь Васильевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Ермалавичюс
Юозас Юозович

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

 

Новиков
Дмитрий Георгиевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Макаров
Игорь Николаевич

Заместитель председателя
Центрального
Совета СКП-КПСС

Хоржан
Олег Олегович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Никитчук
Иван Игнатьевич

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Фененко
Юрий Вячеславович

Секретарь Центрального
Совета СКП-КПСС

Гаписов
Ильгам Исабекович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Волович
Николай Викторович

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Царьков
Евгений Игоревич

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

Костина
Марина Васильевна

Секретарь
Центрального
Совета СКП-КПСС

© 2015. СКП-КПСС

Создание сайта агентство IR MEDIA